«Камчатка»: туда и обратно

Дмитрий Холкин
21:45, 18 марта 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Это странное место Камчатка,
Это сладкое слово “Камчатка”.

Виктор Цой

Туда

«Камчатка» — странное место, где ты выпадаешь из текущего хаоса жизни. Это место можно найти на Дальнем Востоке, можно — в любой другой точке планеты, а можно и не найти вовсе. Важна не локация «Камчатки», а её странные свойства: выхватывать человека из потока повседневности, возносить его на вершины, откуда виден пройденный по жизни путь, помогать ему обрести новые идеи и силу воли для их свершения. В этот раз “Камчаткой” был назначен Сириус — территория Имеретинской низменности, ранее входившая в Сочи, но недавно получившая особый федеральный статус.

Image

Предпринять такое путешествие меня сподвигло приглашение Камчатского клуба. Надо сказать, что это уже третья сессия сообщества выпускников программ Школы управления “Сколково”, объединившихся в своеобразный клуб. Молодые и пассионарные ребята — управленцы и предприниматели — на трехдневных слетах обсуждают проблемы бизнес-сообщества, страны и всего человечества, горячо спорят, формируют сценарии будущего, азартно планируют практические инициативы. Мудрые наставники помогают членам клуба взлетать в высокие слои мышления, а главное — приземляться с новым интеллектуальным опытом в проекты развития. От мысли к действию, от идеала к воплощению — все как надо! Где, как не здесь с моими чаяниями по созданию фабрики мысли и действия искать единомышленников и партнеров. Более того, мое предварительное обсуждение с участниками клуба дарило надежду, что мы сможем собрать совместный проект, базирующийся на концепции 3C-энергетики (Co-sufficiency, Co-organization, Co-development) как следующего шага энергетического перехода [1], и осуществить его продвижение силами группы компаний на зарубежных рынках. Все это — вопросы, которые волнуют меня последние несколько лет.

В день вылета в Москве было по-февральски холодно, кроме того, синоптики обещали серьезные снегопады. И мне очень хотелось сбежать от зимы, на какое-то время забыть про морозы, сугробы, гололед. И это случилось. В аэропорту Адлера я вышел из самолета, как будто пройдя сквозь фантастический портал. Мой организм еще помнил зиму, а тут было +16℃ и пахло весной. Я испытал буквально физическое облегчение, какая-то тяжесть упала с плеч. И, несмотря на позднюю ночь, я понимал, что мое сознание проясняется и готово к новым интеллектуальным подвигам. Путешествие в странное место началось!

«Третья компонента»

Ранним утром что-то разбудило меня. Я некоторое время сопротивлялся, заставляя себя уснуть. Но потом открыл глаза и ахнул. За окном разгорался восход солнца. Красиво! Мироздание, видимо, захотело продемонстрировать себя с лучшей стороны. Это хорошее предзнаменование.

Image

Уснуть уже не удастся. Я сделал себе чай и уселся на балконе с видом на утреннюю зарю. Собрался с мыслями. Основное целеполагание — высокотехнологичный экспорт. Удивительно, что на предварительных встречах возникло понимание, что приходить на зарубежные рынки необходимо не просто с новыми продуктами и бизнес-моделями, но и с целостным видением и воплощающими его нормами нового уклада. Мы назвали это «третьей компонентой». Именно она отвечает за трансляцию представлений о будущем.

Сейчас практически во всех сценариях будущего благодаря широкому консенсусу относительно проблематики потепления климата инвариантом является «зеленая» экономика и энергетика, различие содержится лишь в формах организации общества и в укладах социальной жизни. Можно выделить шесть принципиальных моделей пост-углеродного перехода, шесть “чистых типов” вероятного будущего [2]:

1. «Зеленый капитализм» — ставка на «естественный» капитализм, эко-предпринимательство, осуществление перехода через экологизацию рынка.

2. «Зеленый модернизм» — ставка на технологический прорыв, целенаправленную модернизацию индустрии на основе «зеленых» технологий, неошумпетеровских переходов.

3. «Зеленый рационализм» — ставка на культивирование глубоких инноваций, осуществляющих комплексную трансформацию общества как социотехнической системы, реализация согласованных изменений технологий, пользовательских практик, регулирования, промышленных сетей и инфраструктуры, символического знания.

4. «Зеленый коммунитаризм» — ставка на изменение социальных практик, привычек и культурных ожиданий снизу, реализация социальных инноваций для перехода к низко-углеродной жизни в будущем.

5. «Зеленый посткапитализм» — ставка на отделение экономического роста от использования невозобновляемых ресурсов, формирование посткапиталистических пространств для гражданского и социально-экологического изобретательства, переход к одноранговой, распределенной и солидарной экономике.

6. «Зеленый социализм» — ставка на мобилизационную экономику, увеличение роли государственных институтов, противостоящих субъектам «ископаемого» капитализма, построение демократических государств всеобщего благосостояния.

Если разбираться глубже, то вариативность развития энергетики все–таки очень значительна в зависимости от выбора того или иного сценария будущего. И мы должны осознавать, что наши высокотехнологичные решения в сфере энергетики должны как-то соотноситься со ставшим подвижным в последнее время социальным контекстом. Нужно угадать, а лучше спроектировать и предложить «новую нормальность». Будут востребованы те продукты и решения, которые смогут лучше всего ответить еще формирующимся потребностям общества, которые снимут еще не проявившуюся боль.

Например, Марокко сейчас планирует переориентировать свои генерирующие мощности на базе ВИЭ на производство «зеленого» водорода для экспорта в Европу. Это закономерное решение в рамках модели «зеленого» капитализма. Однако, по некоторым оценкам марокканцы будут компенсировать недостаток энергии для внутреннего рынка путем наращивания угольной генерации [3], что, по большому счету, аннулирует ценность «водородных» планов. Это только в механике экологизации энергетических рынков может сложиться ситуация, когда на одном рынке страна продает «зеленую» продукцию, а на другом — наращивает производство парниковых газов. В рамках других моделей будущего такая стратегия была бы менее вероятной, и предлагались бы другие энергетические решения.

Разные «-измы» — высокая политика, казалось бы, далекая от задач бизнеса. Но есть в этом и своя прагматика. Реализация совместных пилотных проектов и системных энергетических исследований в рамках «третьей компоненты», проведение образовательных программ, подготовка правовых норм и стандартов создают тесную технологическую, экономическую и культурную связность разных стран, формируют долгосрочную лояльность поставщиков, клиентов и партнеров. До сих пор такая лояльность, накопленная еще во времена Советского Союза, дает свои плоды.

Первый день клубной сессии стартовал без особой раскачки. Тематические группы делали свои первые выступления, которые подробно всеми обсуждались. Доклад нашей энергетической группы был внимательно выслушан и дружески раскритикован. Однако, про «третью компоненту» вопросов и суждений не было вообще.

Нейтральный рационализм

На следующее утро чуда зари не случилось, за окном обосновались серость и дождь. Но это не умаляло состояния освобождения от зимы, повседневности, стереотипов мышления. «Камчатка» делала свое дело.

От группы в этот день должен был выступать я. Задача — еще раз указать на общественно значимый характер планируемой нами проектной деятельности и на ту самую «третью компоненту» в продвигаемых решениях. Накануне энергетическую группу спрашивали, при каких условиях наши решения будут востребованы в мире. Я собирался рассказать про логику перехода от энергетики индустриального общества (в России она ассоциируется с планом ГОЭЛРО) к её постиндустриальному отрицанию в рамках концепции «3D» (Decarbonization, Decentralization, Digitalization). Потом я намеревался показать, что концепция «3C», которую мы обсуждали еще на первой сессии, является диалектическим синтезом двух предыдущих моделей организации энергетики и лучше отвечает потенциальным запросам будущего мира «цветущей сложности» [4]. Мы должны не просто продавать реклоузеры, накопители или микрогриды, мы должны создавать новый уклад жизни, формировать новую реальность.

После завтрака перед началом сессии я пошел прогуляться. Искал знаки сегодняшнего дня. Пробираясь сквозь морось дождя, смотрел на олимпийские сооружения, редких прохожих, невысокие горы вдали. Взгляд зацепился за шэринговый электросамокат, одиноко стоящий посреди улицы. Чуть поодаль еще один самокат валялся на газоне. Вот один из примеров, как новые технология и бизнес-модель соприкасаются с житейским укладом, поведением людей. Эта картина что-то да значила. Озадаченный я отправился на сессию.

Image

Вообще, из всех шести моделей перехода мне больше всего близок “Зеленый рационализм”. В этом варианте трансформации соблюдается политическая нейтральность. Это инженерный подход к созданию будущего. Он напоминает позицию австрийской инженерной философии начала XX века. Один из её представителей Отто Нейрат, будучи высокопоставленным функционером в Баварской республике, мечтал «о возможности построить социализм чисто технически, вообще не занимаясь политикой и не интересуясь ею, — хоть с королем во главе!» [5]. Представляется, что в рамках модели «Зеленого рационализма», откладывая в сторону вопросы устройства общества, можно из всего набора имеющихся обстоятельств и возможностей собрать реалистичное комплексное решение и сделать шаг по направлению к желательному будущему. Потом сделать ещё шаг, ещё… Но здесь важен многоуровневый, комплексный подход к управлению изменениями.

Хм, комплексность… Вот как раз электросамокат с утренней прогулки и пригодился. Разберем комплексность на примере задачи декарбонизации транспорта. Экомодернисты и «зеленые» капиталисты, подходя к этой задаче, как правило, сосредоточены на необходимости разработки особых технологий, например, «зеленых» автомобилей, топливных элементов, гибридов, накопителей энергии — и на дальнейшую необходимость получить правильные цены на эти технологии. У них часто отсутствует понимание того, что «зеленая» транспортная система требует гораздо большего. Проникновение электромобилей в жизнь потребует новой инфраструктуры заправки, новых бизнес-моделей, новых информационных сервисов. Кроме этого, для достижения низкоуглеродного будущего мобильности необходимо включить в контур управления изменениями практики каршеринга и сочетание использования нового электротранспорта с поездами, трамваями и велосипедами, интермодальный и мультимодальный транзит, умные системы управления трафиком, городской дизайн и другие аспекты [2].

Таким образом, планирование перехода в рамках модели «Зеленого рационализма» всегда включает в себя проектирование комплекса социально-технических процессов на всех уровнях. Большое внимание должно быть уделено способам управления переходом, а также механизмам, которые могут инкапсулировать социальное обучение и техно-социальное изобретательство.

На клубной сессии представления о новом шаге энергетического перехода на основе концепции «3C» были услышаны, а постановка задачи про смену уклада и комплексное техно-социальное проектирование горячо поддержана. Можно было переходить к обсуждению проектных действий.

Нулевой инжиниринг

«В день, когда я познакомился со своей будущей женой, мы всю ночь катались по Москве. А на утро следующего дня я пошел на встречу, где с коллегами обсуждал вопросы стандартизации и технологизации инжиниринга. Когда через несколько лет у меня родилась дочь, вышли первые стандарты, которые тогда обсуждали» — рассказывал мне один из участников сессии, Игорь.

Мы шли по дождливому Сириусу вечером после окончания сессии. Игорь рассуждал про главные проекты своей жизни — семью и современный инжиниринг. А меня все время сверлила мысль, что для выхода консорциума компаний на зарубежные рынки, тем более — с комплексными решениями, нам не хватает чего-то самого главного. Не «третьей компоненты», а чего-то более основополагающего.

Image

Социальные идеалы не сбываются по той причине, что не согласованы между собой формы материального производства, социальных отношений и общественного сознания. Даже самые яркие идеалы сознания угасают при погружении в социальную реальность, и аннигилируют при соприкосновении с традиционной материальной культурой цивилизации. Ценности гуманизма, справедливости, позитивной свободы тяжело реализовать при современных институтах рынка и государства. Но куда от них деться, если для цивилизованной жизни нужно создавать и поддерживать громадину энергетики со всеми ее добывающими, производящими и поставляющими топливо компаниями, электрическими станциями, магистральными и распределительными сетями, «сбытами» и приборами учета, регуляторами и инфраструктурными организациями. Ты либо играешь по общим правилам, либо уходишь из этого общества, практически наверняка теряя доступ к его благам и определенному уровню жизни. И все это определяет доминирующий в мире способ обеспечения общества энергией, детерминированный используемыми технологиями.

Другое дело, если появятся технологии, которые позволят создать сравнимый или даже более высокий уровень жизни вне зависимости от доминирующих институтов. Тогда новые идеи, овладевшие массами, найдут новые социальные формы для своего существования. Не зря Ленин в 1918–1919 годах активно начал встречаться с изобретателями, инженерами и учеными, будто являлся менеджером Сколково, стремящимся перевыполнить план [6]. Он искал пакет технологий, который позволил бы вырвать материальную базу страны из раннекапиталистического уклада. В какой-то степени отсюда и появилась формула коммунизма как суммы советской власти и электрификации всей страны, то есть воплощения идеала за счет новых материальных технологий и форм социального управления. И он был прав, ведь «электрификация технически осуществляет коммунизм в производстве, она централизует его, спаивает в одно и уничтожает кустарнические теперешние способы добычи сил» [7].

Качественно новую технологическую базу, открывающую возможности формирования нового материального и социального уклада, в энергетике могут создать дешевые источники неограниченной энергии. Но пока это фантастика. Кстати, именно писатели-фантасты в своих произведениях показали, как резко меняется жизнь тогда, когда появляются такие источники энергии.

«Самым неожиданным и поразительным в этой новой энергии оказалось, что она очень проста в использовании и удивительно универсальна по своим свойствам. Можно было чуть ли не сразу закрывать все электростанции и закупоривать все нефтевышки. Опять же, очень быстро до всех дошло, что теперь теряет смысл всякая вооруженная, военная сила, любая страна может стереть в порошок любую. То есть все одинаково сильны или одинаково слабы, что одно и то же. Сверхдержавы какое-то время пытались что-то диктовать, на чем-то настоять, но поскольку смысл такого понятия, как суверенитет, быстро утрачивался… Да, и главное — деньги. Поскольку еды и одежды сколько угодно, домов легко и быстро можно настроить каких угодно, то деньги совершенно теряют смысл.» [8].

Другой технологический ход — менее радикальный, но зато более реалистичный — поменять сам принцип сборки энергетической системы: от концентрированных генерирующих мощностей и больших централизованных инфраструктур к распределенной энергетике и mesh-сети, от единой энергосистемы к Интернету энергии. Технологически это почти возможно, экономически — почти доступно. Одни наши коллеги как-то посчитали, что, если бы энергосистема России строилась по принципам Интернета энергии и на современных технологиях, то она стоила бы потребителям и налогоплательщикам на 15% дешевле, чем существующая ЕЭС России, а в 2025 году эта разница составила бы уже 35%. Это, конечно, спорное утверждение, оно требует проверки, однако заставляет задуматься. Но не дешевизной примечательна новая энергетика, а новыми возможностями для развития. 3С (Co-sufficiency, Co-organization, Co-development) — это новые свойства Интернета энергии, которые, в отличии от тяжелой махины индустриальной энергетики и хаотичности «зеленой» энергетики, дают основания для будущего мира «цветущей сложности».

«Целевая картина неважно, какая будет — сильно сложная сеть с миллионами просьюмеров или классическая сеть образца 2000 года. В пределе все будет различался только в границах и размерах микрогридов, — излагал свое видение Игорь, когда мы ужинали в ресторане, и продолжил, — Инвариант — это система технологического управления, включающая в себя систему проектирования, основанную на plug & play».

Надо исходить из того, что почти все готово к Интернету энергии: дешевеющая малая генерация и накопители энергии, сетевые устройства для регулирования потоков мощности, цифровые технологии управления, современные финтеховские решения. Не хватает только того, что позволит легко собирать и масштабировать энергосистемы нового поколения без сложного инжиниринга. Интернет энергии как масштабное явление станет доступным тогда, когда разнообразные энергосистемы можно будет собирать, как фигурки из конструктора Лего. А для этого нужно технологически снять издержки интеграции, возникающие на энергетическом, информационном и коммерческом слоях. Хорошая новость состоит в том, что исследования по реализуемости такого «конструктора» мы завершили в прошлом году и разработали подход IDEA (Internet of Distributed Energy Architecture) [9]. Но предстоит еще большая работа по развитию базовых компонент и превращении этого всего в технологию «нулевого инжиниринга».

Такой разговор с Игорем был у нас не первый, и, думаю, не последний. Я не во всем с ним согласен. Но в главном мы сходимся: основное технологическое содержание нового прорыва в энергетике — технологии автоматизированного проектирования и инжиниринга. Именно стандарты и решения «нулевого инжиниринга» должны стать ядром консорциума компаний, которые решили создавать комплексные решения на зарубежных рынках.

Возвращение на Родину

«В вашем энергетическом проекте так и остается не понятным, зачем вам Россия. Если у вас будет все так прекрасно, как вы планируете, на зарубежных рынках, то почему вы думаете вернуться на Родину. В то же время вы укоренены на этой территории, но ничего не предполагаете на ней делать. Это как минимум странно», — начал ведущий важную дискуссию в заключительный день сессии.

Это может быть и странно, но это так. Мы не первый год занимаемся новыми технологиями и инновациями в электроэнергетике. Процесс движется, но очень и очень медленно. Почему же не пойти на готовые к инновациям рынки и прокачать там свои технологии и компетенции? А здесь уже много лет накапливается чувство неуместности…

Image

«Вы определитесь, вы про бизнес-действие или общественную стратегию?» — подсказал нам линию размышления мудрый наставник.

Конечно, общественную стратегию. При всей неуместности парадигмы 3C-энергетики в сегодняшней российской энергетической повестке она нужна стране. Во-первых, это наращивание высокотехнологичного экспорта. Во-вторых, это формирование технологической готовности к цивилизационному освоению больших территорий («неудобий») Арктики, Сибири и Дальнего Востока. В-третьих, это наш ответ на глобальные вызовы. Но пока «домашние» властные элиты пребывают в другом тренде, наша общественная стратегия — в формировании субъекта, способного создавать новый энергетический уклад. К сожалению, пока в других странах. Хотя, конечно, в России образцы нового уклада тоже надо будет создавать, пусть и в микродозах, ведь без наработки опыта и референций этот субъект не сможет достичь коммерческого успеха. А при невозможности развивать в России оазисы нового уклада, этот субъект быстро растеряет свою идентичность.

«Кстати, это тоже стратегия — строить и расширять оазисы. Как у Стругацких в «Гадких лебедях» мокрецы вытащили детей из антиутопии в утопию», — напомнил ведущий.

Ну, допустим. А какую утопию — проект идеального общества — можно было бы предложить нашим детям? Как конкретизируется модель «цветущей сложности» в России? Да, вопрос! Национальный вызов и одновременно стратегический ресурс России — безлюдные пространства.

В первой половине XX века Америка решала похожую проблему в контексте массового расселения быстро растущего населения. С 1940 по 1948 год из городов в пригороды переселилось 60 млн человек — треть населения страны. Считается, что американский «плавильный котел», за два поколения превративший этнические сообщества люмпенов в американский средний класс, без этого бы не сработал. Утопический образ американской субурбии создал американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт. Он был убежден, что люди не должны жить в городах.

«Город является триумфом стадного чувства над человечеством, это пережиток начальной стадии человеческого рода, проходящая потребность, которую следует перерасти. Я верю, что город должен умереть» [10].

Но Райт не предлагает возвращение человека из города к сельскому существованию. Он обсуждает переезд города в природу. В поля переселяются городские жители, они переносят с собой все достижения городской цивилизации. И это становится возможным благодаря электрификации, радиосвязи, автоматизации производства, автомобильному транспорту, нефти [11].

«А еще есть вариант не брать страну целиком, а трансформировать уклад в каком-нибудь одном регионе. Вы что-то раньше рассказывали про Камчатку», — подкидывал идеи ведущий.

По мнению аналитиков Виктора Криворотова и Люсине Бадалян, американские рецепты не подходят для России. Технологическая база нефтяной экономики не эффективна для освоения наших бескрайних «неудобий». Однако, мировая экономика затаилась перед следующим рывком развития. Новый цикл освоения должен охватить последние природные оплоты Земли — территории с суровым климатом, горные местности, океаны, Арктику. Большая часть этих «неудобий» располагается на территории России. И Россия могла бы стать полигоном для формирования нового социально-экономического уклада [12]. Настоящая, географическая Камчатка вполне может стать таким полигоном.

Однако ассоциативная связь натолкнула меня на еще один пласт идей, пусть и фантастических, которые создал великий детский писатель Владислав Крапивин. Тема безлюдных пространств сквозной нитью проходит через многие его произведения. Он затрагивает в них метафизические аспекты нашего мира. Безлюдные пространства — это не пространства, в которых нет людей. Это просто места, уставшие от человеческой злобы, от ненависти, переполнившей все вокруг.

Ведь «…пространства в разных измерениях должны отдыхать от людей. Тем более, что люди постоянно делают глупости: воюют, природу портят. Второй раз пустынные пространства вредных людей на себя не пустят. <…> Потому что каждое Безлюдное Пространство сделалось живым. Люди ушли, а оно как бы сохранило человеческую душу…” [13]. Эта любопытная метафора появления разумных пространств добавляет новые краски в модель будущего.

«Последний аргумент. Вы сможете за рубежом продвигаться только в бизнес-логике, но вы не сможете добиться там декларируемых вами общественных изменений. Почему? — в заключении разговора ведущий подключил «тяжелую артиллерию». — Потому что вы не сможете получить доступ к властным группам тех стран, где будете заниматься бизнесом. А здесь сможете!»

Да, это аргумент…

Обратно

Проснулся я за две минуты до будильника — в 5:38. За окном продолжался дождь. Что-то уже стала просыпаться ностальгия по морозу и сугробам. Ничего, потерпим, скоро обратный перелет. В аэропорту коллапс, вызванный снегопадами в Москве, схлынул. Я быстро прошёл регистрацию. Свежий кофе в аэропортовом кафе пробудил рефлексию.

Стратегия экспорта решений в сфере новой энергетики, включающих «третью компоненту», — это хорошая история. Правда, рабочая онтология «цветущей сложности» — картина мира, рассматриваемая в группе как кандидат на общее видение, — не является чистым типом и не может быть отнесена к одной из шести моделей «зеленого будущего». В части отношения с природой она блика к «зеленому модернизму», в части отношения к обществу сильно пересекается с «зеленым посткапитализмом», а в части отношения к человеку есть в ней что-то от «зеленого коммунитаризма». В тоже время по методу работы мне близок «зеленый рационализм». Эта модель трансформации позволяет работать здесь и сейчас не в логике политического движения, а в инженерной логике фабрики мысли и действия, производящей комплексные техно-социальные проекты.

Не зря в сложносоставном слове «техно-социальные» я ставлю «техно-» на первое место. Важна технология сборки новой энергетики, то, что позволяет научно-технические достижения последних десятилетий превратить в полноценный пакет технологий, дающий новые возможности для общественного развития. 3C-энергетика замыкается в такой пакет при помощи технологий Интернета энергии, снимающего техническими средствами издержки комплексного инжиниринга энергетических, информационных и социальных систем. Недавно завершенная новая версия фреймворка IDEA является хорошей основой для решения данной задачи, которая может стать центровой для группы компаний, объединившихся для продвижения и реализации комплексных решений в мире.

С рядом вопросов тактического характера мы определились. Но осталась проблема со стратегией действия. Один из участников Камчатского клуба в перерыве на кофе сказал мне: «Ваша группа не работает с будущем. Вы обсуждаете только бизнес. Поэтому у вас и нет общественной стратегии для энергетики России». Я стал объяснять, что сначала должен появиться субъект, который пройдет испытания в конкурентной борьбе на зарубежных рынках, а потом вернётся на родину, когда придет время. Напомнил про аналогию, возникшую на одной из дискуссий, с группой «Освобождение труда», сформировавшей теоретическую базу для советского проекта и породившей спин-офф — партию большевиков. Эта партия оказалась в нужное время в нужном месте и запустила советский проект. «Но каков ваш проект? Он же не предъявлен», — продолжал свою линию оппонент. Я начал говорить про безлюдные пространства, но поймал себя на мысли, что пока это только общие рассуждения, а не проект.

Самолет разворачивался над Москвой перед посадкой во Внуково. Я возвращался как будто в другой город. Снег скрыл морщины дорог, сугробы сгладили ландшафт, кукольные дома на белом полотне вызывали сказочные ассоциации. Это был помолодевший, полный надеж и чаяний, готовый к новым свершениям город. Чтобы увидеть его таким, надо было осуществить путь туда, в странное место. Чтобы быть верным приобретенным в путешествии идеям, нужно вернуться обратно и работать здесь над воплощением своего варианта будущего.

Image

«Поверьте мне, несмотря ни на что, в ближайшие пять лет возникнет политический запрос на новую модель энергетики. Если сейчас вы сможете сформулировать свой проект для России, то будут существенные шансы для его воплощения», — вспомнил я напутствие ведущего сессии Камчатского клуба. Оно зацепило меня. А значит, предстоят еще новые путешествия на «Камчатку» в компании с участниками клуба. А значит, нас ждут удивительные открытия, продуктивные коммуникации и интересные дела.

Источники:

1. Холкин Д., Чаусов И. Новая формула энергетического перехода //Энергетическая политика. — 2020. — №. 12. — С. 40–53

2. White D., Roberts T. Post Carbon Transition Futuring: For A Reconstructive Turn in the Environmental Social Sciences?. // URL: https://www.researchgate.net/publication/332868809_Post_Carbon_Transition_Futuring_for_a_Reconstructive_Turn_DW_TJR_Feb_7th_2019

3. Телеграмм-канал «Энергия Африки» //URL: https://t.me/energy4africa/419

4. Холкин Д. Утопия как гипотеза о человечестве. Часть 2. Изобретая новую утопию. //URL: https://medium.com/internet-of-energy/a500d84c5671

5. Перцев А. В., Черепанова Е. С., Матвейчев О.А. Австрийская инженерная философия для политехников. Эрнст Мах, Йозеф Поппер-Линкеус, Отто Нейрат. — СПб.: Издательство «Владимир Даль», 2019

6. Данилкин Л. Ленин: Пантократор солнечных пылинок. — Молодая гвардия, 2017

7. Платонов А.П. Электрификация (общие понятия) //URL: http://platonov-ap.ru/publ/elektrifikaciya

8. Попов М. Плерома. — М.: Корпорация «Сомбра», 2006

9. Чаусов И. С., Холкин Д. В., Бурдин И.А. Архитектура Интернета энергии (IDEA) //Энергоэксперт. — 2019. — №. 4. — С. 28–31

10. Wright F.L. The Disappearing City — New York: W.F. Payson, 1932

11. Ревзин Г. Оправдание утопии. Новый проект Григория Ревзина. //URL: https://www.kommersant.ru/doc/4671426

12. Бадалян Л. Г., Криворотов В.Ф. История. Кризисы. Перспективы: новый взгляд на прошлое и будущее — М.: URSS, 2009

13. Байкалов Д. Люди живых миров // URL: http://www.rusf.ru/vk/recen/2000/d_baykalov_02.htm


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File