«Я трачу деньги не на вещи, а на опыт, который делает меня живым»

Dmitry Volkov
12:52, 30 июля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию


На личные нужды я никогда не трачу больше 10-15% своего дохода

Родители развелись, когда мне было 12 лет, и после этого мама воспитывала меня некоторое время одна. В наследство нам остался банк, на балконе. Это был большой склад стеклотары: бутылки из–под кефира, молока, банки литровые и трехлитровые. Этот банк нам часто помогал. Заведовал этим банком я — вытаскивал из него, например, 10 бутылок из–под кефира и относил их в прием стеклотары. Так он нас часто спасал. Судя по всему, такое мое банкирство привело к тому, что я достаточно аккуратно стал относиться к деньгам. И до сих пор отношусь. Я планирую свои расходы и эти планы в основном выполняю. У меня есть план расходов на каждый год. Правда, есть некоторые категории затрат, где я не экономлю, — это образование и здоровье: мое и моих близких. Я планирую расход не только денег, но и времени. Это на самом деле самый дорогой актив. Я планирую время на работу, занятия философией, музыкой, спортом, пилотированием и даже встречи с друзьями. На занятия философией я затратил много времени. Но это время было одним из самых продуктивных. Надеюсь, что эти инвестиции полезны будут не только мне, но и моим коллегам, читателям моих книг. Что касается покупок… У меня какое-то время был страх, что закончатся деньги и я снова буду сдавать банки с балкона. Поэтому первое время я покупал недвижимость. В принципе это хорошая инвестиция. Но содержание недвижимости иногда тоже оказывается затратным. И сейчас мне кажется, что некоторые покупки были лишними. Многие вещи я бы хотел в своей жизни упростить.

Я стараюсь больше не совершать эмоциональных покупок

Я помню только несколько эпизодов, когда я делал покупки, которые были не по карману. Первый раз — на Птичьем рынке в Москве, был такой на Таганке. Я приезжал туда по выходным, бродил и мечтал о животных. И вот однажды я не выдержал и сделал свою первую эмоциональную покупку. Я купил щенка за 10 рублей. А потом, когда я увозил щенка с рынка, у самого выхода увидел попугая. Мне его тоже захотелось, и я потратил еще 2 рубля. Это была вся моя касса. В итоге содержание этих животных оказалось сложным делом, потому что надо было гулять с собакой, а попугай заболел. Это был хороший урок о том, что есть разовый расход, а есть расходы на содержание. Собака и попугай были на тот момент мне не по зубам. В следующий раз — мне было 16 — все мои сбережения были потрачены на покупку компьютера. Я готовился к этой покупке полгода, выбирал комплектацию — она была более осознанная, но все равно меня разорила. А в третий раз дорогая покупка сделала меня банкротом в 18 лет, когда я купил первую машину. Я тогда уже много работал, но все равно содержание машины была мне совсем не по карману. Я даже влез в долги. С того времени, кажется, не было ни одной покупки, которая по степени удара по бюджету могла бы сравниться с этими тремя случаями.

Первые деньги приносят свободу, все остальные — моральное обременение

Моя диссертация посвящена свободе воли. Философы занимаются вопросом метафизической свободы, и здесь с деньгами корреляции никакой. А вот с психологической свободой корреляция обратная: какое-то количество свободы ты приобретаешь с достижением достаточного уровня дохода. А потом с его увеличением, с появлением значительного капитала деньги становятся обременением, нежели условием свободы. Философ Питер Сингер, один из главных этиков сегодня, считает, что избыточное потребление — это аморальный поступок. В условиях, когда огромное количество людей живут за чертой бедности, избыточное потребление — это санкционирование их бедственного существования, а иногда и смерти. Владение капиталом накладывает ответственность. Если у тебя есть средства, которые нужны этим людям, ты должен сделать выбор: помогать немедленно, помочь потом или игнорировать проблему. Если помогать, то как? И в каком объеме? И что оказывается избыточным потреблением? Дорогие часы — это избыточное потребление или нет? А последний айфон?

Я не шопоголик и не испытываю облегчения или радости от дорогих покупок

В юности я защищался от мира дорогими костюмами, часами и сертификатами разных курсов. Когда мне было 25, я носил костюмы дорогих марок. Мне казалось, эти костюмы делают меня более взрослым. Я выглядел тогда очень молодо, а большинство моих партнеров и сотрудников были старше и относились ко мне первое время как к мальчишке. Я даже купил однажды нелепый крокодиловый портфель за €20 000. Наверное, чтобы казаться важным. Сейчас мне стыдно за это, потому что крокодилы должны плавать в реке. Еще в молодости я заканчивал множество курсов и вешал сертификаты себе на стену. Это были курсы по программированию, по HR, менеджменту — разные квалификации, связанные с работой. Они давали мне чувство защищенности. Потом я вырос, стал выглядеть старше, и, надеюсь, профессионализм теперь виден и без костюмов. Кроме того, группа людей, к которой я себя отношу, — digital nomad, «цифровых кочевников», обычно одевается скромно. Сейчас у меня нет сертификатов на стене, да и костюмов почти не осталось. Ношу только часы Jaquet Droz, в первую очередь потому, что я амбассадор и мне действительно импонирует связь этого бренда с искусством. Конечно, если я хочу порадовать девушку, с которой я иду на свидание, я могу заставить себя надеть неудобные туфли или галстук, но делаю это в качестве исключения, на особый случай. А крокодиловый портфель я продал и ничего подобного покупать не собираюсь.

Я трачу деньги не на вещи, а на опыт, который делает меня живым

Я за богатство эмоциональных переживаний. Я не только по себе, но и по своим коллегам вижу, что люди, которые руководят большими бизнесами и долгое время принимают множество трудных решений, постепенно перестают чувствовать. То есть они эмоционально выгорают раньше, чем перестают ясно мыслить. И это интересная категория людей: зомбифицированные интеллекты. Они не могут радоваться вкусу шашлыка, музыке или виду природы. Для меня очень важно оставаться живым. Поэтому я стараюсь сохранять связь с искусством: играю на фортепиано, участвую в перформансах и даже снимаю сериал для своего канала на YouTube. Это инвестиции в то, чтобы продолжать жить как человек, который чувствует. Одна из моих необычных статей расходов — это рояли. У меня в каждом доме есть рояль. И один рояль совершенно потрясающий — «Фазиолли», он в Нью-Йорке. У него фантастические обертоны. Другая необычная категория расходов: вертолет. Я летаю каждые выходные. Недавно я понял, что хочу летать всю жизнь. Может, я Экзюпери в свое время начитался. Но в этом увлечении я нахожу романтику: это выражение свободы, риск и особая эстетика.

Инвестиции в искусство — это пропуск в особый мир, в коммьюнити

Есть несколько причин, почему люди начинают вкладывать в искусство. Во-первых, это может быть инвестицией. В российском искусстве с этим, однако, сложно. Внутренний рынок достаточно узок, поэтому покупка картин современных российских художников вряд ли может рассматриваться в этом ключе. Во-вторых, это может быть пропуском в закрытое общество. Работы художников — действительно повод, чтобы думать или разговаривать о чем-то интересном. Согласитесь, это интереснее, чем погода или мода. Я начал коллекционировать случайно — с работы Дмитрия Гутова, которая подходила для одного моего интерьера. Потом были работы Пепперштейна и Пивоварова. Они для меня очень ценные, потому что эти люди — перфекционисты и мыслители. В области искусства мне нравятся не столько проекты по созданию коллекций, сколько проекты по продвижению искусства. Например, я очень люблю «Гараж» — у него нет своей коллекции. Но «Гараж» создал форум для общения молодежи, он сделал искусство модным. Еще один подобный проект — «Арсенал» в Нижнем Новгороде, где я являюсь председателем попечительского совета. Это площадка для выставок, на которой часто сотрудничают российские и зарубежные художники и кураторы. Для меня важно собственное участие, я не могу быть просто в роли «хранителя святынь», как некоторые коллекционеры. Я бы хотел создавать площадки и поводы для общения.

Я за то, чтобы создавать удочки, нежели раздавать рыбу

У меня есть знакомые, которые занимаются финансированием водоочистных сооружений в Африке. Они большие молодцы — пытаются решить вопрос напрямую. Их помощь сейчас очень нужна. У меня, к сожалению, таких проектов пока нет.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File