Флэнн О’Брайен и ментальный ген инопланетного абсурда

Dodo Space
16:46, 14 марта 20162658
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Флэнн О’Брайен, он же Бриан О’Нуаллан, он же Майлз на Гапалинь, — короткоживущий (увы) изотоп ирландского прозаика, сатирика и критика. О’Брайен написал пяток романов, первый же сразу полюбился Джойсу и Грэму Грину, и в ХХ веке едва ли кому удавалось ловчее впутывать роман в роман в роман, да так, чтобы герои вложенных историй при этом успешно, с удовольствием, умно и укататься как смешно собачились друг с другом и с автором. А еще у него умопомрачительные сборники его газетных статей и колонок про все на свете, в частности, о веселой брезгливой любви-ненависти к родному народу. И мне, по чести сказать, неизвестен другой такой же полифонический журналист, с таким диапазоном охвата тем, стилей, с таким лексическим богатством.

Что мне вам сказать обобщающего об О’Брайене? Есть такой редкий ментальный ген, за которым я охочусь в литературе последние лет пятнадцать. Это такой особый вид инопланетного абсурда, в котором растворяется привычная черная белизна (белая чернота) хорошего-плохого, умного-глупого и все остальные единицы и нули. Это другая система думательных координат. Так умели уже помянутые Беккет и Джойс, Хармс и обэриуты, умеет Стоппард, немножко Горчев (когда был) и Воронежский. Я бы мечтала так писать. Счастье, что, читая такие тексты, я подключаюсь к этому измерению, к этому вогнутому глобусу с двумя ручками, к этому транзистору на селедке и моржовом киселе. Эти тексты читают, чтобы углупиться ™. Это не детство и не мудрость человечества, не новая свобода и не церебральная гимнастика. Это западная версия из-умления.

Шаши Мартынова, издатель и переводчик

Brian Ó Nuallain, Flann O’Brien, Myles na gCopaleen

Brian Ó Nuallain, Flann O’Brien, Myles na gCopaleen

Прозаик с тысячей лиц, писавший попеременно в десятке разных стилей для нескольких газет, Флэнн О’Брайен / Майлз на Гапалинь единолично был целым литературным театром на бумаге.

Однако труд двадцати шести лет его жизни — сатирико-обозревательно-уничижительно-поразительная почти ежедневная колонка, которую О’Брайен вел для газеты «Айриш Таймз» с 1940 по 1966 гг. под псевдонимом Майлз на Гапалинь (букв. «Майлз Поньский»), — на наш с вами язык переведен до сих пор не был. «Лучшее из Майлза» — каноническая посмертная коллекция всего наиблистательнейшего, собранная редакцией газеты «Айриш Таймз» в 1968 г.

Именно ее-то и собирается издать «Додо» с помощью краудфандинга (всем ирландски-ориентированным гражданам рекомендуем не терять времени и вписываться). Флэнн О’еБрайен умер 1 апреля 1966 года в Дублине; ему было 54. Завершим же нашу кампанию с победой 1 апреля 2016 года и тем почтим 50-летие со дня этой единственной неудачной шутки писателя.

А пока что вашему вниманию:

«Лучшее из Майлза», отрывок

Перевод Шаши Мартыновой (предфинальная версия)

Обложка будущей книги «Лучшее из Майлза». Художник Владимир Камаев

Обложка будущей книги «Лучшее из Майлза». Художник Владимир Камаев

Брат все продумал.

Что?

Войну. Как нам тут, в Свободном государстве, пережить войну. В смысле распределения продовольствия, черного хлеба и всякого такого пошиба. У брата есть план. Батюшки, вот вы удивитесь-то, когда узнаете. Все очень одобрили у нас в норе-то давеча.

И какого же рода этот план?

А вот какого. Я вам расскажу. Все ложатся в постель на неделю, ежемесячно. Каждый мужчина, женщина и ребенок в этой стране. Калеки, пьянчуги, полицейские, сторожа — все поголовно. Вставать никому нельзя. Никаких газет, ‘бусов, киношек и никакого иного пошиба увеселений вообще. И не важно, кто ты, — сиди дома и с кровати не слезай. Книжку читай, если хочешь, конечно. Но без вставаний вот этих вот.

В наш динамичный железный век мне это видится любопытным решением.

Вишь ты, если все лежат, сберегаются одежда, обувь, резина, бензин, уголь, торф, дрова и все, чего нам не хватает. И еда тоже, не забудем. Потому что вот скажите мне: отчего вам голодно? Из–за работы вам голодно. Работа да всякое хождение, да заглатыванье пинт, да точение ляс на углу. Остаемся в постели — и ничего, кроме куска-другого хлеба, и не понадобится. Ну или гренки, чтоб волосы кучерявились, вы мне скажете. Если все лежат, никому и работать не надо, потому что все и каждый на белом свете работают за ради кого-нибудь еще.

Ясно. То есть за год выйдет двадцатипятипроцентная экономия в потреблении товаров первой необходимости.

Ну, про это я не знаю, но четверть всего мы точно сэкономим, а этого нам для прожитка хватит.

Но зачем же тогда вообще вставать?

Пекари, дружище. Пекарям придется встать, чтобы напечь еще хлеба, а уж раз один встал, то и всем придется. А знаете, почему? Потому что черта с два эти ребята пекари чего делать будут, если все остальные по кроватям. Этим ребятам самая мысль, что все лежат, а они вкалывают в пекарне, невмоготу. Брат говорит, что нужно делать поправку на гнилую древнюю природу человеческую. Так он ее называет. Гнилая древняя природа человеческая. И батюшки, не то чтоб он сильно ошибался.

Очень интересно. Ему бы донести этот план до соответствующего правительственного учреждения.

А тут вы сами не сильно ошибаетесь. Пока-пока, вон мой ‘бус!

Добавить в закладки

Автор

File