Donate
Society and Politics

Пьер Шардо. Интеллектуалы как они есть

Quinchenzzo Delmoro08/07/23 18:19847

Перевод: Денис Хромый

Элизе Реклю — французский географ, активист, анархо-коммунист и теоретик
Элизе Реклю — французский географ, активист, анархо-коммунист и теоретик

… И всё же мы слишком восхищаемся ими и закрываем глаза на очевидную правду, способную нам прояснить то, какова их истинная ценность. Среди представителей «интеллигенции» лишь двое за последние сорок лет отказались от государственных наград: Элизе Реклю и Кюри [1] — и больше никто. Эти господа, падкие на различные легкомысленные забавы, чей быт заключается в ежедневной торговле «вечными истинами», должны вызывать лишь презрение ко всем этим их ребяческим играм в «исключительность» и жадным поискам мимолётной милости у всех и вся, завоёвывая которую они ведут как бескультурные животные. Более того, они, находясь в этой борьбе, даже умудряются завидовать друг другу. Ох уж вся эта «интеллектуальная» ненависть, ревность писателей и реалии учёных, где отсутствие совести сочетается с беспощадным желанием навредить и растоптать своего соперника — не об этом ли нам расскажет Бальзак?

Организованная и произвольная власть никогда ещё не находилась в такой ситуации, в которой у неё не было бы таких вот «интеллектуалов», оправдывающих её существование и злоупотребления. Философы древности, за немногими исключениями, оправдывали рабство, а самые выдающиеся «интеллектуалы» времён Великого века пресмыкались перед «королём-солнце» [2]. Ренан очень благосклонно относился мандаринату «интеллектуалов» и социальной кастовой системе [3], где vulgum pecus (с лат. «простой народ», «чернь») вкалывал на благо этих Господ. Что уж говорить о лицемерии Канта, который ниспровергает догмы во имя чистого разума, но тут же советует повиноваться этим догмам во имя разума практического?

Все или почти все, где исключения лишь подтверждают правило, презирают ручной труд, провозглашают себя исполнителями «благородной миссии» и считают себя бесконечно выше тех, кто им служит — их кормит, одевает и обустраивает. Стоит ли тогда удивляться тому, что эти «интеллектуалы» столь легко забывают о своей радикальной риторике, когда здание общественного строя начинает трещать по швам и их совместная ложь нужна для поддержания этого разрушающегося порядка, существование которого им выгодно?

Эти дилетанты, снобы… Они забавляются идеями и жонглируют ими, не принимая их всерьёз. Они проповедуют стоицизм и простую жизнь, но в то же время живут в роскошных виллах и, когда могут себе это позволить, нанимают себе личных слуг в придачу. Они окружают себя пышной роскошью. Экономисты лицемерно оплакивают ужасы войны и одновременно с этим превозносят бешеную конкуренцию, которую эта же война и порождает. Или, возьмём, литераторов: они, находясь вдали от всяких окопов, наживаются на чужом «героизме», строча свои гротескные и жалкие книжонки. Такие люди предпочитают регулярно коротать своё время с «хорошей компанией» — они не любят принимать у себя страждущих, которых раздирает голод и сводит с ума нищета. Вместо этого им нравится ходить в отборные салоны, где можно повстречать всех финансовых акул… или в разные иные места…

Пьер Шардо — французский анархо-индивидуалист, активист и публицист
Пьер Шардо — французский анархо-индивидуалист, активист и публицист

Что ж… Поскольку мы достаточно хорошо «ознакомились» с этими «интеллектуалами», давайте же не будем больше их чрезмерно чтить. Давайте перестанем смотреть на них как на мессию и обращаться к ним с призывами к человечности, здравому смыслу, разуму и так далее… Постоянное благоговение перед ними лишь придаст их власти сакральное значение и приведёт к признанию их морального авторитета. Теперь-то мы знаем, чего от них можно ожидать. Продолжать же в том же духе почитать их было бы не более, чем свидетельством слабости.

Кроме этого, было бы нелепо вставать на защиту тех нескольких исключений, которые не последовали за остальными интеллектуалами, а также сознательно и абсолютно восхищаться теми, кто проявил чуть больше достоинства и храбрости. Ибо даже в своём бунте «интеллектуал», если не считать расстрелянных во время войны ирландских поэтов и некоторых других редких исключений, остаётся дилетантом, а не человеком, безвозмездно посвящающим свою душу и тело сражению! Почти всегда они соображают то, как подстроиться и соблюсти общие приличия и спасти собственную шкуру.

Наше глубокое восхищение же принадлежит тем, кто бунтует своей кровью и потом, а не чернилами — тем, кто живёт своей истиной, а не рассуждает о ней страницей за страницей, том за томом.


Примечания переводчика:

1. Как удалось выяснить переводчику, Шардо здесь ссылается на следующий факт: в 1910-ом году Мария Кюри отказалась от предложенного ей правительством Франции Ордена Почётного легиона. Касательно же Элизе Реклю, то Шардо, видимо, имеет в виду следующий случай: «Реклю написал несколько статей об американской войне за уничтожение невольничества и показал освободительную роль в этой войне знаменитого президента Северо-Американских Штатов Авраама Линкольна. Эти статьи оказали большое влияние на общественное мнение Франции. Услуга делу освобождения негров в Америке была официально признана американским правительством, и посланник Северо-Американских Штатов во Франции, по поручению своего правительства, предложил Реклю в благодарность за оказанную услугу крупную денежную сумму. Но Элизе Реклю отказался от награды, несмотря на то, что его материальное положение было далеко не блестяще» (цитата взята из научно-популярной книжки «Замечательные географы и путешественники: Элизе Реклю», изд. Географгиз, 1956 г. С. 21–22).

2. «Королём-солнце» называют короля Франции Людовика XIV. Примером же таких «пресмыкающихся философов» был Вольтер, который посвятил Людовику XIV отдельное историческое сочинение «Век Людовика XIV» (фр. «Le Siècle de Louis XIV»), в котором ярко выразил своё почтительное отношение к королю, превознося период его правления.

3. Мандаринат — это орган власти в Китае в эпоху Империи (до революции 1911), который состоял из государственных чиновников, именующихся «мандаринами». По сведениям историков, эти чиновники «… получали крайне низкие оклады жалованья, открыто занимаясь взяточничеством и расхищая взимаемые с населения налоги и пр. Крупные мандарины (особенно губернаторы, генерал-губернаторы, провинциальные казначеи и пр.) полновластно хозяйничали в своих провинциях, безнаказанно грабя купцов, ремесленников, крестьян. Народ ненавидел грабителей и насильников М., и во время многочисленных восстаний массы обычно нападали на канцелярии и дворцы крупных чиновников».

Quinchenzzo Delmoro
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About