Сизифов прогресс: подхватывая рассуждения о природе прогресса от Стивена Пинкера

Дмитрий Холкин
08:59, 13 марта 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

«Всего лишь одна атомная бомба может испортить вам целый день» — такой афоризм был в ходу во времена противостояния ядерных сверхдержав — СССР и США. С тех пор глобальные кризисы множатся с упорностью, достойной лучшего применения. Изменение климата, загрязнение мирового океана, пандемии, миграция, киберпреступность, терроризм, торговые войны — несть им числа. Ещё недалекий от нас XIX век был уютным пристанищем для человечества, познавшего вкус просвещения и связанного с ним прогресса. XX век стал ареной для социальных, политических и научно-технических экспериментов. Шрамы на теле человечества, полученные в это столетие, долго будут напоминать о себе. Но цивилизация, не смотря ни на что, удержалась в мейнстриме прогресса. XXI век, обозначивший свой норов террористическими атаками 9 сентября 2001 г., экономическим кризисом 2008 г., фукусимской аварией 11 марта 2011 г., выступлениями экоактивистки Греты Тунберг в 2019 г., подкидывает человечеству глобальные вызовы, которые могут его уничтожить, если не будут найдены глобальные ответы, обеспечивающие дальнейшее движение по пути прогресса. Об этом в своих интервью журналу Forbes и газете Neue Zürcher Zeitung рассуждает канадско-американский учёный и популяризатор науки Стивен Пинкер. Подсветим некоторые его тезисы.

Стивен Пинкер - канадско-американский учёный и популяризатор науки, специализирующийся в области экспериментальной психол

Стивен Пинкер - канадско-американский учёный и популяризатор науки, специализирующийся в области экспериментальной психологии, психолингвистики и когнитивных наук

— Большинство людей не воспринимает прогресс, потому что их понимание мира основано не на цифрах, а на заголовках СМИ. Природа журналистики заключается в том, что она оставляет прогресс незамеченным, потому что ее работа фокусируется на удивительных событиях, а не на постепенных тенденциях. Такие события чаще плохие, чем хорошие. Хорошие вещи разворачиваются постепенно и могут изменить мир, ни разу не попав в заголовки газет. Однако прогресс — исторический факт. Цифры показывают, что за последние семь десятилетий — в среднем, во всяком случае, — мы стали здоровее, безопаснее, богаче, свободнее, справедливее, умнее и счастливее не только на Западе, но и во всем мире.

— Прогресс не дан природой. Законы Вселенной не заботятся о нашем благополучии, в любой момент возможно, что что-то пойдет не так. И эволюция человека была направлена на то, чтобы дать ему преимущества в борьбе за сохранение видов, а не в борьбе за счастье или мудрость. Осмысленно говорить о прогрессе только с учетом социальных аспектов мира. Мы — когнитивный вид со способностью решать проблемы языковыми средствами, обеспечивающими объединение разных подходов к решению. Мы являемся кооперативным видом, который может объединенными усилиями получить вещи, которые находятся вне досягаемости отдельного человека. И мы, по крайней мере, являемся эмпатическим видом, способным заботиться о благополучии других. Эти особенности человеческой популяции позволили поверх природных процессов выстроить слой социальных отношений, определяющих кооперативное поведение людей. Достаточно ли этого для прогресса?

— Доминирующий в настоящее время во всем мире подход по организации социальных отношений называется капитализмом. Он заслуживает похвалы за впечатляющий рост благосостояния, которым мир наслаждался с XVIII века. Но появление такого способа организации общества не является достаточным условием для прогресса. Ведь известно, что капитализм может сосуществовать со многими пороками, которые мы видим в авторитарных странах. Прогресс существенно зависит от того, что можно отнести к ментальным аспектам мира — от развития науки, от установления главенства идеалов прав человека и равенства, от движений, которые привели к принятию законодательства, защищающего трудящихся и окружающую среду, от предоставления государством общественных благ, таких как образование и инфраструктура, от программ социального обеспечения, защищающих людей, которые не могут внести свой вклад в рынки, и от международных организаций, которые поощряют глобальное сотрудничество и сдерживают войну. Прогресс возможен только потому, что институтам и нормам удается выявить лучшие стороны нашей природы. И им приходиться выполнять сизифов труд в борьбе с нашими же более уродливыми инстинктами.

— Потепление климата является ярким примером глобальной проблемы, возникшей на пути прогресса, для решения которой у человечества не было заготовлено рецептов. Атмосфера Земли — это глобальное общее достояние, подвергшееся опасности; но ни одна страна и ни один человек не имеют стимула сокращать выбросы в одиночку, потому что только они тогда будут нести расходы, а получать бенефиты от усилий будут все. Классический случай «проблемы безбилетника», который в формате капиталистических взаимоотношений не разрешим. Если нам удастся остановить изменение климата, то не путем осуждения нефтяных компаний или личного отказа; здесь нужны прорывы на политическом и технологическом уровнях. Колоссальные усилия, предпринимаемые обществом, недостаточны, чтобы удержать ситуацию с изменением климата под контролем. Нужны более радикальные социальные и ментальные изменения.

— Стивен Пинкер осторожен в своем оптимизме относительно дальнейшего прогресса. Более того, он уверен, что 2020-е годы будут полны проблем, кризисов и раздоров, как десятилетия до и после. Но явный факт существования прогресса также доказывает, что эти обстоятельства не обрекают нас на постоянные страдания. Для него оптимизм — это признание того факта, что институты и нормы до сих пор имели некоторый успех. Наука и техника помогают увеличивать в мире добро, институты демократического правления, образования, свободной прессы и гражданского общества надежно поддерживают восходящий тренд прогресса.

Житейское чувство прогресса я ощущал в уютные годы советского застоя («завтра будет лучше, чем вчера»), во времена бурного расцвета перестройки, в лихие девяностые и стабильные двухтысячные. В последние годы оптимизм ушёл, хотя факты роста благосостояния, появления новых технических средств, возможностей для путешествий, развлечений, поддержания здоровья имеют место быть. Как у Виктора Цоя: «И, вроде, жив и здоров, / И, вроде, жить не тужить. / Так откуда взялась печаль?»

Движущая сила прогресса состоит в освоении сил природы сообществом кооперирующихся субъектов, руководствующихся идеальными представлениями о лучшем мире. Для осознания прогресса важно не только «не читать до обеда советских газет», но иметь реализуемые представления о желанном будущем. Глобальные проблемы в добавку к национальным особенностям жестко заблокировали предпочтительные варианты будущего. Кажется, что имеющиеся в мире формы социальной кооперации, доминирующие ментальные нормы и идеалы, не смогут справиться с новыми испытаниями, которые придумала для нас Вселенная. Мы обречены на тяжелый, бесконечный и безрезультатный сизифов труд в мире без будущего, если не найдем новые способы реализации прогресса.

Подготовлено IC ENEGYNET / Автор: Дмитрий Холкин

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File