radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Приманка

GRIN tavern

Мы знаем что знаем. Зовите это предчувствием, инстинктом или чем хотите. Первое, что приходит в голову, когда он явился — дрянь мужик. Видно по его походке. Второе — у него закончился бенз. По его развинченности заметно, что он так никогда и не научился отличать полный бак от пустого. Наш дом на 10 миль кругом один стоит и старая дорога приводит гостей. Надеюсь этот — все что Июль может предложить.

Одолжи бензина, грит.

Раздолбай так еще и вор, иначе зачем говорить «одолжи», если не планируешь взращать?

Где застрял, я спрашиваю.

Он смотрит через двор, тянет время. Наблюдает за Эммой. Она несет ведро в загон овцам. Ей всего ничего, только 14, только ноги да кудри.

Папочка, зовет она, Я покормлю ягнят. Незнакомец смотрит в ее направлении слишком долго.

Мост, грит он.

Далеко, отвечаю.

Проезжал мимо, грит. Глаза светлые, немигающие. Деревесная змея, выползающая з земли.

Только местные, отвечаю.

Он не отвечает; просто наблюдает за Эммой. Встаю пред ним.

У меня есть жестянка с бензом в багажнике, тебе хватит до города.

Он заторможено смотрит на меня, тянется рукой к подбородку. Портачные татуировки домашнего разлива на пальцах. Лучше мне его поездка, чем бенз на пригоршню долларов.

Окей, грит он. Оглядывается кругом и идет за мной в машину.

Старая дорога призрак. Два мелких кладбища, огроженных словно кривая ухмылка. Они для воров с дороги и для путников, так дорогу и не кончивших. Для всякой падали, в которую стреляешь, не глядя и не думая, за их ночные дела.

Пока едем, я думаю про Эмму дома. Ничего кроме доверия и сеточной дверки между ней и каждым отбросом, что выплюнет дорога. «Позже, Папочка», она кричит, когда мы уезжаем, но я просто машу, чтобы не привлекать внимания. Прошлым годом, она хтела щенка немецкой овчарки. Над было согласиться.

Приехали на мост, он палит меня; смотрю ему в глаза. Мои спокойны, но я замечаю шрамы на его узловатых предплечьях. Он дрался не с одним, и кто знает за что.

Если залило свечи, придется продувать. С такого расстояния я вижу как он крепко сложен. Возможно, крепче меня.

Она побежит, грит он, тяжело удержать, зато больше удовольствия.

Он вытирает руки о штаны. Я никогда бы не вытянул пистолет из–под сиденья, если у него он есть.

Местный, я спрашиваю.

Не, грит он.

Проездом, я спрашиваю.

Никогда не знаешь, грит он.

Его машина без передних номеров, грязный синий Шевроле Импала. Я скармливаю ей всю жестняку бенза и она заводится, как будто он ее только выключил. Я думаю о заманухах, и как ставятся. Поворачиваюсь к нему, а он врубает мотор и укатывает откуда приехал, бормоча что-то. Мне не жаль видеть его гбаритные, но мой желудок все еще ледяной. На полпути домой его слова складываются. Позже, Папочка. Ему повторились слова, что Эмма кричала, когда мы уезжали. Я топлю педаль проглатывая панику и асфальт.


Данная история — перевод из SmokeLong Quarterly (original story by Amy Sayre Baptista) для GRIN tavern. Из этого же номера переведены еще две истории, никак с этой не связанные. Их можно прочитать здесь.



Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author