Написать текст
Вокруг да около

Праздники и наказания рабочих за Нарвской заставой

Дмитрий Бреслер 🔥

Материалы к спектаклю «Красный шум»

Зарисовка типового дома на Тракторной улице

Зарисовка типового дома на Тракторной улице

Настоящие материалы должны были быть доступны зрителю фестиваля «Точка доступа», в программе которого участвовал спектакль «Красный шум»: предполагалось, что обнаруживший афишу спектакля в своей ленте новостей или решившийся на самостоятельные дополнительные разыскания после променада, сразу получает возможность прочесть документы о жизни рабочих прошлого. Таким образом, казалось, можно было достичь некоторого эстетического эффекта от сочленения исторических и культурных слоев, в данном случае, диахронии дискурсивного бессознательного, речевого оформления социального пространства.

В нашем распоряжении оказались сочинения учеников заводской школы и пьеса местного отделения театра ТРАМа (Театр рабочей молодежи); канцелярская переписка между производственными цехами внутри завода и отдельные письма с внешними адресатами; заявления, петиции, требования, жалобы работников фабрики Гаскойна, Путилова, Красного Путиловца — многих, если не всех реинкарнаций современного Кировского завода; календарь праздников (выходных дней) и списки наказанных за провинности, многочисленные документы быта, труда и досуга Нарвской заставы.

Несмотря на их очевидную письменную природу, данные документы, попадая в руки современного читателя, обладают многими значениями устной, пусть и явно «консервированной», речи. Даже официальная переписка заводоуправления, ведомая устаревшим и неуверенным языком, содержит в себе социальные диалектные формы, раскрывающие личность неизвестного секретаря и устанавливающие историческое время, к которому относится тот или иной формальный и формульный документ.

Кроме того, архивное происхождение текстов, нисколько не изменяло стремлению использовать для спектакля живую речь реальных информантов. Рабочий класс Нарвской заставы — музейный экспонат, который может говорить только посредством неизбывного энтузиазма хранителя или непреодолимого желания историка. Актуализировать архив — единственная возможность поговорить с классовым представителем. Поэтому записанные в парке Екатерингоф среднеазиатские песнопения исполняющих роль пролетариата должны были оттеняться ископаемыми материалами для чтения и создавать необходимую дистанцию между человеческим документом — живым свидетельством от первого лица, бытовым архивом — и дискурсом «Семечек» Вагинова и полевых диктофонных записей, сделанных командой спектакля.

По техническим причинам настроить полифонию записей «Красного шума» и материалов к спектаклю не получилось, но и в отсроченной реплике, настоящей публикации материалов, есть некоторая необходимость.

Дело в том, что современный театр распознает в аудиоматериале спектакля следы вербатима, техники драматургического письма, по правилам которой автор только транслирует чужую речь, дает ей возможность быть проговоренной, никак (или почти никак) не участвуя в ее восприятии. Такая параллель между опытом нового реалистического театра и тем, чем занимался Вагинов в 1930-е и лаборатория «Вокруг да около» этим летом — возможна, но нуждается в уточнении. Вагинов как минимум в течение года опрашивал жителей Нарвской заставы, что, судя по одному известному черновику такого интервью, вполне соответствует задаче документально точно, без искажения передать фактографию жизни рабочей окраины. Однако если в этих интервью для книги «Четыре поколения» Вагинов делает verbatim, то в записной книжке «Семечки» он все же занимается literally. Здесь дословная передача чужого слова неминуемо воссоздает авторскую поэтику, является эссенцией вагиновского романного дискурса, «чужой» репликой в бахтинском диалоге. Дословность чужой речи очень во многом осложняется самой ее трансляцией и личностью транслятора, за которой в «Семечках» всегда безошибочно виден сам Вагинов. Также и в «Красном шуме», кроме необходимого эффекта присутствия материала, в записях интервью важны фоновые голоса интервьюеров, во время саунд-скейпа важно услышать щелчок и соотнести его с тем, как звукооператор переключает каналы. На всем протяжении маршрута, в представлении текста записных книжек, разговоров с жителями Балтийской улицы и посетителями «Парка 9 января» важен сам перформанс и значительна роль сопровождающих, тех, кто его осуществляет.

Поэтому данные публикации — монтаж непрепарированных цитат, «живые» документы, архивный вербатим — должны, кажется подчеркивать особенности записей внутри спектакля.

Материалы к спектаклю разделены тематически на три части:

Образование/ Просвещение

1. Устав для приходского училища. 1806 год

2. Ведомость об успехе учеников. 1822 год

3. Сочинения школьников. 1825 год

4. Резолюция по производственному уклону в 86-ой школе. 1925 год

5. Письмо кукинских школьников рабочим. Ответ рабочих тихвинским учащимся. 1928 год

Театр/ Кино

1. Поздравительное письмо актеру Челнокову. 1923 год

2. Письмо в совкино. 1925 год

3. Пьеса «Красный путиловец». 1927 год

4. Кинотеатр «Жар-птица». 1927 год

5. История Путиловского ТРАМа. 1932 год

История/ Быт

1. Праздники и наказания рабочих. 1808 год

2. Протест жильцов дома 23-2 по Нарвскому проспекту. 1917 год

3. Расписание мероприятий в саду 1-го мая. 1925 год

Сейчас мы начнем публикацию блока Образование/Просвещение. В дальнейшем каждый текст из блока будет публиковаться отдельно в коллекции творческой лаборатории «Вокруг да Около».

Настоящие материалы хранятся в архиве музея истории и техники «Кировского завода» и публикуются впервые. Авторы спектакля выражают глубокую признательность сотрудникам музея и, в особенности, его директору Саврасову Игорю Юрьевичу за разрешение на публикацию и оказанную помощь в разысканиях и отборе текстов.

Образование/ Просвещение

1. Сочинения школьников. 1825 год

Жизнь наша исполнена разных горестей более или менее ощутительных с того времени, как живут люди в сем печальном мире, ни один человек не может похвалиться, что бы он совершенно благополучно.

Городские жители неумеют любить деревни, даже неумеют жить в ней; они когда там бывают едва знают, что в ней делается, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 100, 1000, 10000

Писал Ученик Петр Чехонин Миронов декабря 23-го дня 1825 года.

/

Камень испытывает доброту золота, а золото изведывает качества человеческих нравов. Демокрит узнав дурачество гордых намерений человечества, смеялся непрестанно суетности предприятий.

Мы стараемся блистать такмо внешностью, а у внутренности никакого попечения не имеем. Но к чему служит красота, телесная, когда нет у нас душевной. Бога бойся государя своего почитай и повелением его повинуйся.

Писал ученик Василий Никонов. Декабря 23-его дня 1925 года.

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 100, 1000, 10000

/

Кратес философ, много пустословящему юноше сказал: натура тебя двумя ушми, а одним языком одорила, для того, чтоб ты более слушал, а меньше говорил. Кто старается зделать себя обладателем страстей, тот без сомнения может наслаждаться жизнь. Юноши, вам остается еще поприще мира сего, на нем вы увидите добродетель среди злобы и разврата, старайтесь предохранить их от сих чудовищ и быть полезным. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 100. Бога бойся, государя своего почитай и повелениям его повинуйся.

Писал ученик Михайла Хенин. 30 декабря 1825 года.

/

О зависти завистливые сердца всегда предаются жестоким мучениям: всеобщая радость причиняет им несносную скорбь; отличность же других обращается им в смертоносный яд.

Мирская пышность развращает душу, а нищета ее уничтожает, когда друг твой себя погубляет надобно ему подать помощь своими наставлениям, и самым действиям отвести его от края пропасти в которую он готов низвергнуться. Бога бойся, государя своего почитай и повелениям его повинуйся. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 100, 1000, 10000.

Писал ученик Филип Сорокин, декабря 22-го дня 1825 года.

/

Труд есть всеобщая обязанность всех и каждого, он враг пороков и сила движущая и содержащя общество. Всяк должен трудиться на пользу отечества. Земледелец возделывая землю, художник промышленностию, ученый бдением, министр прозорливостью, государь благотворениями. Все возвещает нам, что жизнь сия не есть место покоя, ибо всякое бытие рождается на труд: пчела составляет мед, червь шелк, паук паутину, лошадь перевозит тяжести, бобр созидает жилище себе и даже самый муравей осуждает ленивого. Бога бойся, государя своего почитай и повелениям его повинуйся. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 100, 1000, 10000, 20000, 30000, 40000, 50000, 60000, 70000, 80000.

Писал ученик Егор Дулин декабря 23-го дня 1825 года.

/

В житии человеческом благополучие не бывает без бедствия, а бедствие без дара, и для того, в печали и в радости разсудительному человеку благопристойно сохранять умеренность. Если при начатии какого ни есть дела устрашает нас труд, и преодолевает скука, то никак не можно себе обещать желаемого окончания. Бога бойся, государя своего почитай и повелениям его повинуйся. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15.

Писал ученик Федот Неветницын декабря 11 дня 1825-го года.

/

Одного юношу много говорящего, увещевал так Зенон, для того мы имеем два уха и один язык, чтоб мы более слушали, нежели говорили. Быть довольным своим состоянием есть величайшее и надежнейшее богатство. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7.

Диоген учение хвалил всем, ибо оно молодым людям доставляет трезвость, старым утешение, нищим обогащение, богатым украшение. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7.

Бога бойся, почитай родителей. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 100, 1000, 10000.

Писал ученик Василий Дмитриев. Декабря 23-го дня, 1825 года.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Дмитрий Бреслер
Дмитрий Бреслер
Подписаться