Написать текст

Зазеркалье смыслов

Alexandra Davidovich

Варкалось. Хливкие шорьки

Пырялись по наве,

И хрюкотали зелюки,

Как мюмзики в мове.

Детские сказки в своем большинстве — это страшная/грустная история с лихой вишенкой в виде счастливого финала. Будущие счастливые принцессы впадают в летаргические сны, рабски трудятся и терпят всяческие унижения. В русских же сказках детишки бодро прыгают в печь Бабы Яги, а Колобка вообще съедают чуть ли не на первой странице. Все это очень печально, но, в принципе, просто и понятно. Не слушал бабушку с дедушкой — полезай в лисью пасть. А вот что будет, если, оступившись, ты полетишь в кроличью нору?

О птице Додо и маленькой девочке

Чеширский математик и философ, Чарльз Лютвидж До-до-доджсон, он же Льюис Кэрролл — вот кто выпустил в человеческий мир Белого Кролика. «Тик-так» — тикают кроличьи часики, достанные из кармашка английского жилета. Кролик вечно опаздывает, а за ним и опаздывают все те, кто пытается его догнать. Что сделал Кэрролл — написал забавную и странную историю о знакомой девочке Алисе или открыл нам глада на абсурдность и дикость нашей жизни? Скорее всего и то, и другое сразу — «Алиса» навсегда осталась одной из самых странные и сложных сказок в мировой литературе. В путаных дорогах Страны Чудес и Зазеркалья сам автор отвел себе скромную роль — большой заумной птицы Додо (заика часто произносил свою фамилию как «До-до-доджсон», которая вечно бежит по кругу.

О падении вниз и логическом позитивизме

Итак, побежав за Белым Кроликом, мы вместе с Алисой упали в кроличью нору. Точно неизвестно, сколько Алиса падала, в любом случае, сказано, что времени у нее было достаточно. За время падения семилетняя девочка успевает поговорить сама с собой о центре Земле и бессмысленности многих вопросов в этой жизни. «А не пролечу ли я всю землю насквозь?» — спрашивает себя Алиса. Это вопрос поднимался во времена Кэрролла во всей популярной литературе. Что случится с человеком, если он пролетит по тоннелю, проходящему через центр Земли? Ответ был дан еще Галилеем: скорость падения тела будет возрастать, но ускорение уменьшаться. В центре ускорение совсем пропадет, а на следующем отрезке пути уже скорость будет снижаться, а замедление расти. У Алисы, пролетев она всю Землю насквозь, вполне был шанс колебаться вечно. Ну, а потом, спустя много лет, остановиться в центре Земли. Нерадостная перспектива для маленькой девочки, не так ли?

Алисе было скучно падать, поэтому она вспомнила и свою кошку. «Едят ли кошки мошек? «Едят ли мошки кошек?» У Алисы нет ответов на эти вопросы. Кэрролл, говорит, что тогда и нет разницы, как формулировать вопрос, если на него нельзя ответить. Это и есть логический позитивизм по словам некого Эликзэндера.

Страна Чудес и Иронии

После приземления будет еще страннее и страннее. Мир, в котором оказалась Алиса, — это поток аллюзий, отсылок, загадок и нескрываемой сатиры. Море слез, которое она наплакала, — праокеан, в котором зарождалась жизнь, то есть, теория эволюции. А бессмысленный, нелепый бег животных по кругу — теория естественного отбора. Хочешь высохнуть — беги еще быстрее, затопчут — медленно бежал. И кто же в итоге победил? «Победили все! И каждый получит награду!» — говорит Додо.

Имя служанки Мэри-Энн, которую Алиса встречает в доме Белого Кролика, имеет множество значений. Оно может быть как эвфемизмом служанки, так и сленговым аналогом гильотины. Политические аллюзии медленно вклиниваются в чудаковатость Страны Чудес.

Диковинные персонажи окружают Алису на каждом шагу. Синяя Гусеница, прежде чем дать совет, задает очень неудобные вопросы. Представь, что тебе выдыхают кальянный дым в лицо и настойчиво вопрошают: «А кто ты такая?» В конце концов Гусеница все же говорит Алисе о волшебных свойствах гриба, на котором сидела. И девочка снова растет и уменьшается…

На сцене в доме Безобразной Герцогини стоит остановиться — именно там, среди дыма и запаха перца лежит и улыбается Чеширский Кот. «Улыбается, как чеширский кот» — расхожая поговорка времен Кэролла. Сложно сказать, откуда она произошла. Говорят, что одно время в Чешире всем сырам придавали форму улыбающихся котов. Это так по-кэрроловски — сырный кот съедает крысу, которая съедает сыр! Образ Чеширского Кота, пожалуй, становится образом Страны Чудес. «Все мы здесь не в своём уме» — эта реплика Кота вполне может стать аннотацией к творению Кэрролла.

Вечный six-o-clock

Два других персонажа на пути Алисы — несменные Болванщик и Мартовский Заяц — те, без кого тоже нельзя представить Страну Чудес. Они сыплют загадкам и софизмами, при чем, сами не всегда понимают, о чем говорят. В доме Лидделов чай подавали не в пять, а в шесть часов, поэтому Шляпник и заяц вынуждены всю жизнь пить чай, а на часах всегда будет шесть. С одной стороны — грустная ирония. С другой — очередная теория бытия. Физик Эддингтон сравнил Безумное чаепитие с моделью Вселенной, в которой время остановилось. Можно считать, что они ведут себя с Алисой невежливо — перебивают ее, оскорбляют и даже не дают выпить чаю. Но что с них взять? Они просто не в своем уме.

О сне и яви

Впереди Алису ждет черепаха Квази, королевский крокет и суд колодой карт. Ничего необычного — в мире, где все набекрень, это кажется привычным и нормальным. А потом Алиса просто просыпается, но в траве мимо нее снова пробегает Белый Кролик, а вдалеке Червонная Королева опять грозит всем отрубить головы. А еще будет Зазеркалье — новый, не менее странный и сумасшедший мир с новой бесконечной гонкой, где нужно бежать быстрее, чем ты можешь.

А когда проснемся мы? И что увидим в этом новом мире? Поймем ли мы, что были безумны? И с какой скоростью нам нужно бежать, чтобы сдвинуться хоть на шаг?

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Alexandra Davidovich
Alexandra Davidovich
Подписаться