Хроники американских выборов. Айова. Преддверие Нью-Гемпшира

Дмитрий Ахтырский
14:41, 10 февраля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

6 февраля.

КОКУС В АЙОВЕ: ПРЕДЫСТОРИЯ И ТЕКУЩАЯ ДИСПОЗИЦИЯ

Основной формальный итог Айовы — итогов к утру четверга до сих пор нет, хотя кокус проводился в понедельник. Как остроумно заметил Кевин Кэшман, если бы подобная задержка произошла в стране типа Боливии, Соединенные Штаты давно бы вмешались в ход процесса, объявив его недемократическим — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Объявленная причина задержки — технические проблемы, связанные с использованием специально разработанного мобильного приложения, которые местные избирательные комиссии должны были использовать для отправки данных. Фирма-разработчик имеет говорящее название Shadow — реальность Салтыкова-Щедрина и Пелевина. Имеется много любопытной информации, кто имел отношение к разработке этого приложения и его внедрению — но об этом я сейчас распространяться не буду.

Одно из основных понятий американских праймериз — «моментум» («импульс»). Объявление итогов первых праймериз (кокуса в Айове) дает победителю мощнейший импульс. Кандидаты, побеждавшие в первых двух штатах (второй — Нью-Гемпшир), как показывает практика, практически всегда получают номинацию от своей партии. Кроме того, успешно выступившие в Айове получают мощный приток пожертвований от доноров своей кампании.

Отсутствие официальных результатов привело к тому, что СМИ не объявили победителя. Моментум оказался смазан. Те, кто по неполным неофициальным данным могли рассчитывать на победу, не получили своего приза. А те, кто, возможно, провалился — получили возможность как бы не заметить (или почти не заметить) своего поражения.

Так или иначе, основным неудачником Айовы явно оказался Джо Байден — которого мейнстримные СМИ последние полгода представляли безоговорочным фаворитом в борьбе за номинацию от Демократической партии. Крайне слабое выступление Байдена на теледебатах и, вероятно, плохо организованная кампания привели к резкому падению ставленника истеблишмента партии в опросах. К 3 февраля, дню айовского кокуса, Байден в Айове на несколько процентов отставал от Сандерса. В опросах же, касавшихся того, кто получит номинацию и будет в финале бороться с Трампом, Сандерс вплотную приблизился к Байдену — а по некоторым опросам, даже обогнал его (хотя преимущество это было в пределах статистической погрешности).

Элита Демократической партии явно оказалась в замешательстве, граничащем с истерикой. Мейнстримные СМИ, связанные с верхушкой демократов, обрушили на читателей и зрителей лавину экспертных мнений, согласно которым Сандерс не может выиграть у Трампа, поскольку его т.н. «социализм» будет отвергнут умеренным и колеблющимся избирателем — а потому те, кто не желает второго срока Трампа, должен голосовать за кого угодно, только не за вермонтского сенатора.

Вступление в гонку за номинацию мультимиллиардера Майкла Блумберга задолго до обвала Байдена в опросах стало свидетельством понимания элитой слабости последнего как кандидата.

Неожиданным поворотом сюжета стал раскол «союза прогрессивных сил» — Сандерса и Элизабет Уоррен. На последних дебатах Уоррен неожиданно начала атаку против Сандерса, используя гендерную тему. Якобы, Сандерс два года назад в частной беседе сказал ей, что женщина в 2020 году не сможет стать президентом США. Сандерс опроверг ее слова. Позиция Сандерса по гендерному вопросу никогда не ставилась под сомнение — нет ни одного публичного выступления Сандерса, в котором бы он сомневался в возможности женщины стать американским президентом — как на грядущих выборах, так и на предыдущих. Кроме того, в области фактчекинга Сандерс является безусловным лидером. Не будучи номинальным членом Демократической партии, он со времен предыдущей кампании многими считался ее совестью.

Результатом этой атаки стал рост показателей Сандерса в опросах — Уоррен же, напротив, несколько сдала свои позиции, хотя ранее шла с Сандерсом вровень или даже его опережала.

Наконец, против Сандерса дважды — и крайне резко — высказалась неудачница прежних выборов Хиллари Клинтон, чье влияние на руководство демпартии, судя по всему, остается колоссальным. Абсурдность ее обвинений («Сандерса никто не любит, никто не хочет с ним работать») произвела обратный эффект. Популярность Сандерса в опросах выросла на несколько процентных пунктов.

Наконец, в Айове весьма эффективную и агрессивную кампанию провел 38-летний Пит Буттиджич, сделавший на Айову основную ставку. Успех в этом штате мог придать тот самый импульс его компании — и был, пожалуй, единственным его шансом вступить в реальную борьбу за номинацию.

И вот Айова позади. И, хотя официальных результатов все еще нет — и мы не знаем, сколько делегатов отправит каждый кандидат на итоговую демократическую конвенцию — подсчитаны голоса уже то ли на 96, то ли 97 процентах мест избирательных собраний.

Основных итога — три.

О первом я уже говорил — это, с одной стороны, неожиданный, а с другой — вполне ожидаемый — провал бывшего вице-президента Джо Байдена. Он, скорее всего, получает в Айове только 4-е место с примерно 15-16% голосов. Мало того, из–за особенностей правил кокуса Байден может вообще не получить делегатов на конвенцию. Такой результат практически для любого кандидата означал бы выбывание из гонки. Но у Байдена колоссальные организационные ресурсы, связанные с его статусом фаворита истеблишмента. До сих пор считается, что он сможет компенсировать все свои потери за счет популярности среди избирателей-демократов в южных штатах — поскольку его имя там связывается с первым черным президентом Обамой, при котором Байден был вице-президентом.

Однако даже в первом из таких штатов — Южной Каролине — разрыв между Байденом и Сандерсом, согласно опросам, стремительно сокращается — и, по некоторым опросам, составляет 5%. В Нью-Гемпшире же Сандерс опережает Байдена, по некоторым опросам, на 15-19%. В Неваде же Сандерс догнал Байдена — и мы ждем новых опросов из Невады и Южной Каролины, которые покажут, какой эффект произвело сокрушительное поражение Байдена в Айове.

Опросы же по Нью-Гемпширу показывают резкую отрицательную динамику в отношении Байдена после неудачи в Айове — лишь один из четырех опросов дал ему 15%, остальные же дают 12-13%.

Общенациональные опросы после Айовы пока не дали свидетельств о падении Байдена. Однако бывший букмекерский сайт FiveThreeEight, который многие рассматривают как наиболее надежный показатель, резко понизил позиции Байдена. Если еще позавчера сайт давал ему вероятность победы в праймериз два из пяти, то теперь она снизилась до одного из пяти. Этот же сайт в результате резко повысил Сандерса, который поменялся с Байденом местами.

Сандерс становится фаворитом в результате неудачи Байдена — это второй важный результат Айовы. И это несмотря на то, что, возможно, Айову Сандерсу выиграть не удалось. Нью-Гемпшир, где 11 февраля пройдут следующие праймериз, могут дать Сандерсу ощутимое преимущество, а Байдена поставить в еще более тяжелое положение.

Третий важный результат — фантастический успех (а, возможно, и победа по количеству полученных делегатов) Пита Буттиджича. Разрыв между Буттиджичем и Сандерсом резко сократился — и составляет 0.1%. Буттиджич лидирует с преимуществом в два участка.

Однако следует обратить внимание не только на количество полученных делегатов, но и на общее количество полученных на айовских кокусах голосов избирателей. По этому показателю Сандерс обгоняет Буттиджича на несколько процентов. По делегатам Буттиджич имеет преимущество благодаря неравновесной системе, по которой участки с меньшим количеством голосов имеют тот же вес, что и участки с бОльшим их количеством.

UPDATE

Image

7 февраля

Сайт FiveThirtyEight.com, который с некоторых пор стал едва ли не самым авторитетным источником прогнозов и в политической сфере, вновь поменял свои предсказания после дополнительного анализа голосования в Айове на кокусе тамошнего отделения Демократической партии США. Уже после первичного анализа Сандерс обогнал Байдена. "538" давал Сандерсу 2 из 5, Байдену — 1 из 5. Теперь же у Сандерса — 1 к 2, у Байдена же осталось 1 к 5. Причем Байден остался на третьем месте, на второе же вышел Капитан Неопределенность — 1 к 4. Уоррен — 1 к 20. Буттиджичу же возможная победа в Айове не добавила серьезного прогресса — поскольку неочевидно, как он собирается завоевывать голоса в штатах с разнородным населением (при этом следует учитывать, что он бросил колоссальные ресурсы на Айову — и неясно, хватит ли ему этих ресурсов на всю гонку).

Прогнозы же "538" по праймериз в отдельных штатах впечатляют еще больше. Вопреки самым свежим опросам, Байден проигрывает не только Нью-Гемпшир, но и Неваду — и даже казавшуюся его незыблемым оплотом Южную Каролину (Невада в календаре идет третьей, ЮК — четвертой). Далее идет супервторник 3 марта. Основным призом там является Калифорния. "538" дает в Калифорнии Сандерсу 2 к 3, Байдену — 1 к 6. По этому прогнозу, Сандерсу отойдет 202 делегата от штата (на итоговую партийную конвенцию), а Байдену — всего 86 (Уоррен — 52, Буттиджичу- 39). Второй крупный приз Супервторника — Техас. Фантастика, но по прогнозу "538" Сандерс выиграет Техас с вероятностью 1 к 2, Байден — 3 к 10. Сандерсу уйдет 94 делегата, Байдену — 60.

Посмотрим остальные штаты.

Алабама. Цитадель Байдена — была. Сандерс догоняет и даже перегоняет Байдена. Вероятность победы первого — 41%, второго — 39%. Делегаты — 18 и 17 соответственно.

Аляска. Сандерс (далее — С) — 56% и 6 делегатов (далее — д.), Байден (далее — Б) — 24% и 3 д.
Самоа — 52% © и 34% (Б).
Аризона — 58%, 31 д. ©, 22%, 15 д. (Б).
Арканзас — 54% © и 24% (Б).
Колорадо. 61%, 31 д. ©, 20%, 14 д. (Б).

Равенство имеем в Делавэре, где Сандерс догнал Байдена.

Фантастическое положение, согласно "538", во Флориде, еще одной мощной байденовской цитадели. 51%, 91 д. ©, 32%, 64 д. (Б).

В Иллинойсе Сандерс обогнал Байдена и имеет двойное превосходство. То же в Индиане, Канзасе, Кентукки, Луизиане (!), Мичигане, Миннесоте. Огайо, Висконсин.

Нью-Йорк — 52%, 114 д. ©, 25%, 66 д. (Б).

В остальных штатах преимущество Сандерса либо более, чем двойное, либо менее, но все равно преимущество.

Таким образом, Байден по прогнозам "538", если выигрывает, то только один штат — Делавэр.

Все остальные штаты выигрывает Сандерс. Включая весь юг, который на прошлых выборах был «великим черным файеруоллом» для Клинтон.

А теперь — внимание! — прогноз "538" по делегатам на решающую конвенцию.

Сандерс — 1739
Байден — 983
Буттиджич — 419
Уоррен — 414
Блумберг — 343

Для номинации необходимо собрать 1990 голосов делегатов. Если к Сандерсу в итоге перейдет часть голосов других кандидатов (прежде всего, Уоррен), то никаких «суперделегатов» кандидату от партийной элиты может не хватить для победы.

Разумеется, все эти прогнозы могут измениться — как изменились они (причем самым резким образом) после голосования в Айове. Например, в соревнование еще не вступил Майкл Блумберг.

Однако, так или иначе, на данный момент, согласно "538", Сандерс является безусловном фаворитом гонки с огромным преимуществом. И если это гипотетическое преимущество воплотится в жизнь, то попытка тем или иным способом лишить Сандерса номинации вызовет грандиозный скандал. И если такая попытка увенчается успехом, то у такого скандального кандидата будет очень мало шансов на победу над Трампом, если они будут вообще.

9 февраля

ОСВЕЩЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ АЙОВЫ В МЕЙНСТРИМНЫХ СМИ

После победы Трампа на президентских выборах 2016 года в мейнстримной неолиберальной прессе было произнесено огромное количество слов относительно несправедливости избирательной системы США, позволяющей кандидату, набравшему меньшее число голосов избирателей, стать президентом страны. Такова коллегия выборщиков — результатом этой системы оказывается, что голос человека из малонаселенных штатов весит больше, чем голос человека из больших по численности населения штатов.

Однако вот мы имеем результаты голосования в Айове на кокусе Демпартии. По числу голосов избирателей в Айове достаточно уверенно победил Берни Сандерс с отрывом более чем в 6 тысяч голосов. Однако существующая в Айове система дает возможность объявить победителем Пита Буттиджича (хотя официально победитель все еще не объявлен).

Структурно эта ситуация полностью аналогична финальному голосованию в 2016 году. Претендент, имеющий большинство голосов, может не оказаться победителем. Однако где же возмущение несправедливостью системы? Где предложения поменять систему так, чтобы все голоса избирателей — из любых избирательных округов Айовы — были бы действительно равны?

Такое возмущение исходит только из далеких от мейнстрима изданий, поддерживающих Сандерса. Остальные же обсуждают «сенсационный результат» Буттиджича и сетуют на хаотичность процесса подсчета голосов и на сбои в сложных вычислениях.

Несвязность и проблемы с логикой выстраивания антисандерсовской аргументации (об этих проблемах я постараюсь написать отдельно), однако, могут иметь скрытую причину, о которой мейнстримные издания по понятным причинам не могут говорить открыто.

Такой причиной может быть страх элиты Демократической партии утратить над партией контроль в результате возможной победы Сандерса над Трампом. В результате такой победы партия может быть переформатирована так, что в Демократический национальный комитет войдут сторонники Сандерса и получат там большинство.

Это конечно, всего лишь предположение — я не могу «читать в душах» представителей истеблишмента — но могу допустить, что для некоторых из них перспектива победы Трампа выглядит предпочтительнее победы Сандерса, поскольку в случае победы Трампа они, хотя и останутся в опппозиции, но не выпадут из политикума США как такового (что более чем вероятно в случае победы Сандерса).

Так или иначе, возможная номинация Сандерса поставит Демократическую партию перед важнейшей развилкой, перед выбором дальнейшего пути развития. Если Сандерс проиграет Трампу, то вся вина за поражение будет возложена на «леваков-радикалов» — хотя поражение Клинтон было мейнстримными СМИ и аналитиками объяснено внешними причинами («российским вмешательством»), но никак не катастрофическим провалом тех самых респектабельных «умеренных». Если же Сандерс станет президентом, партия, по сути, станет тем, чем и должна была бы быть — партией социал-демократического типа.

Напоследок отмечу, что двухпартийная система зашла в тот тупик, который предсказывался еще некоторыми «отцами-основателями» предупреждавшими о нежелательности возникновения таких организаций как «политические партии». Желательным вектором американского политического институционального процесса мне видится уход от модели суперпрезидентской республики в сторону республики парламентской — и, если уж говорить о партиях, то увеличение числа партий, способных бороться за формирование мощных парламентских фракций и выдвигать кандидатов в президенты (премьеры), имеющих реальные шансы на победу.

10 февраля.

В ОЖИДАНИИ НЬЮ-ГЕМПШИРА

К настоящему моменту в борьбе за номинацию Демпартии сформировалось две основные интриги.

Интрига первая.

Как поступит Элизабет Уоррен, если покажет в НГ неважные результаты (третье или четвертое место), и не улучшит свои показатели ни в Неваде, ни в Южной Каролине, ни даже в Супервторник — сейчас аналитики сайта FiveThirtyEight.com даже в ее родном Массачусетсе дают первое место не ей, а Берни Сандерсу.

Продолжит ли в этом случае Уоррен кампанию или будет вынуждена свернуть ее из–за недостатка средств? Так или иначе, дойдет ли Уоррен до итоговой демократической конвенции не на первом месте или сойдет с дистанции раньше — кого из тех, кто ее опередил, она поддержит?

Вопрос неоднозначный. Ранее считалось, что Уоррен и Сандерс выступают едва ли не единой связкой — и если один оказывается впереди, второй отдает ему свою поддержку. Однако после памятного конфликта на предайовских дебатах Уоррен резко сдвинула свою позицию в центр, играя на поле слабеющего Байдена.

Сдвижение позиций (на американском политическом жаргоне — флипфлоппинг) всегда выглядит подозрительно для внимательного наблюдателя, стоящего на определенных позициях — в первую очередь, позициях этических. К сдвигающемуся возникают вопросы. Есть три варианта — либо его позиция сущностным образом поменялась прямо в ходе кампании, либо он выступает или выступал ранее в кампании в качестве спойлера.

Уоррен действительно изменила некоторые свои позиции? Решила ли она, оставаясь прогрессистом, поиграть на поле умеренных, в условиях возникших среди центристов хаоса и сумятицы? Или она с самого начала выступала спойлером Сандерса?

Сомнительно, чтобы дрейф Уоррен в центр мог сильно прибавить ей голосов. Ее, конечно, может поддержать часть истеблишмента (как это уже сделало издание The New York Times), но как ей удастся увлечь еще не потерявших надежды сторонников Байдена и набирающего популярность Буттиджича («мэра Пита»)? Второе представляется на данный момент в принципе невозможным. Убедить же сторонников Байдена будет непросто — они, несмотря на неспособность части избирателей анализировать более-менее длительные цепочки событий, все же будут помнить о том, что она была ближайшим союзником Сандерса. А если забудут — то им об этом напомнят другие кандидаты, бьющиеся за наследство Байдена — Буттиджич и Клобучар.

Итак, остается ли Уоррен принципиальной союзницей Сандерса? Были ли ее действия и смещения просто элементами тактической игры? Если верен этот вариант, то в результате позиции Сандерса могут быть существенным образом усилены за счет возможного результата, которого Уоррен достигнет среди центристов — хотя я не уверен, что этот результат может быть впечатляющ.

Если же Уоррен входит в стратегический союз с центристским истеблишментом, то всем сторонникам прогрессивного крыла демократов и независимых следует глубоко задуматься, прежде чем отдавать за нее свой голос.

Проблема в том, что ответа на эти вопросы мы в ближайшее время не получим. Выдвигая лозунг «объединения партии», Уоррен, скорее всего, не будет давать никаких относительно ясно читаемых сигналов, какой вариант в конце концов она выберет (если, конечно, ей уже известно, какое решение она примет).

Интрига вторая.

Естественно, она тесно связана с первой.

Эту интригу вызвал едва ли не катастрофический результат Байдена в Айове и резкое падение его позиций во всех проходящих опросах — касающихся, во всяком случае, Нью-Гемпшира. Впрочем, его позиции как фаворита борьбы за номинацию тоже пошатнулись — сайт "5-38" сбросил вероятность номинирования Байдена от 2 к 5 до 1 к 5.

В результате на фланге «умеренных» возник вакуум — который тут же попытались заполнить не только Буттиджич и Клобучар, но и, как говорилось выше, Уоррен. В итоге за правое крыло бьются сразу четыре кандидата, и ни один из них пока не потерял шансов одолеть других. Все они имеют как сильные, так и слабые стороны. Байден, несмотря на айовский провал, все еще рассчитывает на свою популярность на юге и в штатах со смешанным населением. Буттиджич находится на подъеме и имеет шансы выиграть и Нью-Гемпшир — но у него пока нет никакой поддержки среди не-белого электората. Кто будет поддерживать Уоррен, а кто не будет (в свете всего вышесказанного при анализе первой интриги) — в принципе непонятно. В этом хаосе появляются некоторые шансы и у Клобучар, которая, как считается, удачно выступила на последних дебатах в Нью-Гемпшире.

В результате на правом фланге началась настоящая смута. На последних дебатах основная борьба шла между самими «умеренными», а не между ними и Сандерсом. То же самое можно сказать и о рекламных кампаниях центристских кандидатов.

С одной стороны, эта ситуация выглядит как весьма выигрышная для Сандерса. Пока центристы отбирают голоса друг у друга, он может захватить в гонке уверенное лидерство.

Однако в итоге все равно те или иные умеренные кандидаты выйдут из борьбы, а победитель сможет сформировать центристскую антисандерсовскую коалицию. Повторюсь, в такой ситуации предельно важной окажется неясная на данный момент стратегия Уоррен.

С другой стороны, Нью-Гемпшир может дать ярко выраженного центристского фаворита — «мэра Пита». В этом случае кампания сведется к классическому противостоянию двух кандидатов — прогрессивного и умеренного, Сандерса и Буттиджича.

Но и в этом случае неясно, насколько устойчивой окажется эта конструкция. Неизвестно. насколько Буттиджич окажется конкурентоспособен в Южной Каролине и других местах, не таких белых, как Айова и Нью-Гемпшир. Непонятно также, развалится или нет «великий черный файеруолл» (который безупречно сработал в пользу Клинтон четыре года назад) в результате продолжения неудач Байдена.

Наконец, все построения должны учитывать наличие еще одного кандидата — бывшего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга, который не участвует в дебатах (пока) и вступит в соревнование только в Супервторник 3 марта, когда на кону будет 14 штатов, включая Калифорнию и Техас. Пока неизвестно, какую конфигурацию примет к этому моменту «центр» («правый фланг»). И уж совершенно непредсказуемо на данный момент, какой эффект произведет на центристское поле вход на него мультимиллиардера, наводнившего своей рекламой СМИ.

Отдельная дополнительная интрига кампании — фигура Пита Буттиджича.

Относительно «мэра Пита» ходят самые разнообразные слухи — он окружен сонмом конспирологических облаков. Учившийся в Гарварде и Оксфорде, он еще в 2000 году, будучи еще школьником, написал эссе, которое получило первый приз на конкурсе Президентской библиотеки и музея Дж.Кеннеди. Эссе было посвящено не кому-нибудь, а его нынешнему конкуренту Берни Сандерсу, его «честности и политической смелости».

Однако его карьера включала в себя два с половиной года работы на считающуюся многими одиозной консалтинговую кампанию McKinsey. Недавно вполне умеренный журнал The Atlantic опубликовал статью «Как McKinsey уничтожила средний класс». В итоге Буттиджич оказывается ассоциирован с идеологией «эффективных технократов-менеджеров», «оптимизаторов», причастных к фундаментальному перераспределению доходов (и доступа к принятию решений) в пользу высшего менеджмента (CEO), ряды которого пополняются во многом выходцами из вот именно таких консалтинговых фирм.

Лично мне фигура Буттиджича больше всего по общему политическом типажу и бэкграунду напоминает нынешнего президента Франции Эмманюэля Макрона — успех которого на предыдущих выборах президента Франции Буттиджич пытается повторить на американской почве.

Макрон, как и Буттиджич, выскочил в начале избирательной кампании словно кукла на пружинке из коробочки — из практически полной безвестности. Как и Буттиджич, Макрон работал в элитарной бизнес-среде — в структурах Ротшильдов. В условиях провала традиционных партий Макрону удалось сплотить центр, сначала, оттеснив левого профессора философии Меланшона, а во втором туре победив лидера Национального фронта Марин Ле Пен.

Однако вскоре после избрания Макрон начал стремительно терять популярность — и шансы его на следующих выборах не выглядят впечатляющими. Что в этой ситуации предпримет французский истеблишмент — неясно. Не факт, что ему во второй раз удастся подобный трюк с «темной лошадкой». Остается только гадать, в какую сторону — правую или левую — качнется Франция на следующих выборах. При этом следует учитывать, что эти условно «правые» и условно «левые» будут нетрадиционными.

Молодость, нетрадиционная сексуальная идентификация и другие факторы могут привлечь к Буттиджичу некоторую часть прогрессивных избирателей — так что он является конкурентом не только центристам, но и Сандерсу. Таким избирателям я бы посоветовал присмотреться к феномену Макрона, его политике и результатам этой политики. Возможно, их очарованность развеется.

Имеет весьма широкое хождение и другой слух — о связи Буттиджича со спецслужбами — а конкретно — с ЦРУ, в котором многие далеко не в восторге от Трампа и желали бы его замены. Эти слухи нуждаются в самой тщательной проверке. Мы хорошо знаем страну, в которой спецслужбы привели на президентский пост своего человека. Мне лично такое развитие событий представляется крайне нежелательным.

Так или иначе, в этой кампании Буттиджич может сыграть две различных роли. Либо он найдет подход к не-белому электорату и станет полноценным соперником Сандерса, потеснив всех остальных. Либо он, получив хорошие результаты в Нью-Гемпшире и, возможно, в Неваде, нанесет другим центристам такой урон, что те будут вынуждены сойти с дистанции, а сам Буттиджич затем уступит голоса меньшинств Сандерсу, фактически гарантировав тому номинацию.

***

Желающие могут присоединиться к ФБ-группе «Выборы в США» и моему телеграм-каналу — там будет больше материалов.

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки