Donate
Избранное

Э. Арман «Небольшое пособие по анархическому индивидуализму»

Эгалите22/03/23 10:421.5K🔥
Иллюстрация Звениславы Альпидовской
Иллюстрация Звениславы Альпидовской

I

Быть анархистом означает отрицать власть и отвергать ее главное экономическое следствие: эксплуатацию, порождаемую этой властью во всех сферах человеческой деятельности. Анархист желает жить без богов и господ, хозяев и начальников; а-легально, то есть, без законов как без предрассудков, и аморально, то есть без обязательств как без коллективной морали. Анархист хочет жить свободно и жить в соответствии со своей собственной идеей жизни. По соображениям своей внутренней совести анархист всегда выбирает быть асоциальным, непокорным, посторонним, маргинальным, отличительным и неудобным для других человеком. И такой человек обязан жить в обществе, основы которого являются абсолютно чуждыми и отвратительными для его нрава, что, в свою очередь, заставляет его неизбежно ощущать себя так, словно он не в своей тарелке. Если же он и идёт на неизбежные уступки своей среде, при этом всегда намереваясь отплатить за них сполна, то это лишь для того, чтобы избежать необдуманного риска своей жизнью или бесполезного пожертвования ею, где эти уступки начинают отыгрывать для него роль оружия личной защиты в борьбе за собственное существование. Анархист желает, насколько это возможно, прожить свою жизнь полноценно в духовном, интеллектуальном и экономическом плане, не желая иметь ничего общего с остальным миром эксплуататоров или эксплуатируемых, и не желая доминировать или эксплуатировать других. Но анархист при этом всегда сохраняет готовность отреагировать любыми средствами на чьё-либо вторжение в его жизнь или воспрепятствование кем-либо в выражении им своих мыслей пером или речью.

Для анархиста врагом является Государство и все его институты, которые всегда стремятся поддерживать или увековечивать свою мёртвую хватку на шее личности. Всякое примирение между анархистом и всякой формой общества, покоящейся на власти, невозможно, и не важно от кого эта власть исходит: от автократа, аристократа или от демократа. Нет абсолютно никаких оснований для того, чтобы анархист когда-либо смирился с любой социальной средой, чей порядок регулируется решениями большинства или желаниями истеблишмента. По той же причине анархист яро борется против всякого образования, ангажированного государством и распространяемого церковью. Анархист является противником всяких монополий и привилегий, будь хоть они порождены условиями интеллектуального, морального или экономического порядка. Короче говоря, анархист является непримиримым антагонистом всякого режима, всякого социального строя, всякого положения вещей, основанного на доминировании человека или социальной окружающей среды над личностью и эксплуатации этой личности другим человеком или группой людей.

Первостепенной задачей анархиста является критическая рефлексия. Анархист следует своему пути, сея бунт против всего того, что угнетает, препятствует и выступает против расширения свободы личности. Он признаёт что для того, чтобы освободиться, анархист должен сперва избавиться от предвзятых идей и оков страха, позволив тем самым появиться мысли свободной от общепринятых мнений и социальных норм. И лишь после этого анархист обретёт силу, которая позволит ему увлечь за собой кого-либо на путь практического бунта против детерминизма социальной среды и утверждения самих себя как личностей, как скульпторов своей души, которые, насколько это возможно, воспринимают самих себя в качестве независимого нравственно, интеллектуально и экономически общества. Он воодушевит невежду учиться, безразличного действовать, слабого стать сильным, а упавшего — встать на ноги. Он побудит мало одарённых и менее приспособленных к тому, чтобы они черпали свои силы из самих себя, не полагаясь на кого-либо ещё.

Целая бездна отличий отделяет анархизм от социализма в их различных аспектах, включая и синдикализм.

Анархист кладет в основание всех своих идей жизнь индивидуальный акт. И именно из–за этого анархист охотно и называет себя анархо-индивидуалистом.

Он не верит, что всё то зло, от которого страдают люди, порождается лишь исключительно существованием капитализма или частной собственности. Анархо-индивидуалист считает, что всё это зло, все эти беды связаны в целом с духовной нищетой людей. Хозяева существуют лишь потому, что существуют рабы, и боги существуют лишь потому, что существуют те, кто преклоняет перед ними колени. Анархо-индивидуалист теряет всякий интерес к насильственной революции, которая полагает своей основной целью коллективистский или коммунистический способ распределения материальных благ, потому что реализация этой цели вряд ли повлекла бы за собой существенные преобразования именно в общем духовном состоянии людей, и, следовательно, вряд ли действительно поспособствовало бы освобождению личности. В коммунистическом обществе личность будет подчинена, как и в настоящее время, воли общества, из–за чего она будет ощущать себя столь же ничтожно и несчастно, как и сейчас. Вместо того, чтобы находиться во власти привилегированного меньшинства капиталистов, личность теперь была бы зависимой от экономической власти трудовых коллективов. Ей бы ничего не принадлежало на самом деле. Безусловно, личность была бы производителем, потребителем, клала и брала бы что-то из общих ресурсов, однако она никогда не была бы независимой.

II

Анархо-индивидуалист отличается от анархо-коммуниста в том смысле, что анархо-индивидуалист рассматривает (помимо собственности на некоторые предметы довольствия, которые являются результатом продолжения личности самой себя в труде) собственность на средства производства и свободное распоряжение материальными благами в качестве основной гарантии независимости личности. Понятно то, что возможность производить материальные блага с помощью собственности (индивидуально, парами, семейными группами или кем-нибудь ещё) ограничена количеством имеющейся земли или жизненно необходимыми для удовлетворения потребностей общества средствами производства, при условии того, что для владельца эта земля не сдается в аренду или ее стоимость не возрастает посредством предоставления определенных услуг, связанных с этой землей.

Анархо-индивидуалист не желает больше жить любой ценой, как это делает обычный индивидуалист, даже находясь в привилегированном положении эксплуататора, но он и не желает жить в строго регламентированном обществе, даже при условии того, что еда, одежда и жилье в таком обществе ему гарантированы.

Анархо-индивидуалист, впрочем, и не требует вообще какой-либо общественной системы, которая определила бы будущее и связала бы с ней современность. Вместо этого анархо-индивидуалист требует состояния законной неприкосновенности личности и ее защиты от любой социальной среды и ее институтов (государства, общества, окружающей среды, различных групп и т. п.), которые позволили бы, поддерживали бы, увековечивали бы, санкционировали бы или сделали бы возможным:

1) подчинение личности обществу, которое низвело бы личность в состояние полной ничтожности, поскольку личность не смогла бы быть равноправным членом этого общества, способной разделять с этим обществом всю власть на равных;

2) обязательство (в какой бы то ни было сфере деятельности) взаимопомощи, солидарности, ассоциации;

3) лишение личности неотъемлемого права на владение средствами производства и права на полное и неограниченное распоряжение собственными продуктами труда;

4) эксплуатацию личности кем-либо из товарищей, которые заставляли бы личность трудиться за свой счет ради чужой выгоды;

5) монополизацию, то есть, возможность для отдельного человека, пары или семейной группы иметь больше, чем необходимо для их обеспечения нормального уровня жизни;

6) монополию государства или любой заменяющей его исполнительной формы, которые вмешиваются (в роли централизатора, администратора, директора, организатора) в отношения между людьми в любой сфере их деятельности;

7) ссуды под проценты, ростовщичество, ажио, размен денег, наследование имущества и т. д. и т. д.

III

Анархо-индивидуалист занимается «пропагандой» с целью пробудить в людях предрасположенность к анархо-индивидуализму, наличие которой у самих себя людьми игнорируется, или же, по крайней мере, с целью попытаться сформировать благоприятный интеллектуальный климат для появления такой предрасположенности. Отношения между между анархо-индивидуалистами основываются на всеобщей «взаимности». «Товарищество» является крайне важным в достижении гармонии индивидуального порядка, который никогда не навязывается кем-либо насильно. «Товарищ» же это тот, с кем анархо-индивидуалист поддерживает ежедневно тесную связь на индивидуальном уровне, и который является тем, кто прилагает ощутимые и ценные усилия, чтобы почувствовать себя живым, кто принимает участие в образовательно-просветительских инициативах и агитациях людей, и кто искренне уважает образ жизни каждого другого товарища, не посягая на развитие всех тех, кто продвигается вместе с ним вперёд и все тех, кто вступает с ним в более тесные и интимные взаимоотношения.

Анархо-индивидуалист никогда не является рабом заготовленных формул или препарированных письменных речей. Он приемлет лишь исключительно живое и искреннее мнение. Сам же он только высказывает своё мнение, которое он ни в коем случае не стремится навязать в качестве единственно верного и правдивого. Если он принимает определенный набор правил, на которые он будет опираться в своей жизни, то делает он это для того, чтобы обеспечить себе больше свободы, счастья и благополучия, но вовсе не для того, чтобы пожертвовать самим собой. Если же ему кажется, что последующее продолжение сохранения верности своим принципам негативно повлияет на его независимость, то он непременно откажется от этих принципов, изменит или заменит их другими. Анархо-индивидуалист ни в коем случае не желает, чтобы над ним господствовали какие-либо принципы, принятые априори. Он основывает правила своего поведения лишь исключительно на своём опыте, то есть апостериори, и правила этого поведения никогда не бывают раз и навсегда устоявшимися: они всегда улучшаются и изменяются в зависимости от приобретения личностью нового опыта, а также необходимости приобретения новых навыков в борьбе с окружающей его средой, не возводя при этом эти принципы и навыки в априорный абсолют.

Анархо-индивидуалист никогда не отвечает ни перед кем за свои поступки и действия, кроме как перед самим собой.

Анархо-индивидуалист рассматривает всякое объединение с кем-либо только как временное средство и наименьшее зло для удовлетворения своих потребностей. Таким образом, анархо-индивидуалист вступает в союз лишь в случае крайней необходимости и исключительно добровольно. Вступает анархо-индивидуалист в такие союзы лишь на короткий срок, всегда помня о том, что каждый может выйти из него, как только этот союз начнет негативно сказываться на ком-либо из участвующих в нем сторон.

Анархо-индивидуалист не предписывает какой-либо определённой сексуальной морали. Каждый сам волен определять то, как ему распоряжаться своей сексуальной, эмоциональной или интимной жизнью, и право это распространяется как на представителей одного пола, так и на представителей другого. Важно отметить, что в интимных отношениях между анархистами разных полов нет места ни насилию, ни принуждению. Анархо-индивидуалист считает, что экономическая независимость и возможность стать матерью по собственному желанию являются первоначальными условиями для освобождения женщины.

Анархо-индивидуалист хочет жить и уметь ценить жизнь во всех её проявлениях. Оставаясь господином своей воли, анархо-индивидуалист между тем также рассматривает и свои знания, способности, чувства и многочисленные органы восприятия своего тела в качестве слуг своего «Я». Он не является трусом, но и не желает умалять самого себя. И анархо-индивидуалисту хорошо известно, что тот является рабом, кто позволяет своим страстям руководить собой или же позволяет своим влечениям подчинять себя. Анархо-индивидуалист всегда стремиться быть и оставаться «господином самому себе», чтобы двигаться навстречу приключениям, к которым его ведут независимые поиски и свободное познание. Анархо-индивидуалист охотно порекомендует кому-либо жить простой жизнью, отказаться от ложных, порабощающих и бесполезных потребностей, избегать большого скопления людей, разумно питаться и следить за гигиеной своего тела.

Анархо-индивидуалист всегда будет интересоваться дружескими для него сообществами с целью порвать связь с отвратительной для него социальной средой, чтобы в конечном счете избавиться от нее полностью. Сознательный отказ от военной службы или от уплаты налогов; свободные союзы, единичные или множественные, протестующие против общепринятой морали; незаконная деятельность как насильственный разрыв (с небольшими оговорками) экономических обязательств, навязанных силой; воздержание от любого вида действия, от любого вида труда, от любого вида должности, связанных с поддержанием или укреплением навязанного интеллектуального, морального или экономического порядка; свободный обмен жизненно важными продуктами с другими анархо-индивидуалистами, обладающими необходимыми средствами производства, без вовлечения капиталистических посредников и т. д. — всё это является теми видами социальной и экономической деятельности, которые по своей сути соответствуют анархическому индивидуализму.

Перевод: Денис Хромый

Author

Nick Izn
Фідель 🏴
Николаев
+1
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About