radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Остальное – шум

Trost Records: за рамками жанров

Даниил Бурыгин 🔥

Лейбл Trost был основан Константином Дробилом в Вене в начале 90-х. Тогда он преимущественно издавал авант-рок и нойз — местных музыкантов, группировавшихся вокруг клуба Flex. Позже Trost стал совмещать функции лейбла и дистрибутора, пока в 2001 году Дробил не обзавелся собственным музыкальным магазином в Вене Substance. C 2010 года началась переориентация Trost на джаз и свободную импровизацию, знаменовавшаяся выпуском бокс-сета на 5 дисков с материалом фестиваля Music Unlimited под кураторством Петера Брёцмана. В 2011 году создается подразделение лейбла Cien Fuegos, специализирующееся на переиздании фри-джаза и свободной импровизации. С тех пор Trost стал одним из главных современных лейблов импровизационной музыки. С 2013 года Trost совместно с группой The Thing основал лейбл The Thing Records. Константин Дробил не пропускает практически ни одного более-менее крупного европейского фестиваля импровизационной и экспериментальной музыки — всегда можно найти его столик с дисками Trost и дружественных лейблов. Приехал Дробил и на двухдневную резиденцию The Thing, проходящую 28 и 29 ноября в КЦ «ДОМ».

— Trost возник как небольшой кассетный лейбл, издающий локальных музыкантов. Сейчас это один из самых известных лейблов в импровизационной музыке, выпускающий много компакт-дисков и виниловых пластинок каждый год. Считаете ли вы это успехом? Можно ли вообще говорить о независимых лейблах в таких терминах, как «успех»?

Все, конечно, зависит от того, как вы это определяете. Самое ценное для меня — возможность работать с музыкой, встречать интересных людей, путешествовать и заводить друзей по всему миру. Возможно, вы при этом никогда не разбогатеете, зато в каждом уголке мира найдете приветливое лицо, радушный ужин и гостеприимный дом. Я рад, что могу жить за счет любимого дела, быть самому себе боссом, самостоятельно решать, когда и сколько работать.

— Как повлияло на судьбу лейбла решение открыть музыкальный магазин Substance? Что для вас сложнее — вести дела магазина или руководить лейблом?

Сейчас, к счастью, я не слишком погружен в каждодневные вопросы по бизнесу в магазине. У нас отличная команда, которая справляется со всеми делами. Вначале это было большим шагом — до того момента я, считай, все делал в собственной спальне. Потом появился магазин, офис для лейбла… Все стало как-то более серьезным, официальным. Работа по лейблу никогда не может быть такой рутинной, как бизнес по продаже музыки. Постоянно появляются новые музыканты, новые запросы, новые способы дистрибуции, всегда нужно быть начеку. С другой стороны, в магазине приходится много заниматься учетом и офисной работой.

Матс Густафссон, Константин Дробил и Эрвин Керавеч © Trost

Матс Густафссон, Константин Дробил и Эрвин Керавеч © Trost

— По всей видимости, релиз “Long Story Short” оказался ключевым для Trost, именно после него лейбл стал одним из самых важных для международной импровизационной музыки. Не могли бы рассказать, как этот релиз состоялся?

Long Story Short (TR 112, 2013)

Long Story Short (TR 112, 2013)

Еще до фестиваля меня заинтересовали фри-джазовые альбомы, которые тогда выпускались на Atavistic. До недавнего времени важной составляющей в экономике Trost была официальная дистрибуции международных лейблов в Австрии. Мы были большими фанатами Touch & Go и у них получили «Unheard Music Series» с Брёцманом, Макфи, Сан Ра и другими. Через фестивальных знакомых я связался с Брё, ему понравилась идея переиздания, он мне доверился (несмотря на большое количество людей, постоянно предлагающих проекты, которые никогда не воплощаются), и все сработало идеально. Далее решение задокументировать фестиваль показалось очевидным. Это быстро поставило Trost на карту музыкантов и фанатов джаза и импровизационной музыки.

— Каковы, на ваш взгляд, отношения двух разных ипостасей или периодов лейбла — когда вы выпускали авант-рок в 90-е и 2000-е и сегодняшнего состояния Trost? Видите ли вы преемственность?

Для меня разница не такая большая. Trost всегда выходил за музыкальные границы. Это музыка, которая влияет на меня и волнует меня в той или иной степени — от панка и хардкора до фри-джаза в последнее время. Мне кажется, эти фри-джазовые старики сегодня намного более радикальны, автономны и политичны, чем то, что принято называть панком. И я это ценю.

— Вы уже успели переиздать много классики фри-джаза и свободной импровизации на суб-лейбле Cien Fuegos. У вас есть какая-то кураторская стратегия в выборе материла или все зависит от личного вкуса?

Mottomo Otomo (TR 076, 2000)

Mottomo Otomo (TR 076, 2000)

По большей части, это личный вкус, но, конечно, с учетом желаний и предложений музыкантов. К примеру, трио Брё с Миллером и Мохоло я до этого не знал, а Брё как раз предложил: это то, что надо выпускать в первую очередь!

— Один из ваших самых известных релизов — одновременно один из самых нестандартных для Trost. Он пришелся на стык двух десятилетий и даже эпох — я имею в виду «Mottomo Otomo», вышедший в 2000 году. Это компиляция с фестиваля Music Unlimited под кураторством Отомо Йошихиде, событие переломное для экспериментальной музыки последних десятилетий (лейбл Erstwhile, если не ошибаюсь, начался именно с него). Однако позже вы эту историю не продолжили, как это сделали многие другие лейблы в те годы. Вас эта область тогда не заинтересовала?

Я открыт для многих полей импровизационной и экспериментальной музыки, но я никогда не хотел посвящать лейбл только одному жанру. И мне периодически нужны такие релизы, которые вы не можете слушать без того, чтобы начать прыгать и трясти головой, ха-ха.

— Вот мы и логически подошли к следующему вопросу. Как началось ваше сотрудничество с The Thing?

Мы уже, конечно, имели контакт через релиз с Брё и магазин. Когда они приехали в Вену, мы встречались чаще, стали друзьями, решили вместе работать. Много проектов уже позади и много еще только готовится… Когда они решили основать собственный лейбл, стало логичным объединить усилия.

Кейдзи Хайно и Merzbow в магазине Substance © Trost

Кейдзи Хайно и Merzbow в магазине Substance © Trost

— Не так давно объявили о своем роспуске Valina — важная группа для вашего лейбла еще с 90-х. Что вы думаете в связи с этим?

Это жизнь, люди и их представления о жизни меняются со временем. Я рад осознавать, что мы стали друзьями на всю жизнь. Естественно, мы продолжаем видеться, а они продолжают интересоваться деятельностью Trost.

— Как вы себе представляете будущее лейбла? Есть ли цели, которые вы перед собой ставите в данный момент?

Garage (LP, TTR004, 2015)

Garage (LP, TTR004, 2015)

Учитывая, что я довольно старомоден в том, как я слушаю музыку, надеюсь, мы продолжим выпускать хороший материал на виниле. Недавно мы открыли издательство, которое я планирую расширять. Я считаю, важно больше узнавать о правах и обязанностях лейблов и музыкантов в условиях современного медийного общества. Есть много неизведанных областей. Еще надеюсь повстречать на своем пути больше новой музыки и музыкантов, ценить жизнь и любовь к музыке! А что касается цели, над которой я упорно работаю, при том что многое еще предстоит сделать: создать надежную и преданную сеть дистрибуции по всему миру для поддержки наших релизов.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author