Алла Горбунова. Стихи Егору

Денис Ларионов
14:48, 22 мая 20181909
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию


A LAND OF MILK AND HONEY


1

(младенческий мир)

в младенческом мире
молочные реки
кисельные берега

неисчерпаемое,
сказочное изобилие

течёт река
материнского молока
материнская грудь –
кисельные берега

старые детские сказки
говорят о младенческом мире:

солнце
птицы
несметные сокровища

там никто не знает, что значит голод
еда никогда не кончается
еда никогда не кончается

это –
a land of milk and honey, дружок
a land of milk and honey


2

(мать идёт за ребёнком)

деток
посылает Бог
но их до поры
держат чудовища в подземном мире утробы

за ребёнком приходит мать
она идёт на ту сторону
она мочит чудовищ, как Джеки Чан и Брюс Ли
она хватает ребёнка и уносит его на свет
чудовища бегут вслед
но нет силы сильнее силы материнской любви

мать сильней всех чудовищ
но если матери не хватило любви –
чудовища будут всегда

они будут вылезать из–под кровати,
прятаться в шкафу,
выглядывать из–за шторы
когда тебе двадцать, сорок, семьдесят лет


3

(весенний град)

течёт молочная река в кисельных берегах
— молочная река, кисельные берега,
куда гуси-лебеди полетели?

никто не рождается, чтобы умереть
все рождаются, чтобы жить вечно
в стране мёда и молока

солнце
птицы
несметные сокровища

сын мой
весенний град
Егор


СОН МЛАДЕНЦА

Хрр
Пшшш
Где кончается сон?
Где начинается реальность?
Тысячи лет во сне

Мелькает синее
Скользит золотое
Тёплое вкусное любимое в ротике
Нежность
Нежность
У-у-у
О-о-о

Тысячи лет во сне
Свободные от бодрствования
От его экспансии
От экспансии сознания
Экспансии языка
Вне кода
Вне мира
В Стране Чудес
Взрослые тщетно ищут эту Страну Чудес
Для этого надо хакнуть мозг
Мало кто умеет

Раньше люди жили во сне
Неотличимом от бодрствования
Подобно сну младенцев
Чего они только ни видели в этом сне
Во времени сновидений
Чудесные превращения
Ничто себе не тождественно
Ничто не определённо
Всё вместе

[Это было круто, да-да, это было круто]

Они видели богов и героев
Герои были отважны, но приносили
Частички сознания в первородный сон
Они разрушали ткань вечности
Единство сна и реальности
Они ещё были сновидцами
Но невольно
Убивали богов

[Это было круто, да-да, это было круто]

Целостный мир
Младенческий мир
Медленно
Постепенно
Разрушался
Его разъедало сознание
Странная болезнь
Которая завелась в этой ослепительной обречённой целостности
Вспышки
Проблески
Кто? Кто? Кто?
И тогда всё распалось на сон и явь
Люди начали бодрствовать

Тысячи лет во сне
В твоих генах — тысячи лет во сне
Тело матери
Долгое-долгое путешествие
Перцептивный хаос
Блаженство
Всемогущество
Колыбель Бога
Кто видит сон?
Кто проснулся?
Кто? Кто? Кто?
Никто не отвечает: Я
Когда ответит –
Прощай, Страна Чудес
Прощай, бессмертная мама
Прощай
Прощай

Нет синтаксиса
Нет решётки
Нет смерти

Грудь
Вот что есть
Абсолютная грудь
Тихое
Тёмное
Ф-ф-ф
Звук
Свет
У-а
У-а


свет ночника шум дождя
сияют обои ты спишь
я сторожу твой сон
а вокруг летают миры
хочется перескочить
выключить свет заснуть
убежать от шума дождя
от стука сердца:

по-детски светит ночник
и дождь по-детски шумит
я сторожу твой сон
и ты — грудное дитя
по-детски летают миры
по-детски сияет весна
и я по-детски люблю
и по-матерински люблю

сколько намыло пыльцы
черёмухи у парадной
сколько слёз упало светясь
в шум дождя
с детских/старческих щёк
и я — грудное дитя
а тебя нет ещё
хотя ты был всегда
дедушка мой обратный

возлюбленный, с которым
мы ныряли
в кружащиеся миры
я сторожу твой сон
я думаю: когда же захлопнется
этот момент «теперь» -
черёмуховое окно
мне больно в него смотреть
мне не вместить
такое большое лето

СВЕТ ЦЕЛУЕТ ЕГО

свет
целует его

свет иной
не-физический
неопороченный желтизной

тень от листвы
тень козырька коляски
с ним играет в пятнашки-пятнышки

вдруг
спящий улыбнулся --

поцелуй света
попал в уголок улыбки!


ЗВЕЗДОПАД

из чего
сделан свет
падающей звезды?

-- из тени белизны

из чего
сделана тень
колышущейся листвы?

-- из света темноты

блюдечко на крыльце
сад в цветочной пыльце
и тень белизны, и свет темноты

падают звёзды в кусты

УХОДИТ ДЕНЬ

Уходит день,
вырванный зубами у тьмы,
купленный столь дорогой ценой.
Он не придёт больше,
его дождь,
его облачные блески,
белое небо над дачным садом,
уходит
ещё один из череды дней,
хранящих память о том, как это было:
первый свет над водой;
день первый.

Бессмысленный день
Депрессивный день
Однообразный день
Скучный день
Ещё один прожитый день
Просто один день из череды будней
Кто-то умер
Кто-то родился
Кто-то сошёл с ума
Кто-то любил, творил, жил
Он уходит

День уходит.
Вырванный зубами у первородной тьмы,
просто, чтобы побыть,
он уходит.
Свет в глазах человека,
отвоёванный у первородной тьмы,
купленный столь дорогой ценой,
его день,
он уходит.

Разум,
отвоёванный у безумия,
жизнь,
зубами вырванная у смерти,
они уходят.
Любовь,
царящая в свете разума,
кровью выкупленная у смерти,
утекает назад в первородную тьму.
Бог,
выгрызенный зубами у невозможности Бога,
он уходит.
Айсберг нейронных звёзд
погружается в тёмное травяное море забвения.
Огромный конгломерат
сияющих точек, переливающиеся
тропинки, прочерченные
между вспыхивающими и гаснущими звёздами;
сон; смерть.

Бабушка носит внука
вдоль дороги, забора, берёз.
Внук смотрит, словно запоминая всё, что он видит.
Этот день больше не придёт.
Сколь бережен мир,
отвоёванный в вечно проигрываемой войне,
выкупленный столь дорогой ценой.
Младенец рассматривает его,
запоминает, чтобы и ему
нести свою вахту
чередой своих дней;
год первый.

ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА В ДЕТСКОМ САДУ РАССКАЗЫВАЕТ ДЕТЯМ О СУЩЕСТВОВАНИИ СМЕРТИ


Воспитательница
в детском саду
рассказывает построившимся во дворике
на линейку детям
о существовании смерти,
показывая на маленькую
серую птичку.

Вот птичка.
Она вьёт гнездо,
откладывает яйца,
высиживает птенцов.
Она громко поёт весной
и летает по небу.
Она улетает на зиму
в тёплые страны.
Она возвращается
вместе с весенним солнцем.
Она чувствует тягу любви
и поёт, привлекая пару.
Её грудь полна блаженства.
Она кормит птенцов,
она учит птенцов летать.

Потом она умирает,
лежит окоченевшая
на спине
и не чувствует ничего.
Она больше не будет петь,
не раскроет крыльев,
подставляя их ветру,
не видит деревьев и солнца.

Можно положить её в ямку,
накрыть листиками и веточками,
постоять немного рядом, молча.

Дети смотрят
на воспитательницу
огромными удивлёнными
глазами
с длинными детскими ресницами.
Цвет их кожи — молочно-розовый.
Пухлые ротики, чуть
приоткрытые от удивления,
ещё помнят вкус
материнского молочка.

Кто-то из них через пять минут
забудет,
отвлечётся игрой в игрушки.

Кто-то не понял,
он чувствует недоумение,
замешательство,
как в тех случаях,
когда взрослые говорят
странные вещи,
которые в силу возраста
он понять не может.

Кто-то понял всё, сразу,
и будет чувствовать
до конца жизни
охвативший его
в тот момент
ужас.

***

раньше памяти приходит любовь
так младенец
уже любит склонившуюся над кроваткой булю
смотрит на неё с любовью, улыбается ей
но ещё не способен ее запомнить
если она уедет
так любим мы тех, кого никогда не вспомним
края откуда мы родом
любим, не зная своей любви
потом память приходит
собирает следы
в камни и книги
и ты начинаешь помнить
о том, что ты любишь
о тех, кого любишь
а до этого просто -
любишь без памяти


ГДЕ СПАЛ РЕБЁНОК

спал ребёнок
в пустыне
за кактусом сагуаро

спал ребёнок
в озере Гуатавита
в стране Эльдорадо

спал ребёнок
в высокой траве
Эдемского сада

спал ребёнок
в корзинке
плывущей по Нилу

спал ребёнок
на окраине
бывшего Ленинграда
но ему то же самое снилось
как если бы спал он за кактусом сагуаро
в озере Гуатавита
в травах Эдемского сада
в корзинке, плывущей по Нилу

***

в облачной башне

на 25-м этаже
в окно видна промзона, лесок, деревня

раньше на месте высоток
стояли сельские дома
их снесли

но прямо за нашим домом
за кольцом маршруток
осталась старая Салтыковка

там проходит линия
между двадцатипятиэтажками и посёлком

в посёлке есть старая церковь, погост
икона, на которой улыбается Христос
и добрая беззубая продавщица в церковной лавке

есть церковный пруд
грязная разбитая тропа вдоль железной дороги

мне много снилось такое пространство
смыкание города и сельского захолустья
деревни и новостроек многоэтажки
в карельском лесу на даче

с высоты облачной башни видно прошлое
его невозвратность
возвращение домой
в юность в детство

дверь в квартиру бабушки с дедушкой
тусовка на Чёрной речке
необходимость вернуться не позже десяти (или девяти?)

запахи, звуки утраченного
жизненного мира
той квартиры, где бабушки с дедушкой больше нет
как будто они меня ждут там
а я почему-то в другом городе, другой жизни

«возвращайся в Питер, там снова ты встретишь Меня»
«возвращайся в Галилею, там снова ты встретишь Меня»
в юность свою возвращайся
в своё открытое сердце

бабушка с дедушкой всегда беспокоились обо мне
хорошо мне вчера улыбались иконы
вот бы снова дедушка жил во плоти
вот бы бабушка снова жила
пусть будет это однажды
как будто по-другому
и быть не может

дни без них защёлкали как орешки
без счёта
вот три дня, а вот сороковины, а вот мы со счёта сбились
и все мы в этом равны
и дедушка, и я, и Христос улыбчивый на иконе

пусть солнце будет новое
и всё вернётся
если долго идти по реке против времени мира
по колено в облаках
сына баюкая на руках

Мам-ма сказал Иисус
Мам-ма мам-ма
Ы-ы-ы агу агу
Все тянул в рот
Ножками дрыгал
Иисусик агусик
Хотел любви мамы
А когда плакал
Это были колики

Мам-ма сказал Гитлер
Мам-ма мам-ма
Ба ба дя дя
Гулил радовался
Когда пополз
Адольфик агусик
Хотел любви мамы
А когда плакал
Это резались зубки

Некоторые ангелы
Которых изображают младенцами
Они и на самом деле младенцы
Огромные сияющие шары любви
С сознанием младенцев
На маленьком небе ближайшем к Богу
Только любовь погремушки и сися
Это самые могущественные ангелы
Вся детская любовь и ярость
Ну, а на земле
Детки вырастают
Когда в ангела когда в зверя
Но как хотели они тогда
Когда были шарами ярости и любви
И те, и другие
Чтобы мама любила их


***

ребёнок — это вселенная
после большого взрыва
он расширяется
с каждым днём он всё больше и больше
он состоит
из юного яростного вещества
он горячий текучий
ветвятся
в нём причудливые миры

он только что начал расширяться
но он уже стар
по сравнению со временем
когда он был клеточкой, эмбрионом
поныне сладкими
морскими водорослями
для него пахнет материнская грудь

малыш, тебе миллиарды лет
ты совсем маленький
звонко весело ты смеёшься
скоро ты поползёшь
не разучись дышать под водой
не забудь свои жабры
когда у тебя под лопатками
раскроются крылья

Добавить в закладки