Donate
Избранное

Рисовать политику. Короткие интервью с художниками об арт-активизме

Эгалите13/08/23 13:251.5K🔥
Рисунок Александры Пушной
Рисунок Александры Пушной

До начала войны мы работали над выпуском про удовольствия. Как вы сами понимаете, удовольствий по сей день не обнаружено в том объеме, позволяющем интеллектуально осмыслять то, что становится источником витальности.

Искусство сегодня вышло далеко за пределы просто манифестов, а новое ремесленничество и арт-активизм подсказали следующий шаг — обратиться к художникам и коллективам, чтобы узнать, где пролегает грань между индивидуализмом творчества и политической необходимостью.

Зимой 2021 года мы задали нашим героям всего 5 вопросов:

1. Что такое арт-активизм в широком смысле и для вас лично?

2. С какими задачами арт-активизм справляется, и в каких областях одного лишь искусства недостаточно?

3. Что Вам дает арт-активизм и что забирает?

4. Насколько арт-активизм свободен от клише массовой визуальной культуры? Существуют ли некоторые «стандарты качества» в арт-активизме, по которым можно судить о значимости и успешности того или иного произведения?

5. Быть художником — это значит уже проявлять свою личную свободу или сознательно ограничивать себя ради достижения важных общественно-политических целей?

Полученные ответы нисколько не утратили актуальности.

Синий Карандаш

1. В широком смысле арт-активизм — это практика, направленная на решение художественными способами каких-либо проблем, связанных с социумом, городской средой, экологией, политикой и т.д. Для меня самого — это попытка повлиять на реальность вокруг себя, изменить ее, сделать более разумной и комфортной.

Например, занимаясь проектами, связанными с заброшенными пространствами, мы можем обратить на них внимание и способствовать тому, чтобы они были введены обратно в публичное пользование. Также можно запечатлевать реакции на поведение и политику властей, отдельных институций и организаций, имеющих возможность эту реальность формировать, указывая, допустим, на их реальные действия и стоящий за ними смысл. Вне поля зрения не остаются и простые «бытовые» истории. Так, если на куче мусора написать слово «внимание» или просто «мусор», то с большой вероятностью она исчезнет на следующий день. Это происходит из–за того, что без надписей кажется, что она никому не принадлежит и ее как бы нет, но как только на ней появляются знаки у людей и власти включается сознание — и они начинают на кучу реагировать.

Мне кажется, что изменение реальности — это важная составляющая искусства.

2. Я могу говорить только об опыте арт-активизма в Нижнем Новгороде, и здесь он справляется с некоторым количеством задач.

Первая — это градозащита. Нижегородский стрит-арт очень много работал с историческими домами и кварталами, при этом развивая частные, локальные истории, опираясь на поддержку жителей и сообществ.

Вторая касается городского пространства и урбанизма. «Синий карандаш», например, регулярно маркирует связанные с ними проблемы: от нелогичностей городского устройства до возвращения названий улицам, домам, рекам и т.д.

Однако арт-активизма и искусства оказывается недостаточно именно в политике, потому что для того, чтобы случились реальные политические изменения и трансформации нужны более веские причины, способные вызвать соответствующие потребности и усилия со стороны общества. Сейчас у большинства нет интереса к политической жизни в принципе: и к оппозиционной, и к провластной (на выборы тоже никто не ходит). У людей с властью огромная дистанция. Искусство может повлиять на эту ситуацию, проговаривая и намечая отдельные темы.

3. Арт-активизм дает позицию и средства для ее выражения. В моем случае, это свободные городские поверхности. Я считаю, что они — довольно важный медиум для социальной коммуникации — растяжки, заборы, окна собственной квартиры… Даря возможность высказывания, арт-активизм позволяет также участвовать в жизни социума и города, а благодаря медиа и Интернету — страны и мира в целом.

Что он забирает, так это время и некоторых людей (друзей, единомышленников), с которыми вы, несмотря на близость, можете разойтись в принципиальных вопросах и оценках.

4. Стандартов качества никто не прописывал. А успешным арт-активистский проектом можно считать тот, благодаря которому обозначенная проблема оказалась решена.

5. Наверное, для меня — в предложенной вами дихотомии — ближе позиция проявления личной свободы. Выражать ту или иную близкую мне идею и передавать ощущения, например, от пространства или ситуации можно не менее сознательно, чем когда ты ограничиваешь себя.

«здравствуйте! ну вот и всё на сегодня!» Синий Карандаш
«здравствуйте! ну вот и всё на сегодня!» Синий Карандаш

Полина Кузнецова / Tal Yavin

1. Я всегда считала, что в искусство нужно привносить социальную повестку, что художницы, писательницы и представительницы совершенно разных сфер искусства могут заявлять громко и открыто о социальных проблемах и политике.

Многие художники боятся этих тем или даже намеренно пренебрегают ими. Но мы живем в мире, где политика окружает нас везде, от нее нельзя скрыться в своей уютной личной жизни.

И мы имеем в своих руках инструменты для того, чтобы влиять на людей и как-то менять этот мир к лучшему, поэтому важно ими воспользоваться.

Для меня артивизм — это совершенно естественное сочетание двух сфер моей жизни, в которые я наиболее погружена. Будучи активисткой, я не могу игнорировать это в своём творческом подходе. И наоборот, мой опыт в искусстве не может не отражаться на моей активистской деятельности.

2. Как способ распространения информации, как форма политического высказывания, как часть активистской кампании, арт-активизм — это отличный метод. Но, конечно, когда речь идет о серьезных преобразованиях без структурированной и организованной работы (внутри организаций, политических партий, движений) ничего не поменяется.

Если в каком-то проблемном направлении существует только высказывание, но не существует рутинной и долгосрочной работы, то все голоса художников-активистов пропадут даром.

3. Артивизм дает метод высказывания, возможность обратиться к широкому кругу людей в доступной форме. Ну и конечно, позволяет знакомиться с невероятными людьми, которые тебе близки.

Мне сложно сказать, что забирает у меня артивизм. Наверно, то же, что и активизм в целом — он заставляет рефлексировать на сложные темы, тратит ментальные ресурсы, и, если ты недостаточно себя бережешь, может привести к выгоранию или обострению ментальных расстройств.

4. Я не вижу никаких глобальных «стандартов в визуальной культуры». Это настолько широкое понятие, что в нем невозможно выделить какой-то общий вектор. Но, конечно, на арт-активизм влияют тренды в дизайне, графике, в других сферах визуального искусства. Это неизбежно, ведь мы не существуем в информационном пузыре, а ищем новые подходы вместе со всеми, в том числе используя те приемы, которые уже работают.

5. Ограничения в искусстве необходимы, другое дело, кто устанавливает эти границы: сам художник или какая-то репрессивная структура, цензурирующая его деятельность. Любой арт-активистский проект должен иметь цель (пусть даже и условную), и исходя из нее художник выстраивает рамки, в которых он работает.

“I‘m queer, and I stand for democracy.I”m non-binary, and I stand for democracy.I“m pansexual, and I stand for democracy.I”m transgender, and I stand for democracy.The inscription on the illustration: “democracy or riot”, “no to dictatorship’”. Tal Yavin
“I‘m queer, and I stand for democracy.I”m non-binary, and I stand for democracy.I“m pansexual, and I stand for democracy.I”m transgender, and I stand for democracy.The inscription on the illustration: “democracy or riot”, “no to dictatorship’”. Tal Yavin

Анна Воловик

1. Арт-активизм — это деятельность на пересечении искусства и политического активизма.

Для меня это способ высказаться на важную тему и сделать это уникально, своим голосом. Я художница и иллюстраторка, поэтому для меня естественно использовать графику, анимацию и скульптуру.

2. Активизм привлекает внимание к проблеме, а искусство помогает представить ее небанальным способом. Мне кажется, говорить не банально — очень важно, потому что любые истины тускнеют, если повторить их много раз. Но даже простая мысль, переданная по новому, — через необычную метафору, цвет, звук, фактуру, особые слова — способна зацепить зрителя.

3. Пожалуй, главное, что мне дал арт-активизм — это комьюнити. Так, например, в начале 2021 года я участвовала в проекте artivism&solidarity, где рисовала мультфильм о рабочих-мигрантах, а в июне я создала скульптуру к выставке «Феминистские утопии», проходившей в Калининграде. Очень важно солидаризироваться и находить единомышленниц.

4. Думаю, что в любом активизме нужно придерживаться принципа «любой вклад важен» и отказываться от иерархичности. Пусть арт-активизм просто будет разным в зависимости от выбора медиумов, тем и масштаба.

«За полгода, пока за моим окном строится дом, я накопила много историй о быте трудовых мигрантов, о том, как они работают, общаются, что делают в перерывах. Это короткая анимированная история о стройке и о людях, которые строят дома далеко от своего родного дома». Анна Воловик

Алексей Йорш

1. Способ придать смысл собственному существованию.

2. Я вообще не считаю, что ограничиваясь всего лишь репрезентацией, обнажением болевых точек (как правило общеизвестных) арт-активизм может добиться каких-то долгосрочных целей. Арт-активизм должен идти вглубь, взаимодействовать с группами людей, образовывая их, меняя их установки. Нужна работа групп активистов, как делает это Катрин Ненашева или наш проект «Респект».

3. Арт-активизм дает мне ощущение того, что мое искусство имеет какой-то смысл и я могу что-то попытаться изменить.

4. Я не думаю, что свобода от стандартов массовой визуальной культуры это что-то плохое. Мой активизм связан прежде всего с комиксами и это позволяет говорить с широкой аудиторией на доступном ей языке.

Я думаю, что критерии значимости и успешности того или иного акта арт-активизма такие же, как у рекламной кампании. Если благодаря кампании что-то изменилось в мировоззрении или поведении людей (целевой аудитории), и изменилось в ту сторону, в которую арт-активист планировал — это хорошая акция. Если по прошествии хайпа художник попал в историю искусства, но ситуация ухудшилась — это плохой активизм. Хотя художник, может, и человек хороший, и акция у него громкая.

5. Да фиг его знает. Если ты сам выбрал способ существования в искусстве, и следуешь своему пути и принципам — это реализация свободы или нет? Если ты действуешь под влиянием политической конъюнктуры ради того, чтобы попасть в тренды — это вообще как?

«Не верь, не бойся, не проси» из серии «О восточных рабочих», 2020. Алексей Йорш
«Не верь, не бойся, не проси» из серии «О восточных рабочих», 2020. Алексей Йорш

MomoPottery Art collective

1. В нашем понимании, есть арт-активизм реакционный и про-активный.

Если художник в своей практике не стремится создавать вещи социального или политического характера, но время от времени реагирует средствами искусства на происходящие общественные события, то такой арт-активизм можно считать реакционным.

Напротив, про-активное творчество (или, как я его еще называю, «либертарное искусство») служит инструментом выражения только политических идей. С помощью него художник ведет агитацию, борется с враждебной пропагандой и выполняет задачу формирования мнения по поводу актуальных вопросов общественной жизни (вроде жестокого обращения с животными или прав меньшинств).

2. Арт-активизм складывает дискурс, привлекает внимание людей к социальным проблемам, формирует общественный культурный ландшафт. Однако все это — только предисловие к проектам лучшего будущего. С подсвеченными искусством проблемами можно справиться лишь в случае появления цельных политических концепций, за реализацию которых возьмется самоорганизованный народ. Поддерживая творческий контакт с теоретиками и критиками, мы создаем питательную среду для их выработки.

3. Для нас арт-активизм — это способ канализировать негативные эмоции, возникающие в ходе анализа политической обстановки, и подать сигнал другим людям, чтобы получить отклик от тех, с кем наши мысли и взгляды сходятся.

Хотя наша активистская деятельность (отчисления правозащитным организациям) занимает большую часть жизни, в последнее время мы стали понимать, что искусство и политика должны быть немного отделены друг от друга. Связаны, но не слиты воедино. Соединение их воедино путает нас, мешая понять, что является первичным на данный момент. Если искусство завязано на экзистенциальном самовыражении, то политика — на выражении воли конкретных сообществ посредством текстов или акций.

Пока мы находимся в поиске баланса.

4. Нам кажется, что эксплуатация визуальных приемов и образов из массовой культуры, а также нарочитая небрежность, андеграундный флер в принципе являются характерными чертами арт-активизма. Так, например, в Южной Америке и Испании арт-активистские работы, вроде муралов, зачастую представляются наивным искусством, и местные либертарии отдают больше сил на то, чтобы ясно донести определенную идею, нежели придумать новый художественный прием.

Наверное, успешным произведением можно считать то, которое в большей степени развивает внутренние формы искусства и только на треть касается социальных или политических тем. Многослойность и сложность — мы бы выбрали такие критерии для оценки, поскольку простой контент обычно быстро теряется в потоке инфошума.

5. Хороший вопрос. Хотя художник ничего никому не должен, он может отказаться от своей индивидуальности и начать эксплуатировать образы, чтобы «выехать» на актуальной для многих политической повестке. Поэтому важно, когда за творчеством художника видно человека и его личность. Также художественная среда должна быть свободна от цензуры государства, самоограничений и даже от «социального заказа» сообществ, потенциального являющихся потребителями такого рода искусства.

“a little history about him: Negro Matapacos (translated as Black Cop-Killer) was a Chilean black dog that acquired fame due to his participation in the street protests that took place in Santiago, Chile, in 2011. He later became a symbol in the 2019–2020 Chilean protests as a sort of resistance to police brutality and the fight for dignity, he has many graffiti and statues made in his honor throughout the country and even in the Decolonize This Place subway protests in New York City in 2019.[2] He was notable for his black fur and the red handkerchief that was tied around his neck, although he also had a blue and a white handkerchief that his caregiver also put on him.the guys from @crniovan there have merch with him, there is also a picture of him on the wall next to the bar. now they have a dog 🐶” MomoPottery
“a little history about him: Negro Matapacos (translated as Black Cop-Killer) was a Chilean black dog that acquired fame due to his participation in the street protests that took place in Santiago, Chile, in 2011. He later became a symbol in the 2019–2020 Chilean protests as a sort of resistance to police brutality and the fight for dignity, he has many graffiti and statues made in his honor throughout the country and even in the Decolonize This Place subway protests in New York City in 2019.[2] He was notable for his black fur and the red handkerchief that was tied around his neck, although he also had a blue and a white handkerchief that his caregiver also put on him.the guys from @crniovan there have merch with him, there is also a picture of him on the wall next to the bar. now they have a dog 🐶” MomoPottery

Интервьюировали Александр Мигурский и Александра Пушная

Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About