Написать текст
Архитектура и города

Образование будущего — новый культурный аттракцион

Egor Orlov 🔥

Автор: Егор Орлов;

Архитектор работающий в жанре спекулятивной архитектуры на грани дизайна, фикции и футурологии;


Как будет выглядеть образование будущего?

Представьте… В городе процветает новая индустрия. Продукты этого направления вступают в яркую конкуренцию с культурой развлечения. Горожане стремятся не пропустить главное событие и попасть на парад сшитых образов от архитекторов-кутюрье — увидеть новые модные коллекции образовательной продукции прямиком из лабораторий, что считаются пиком моды этого сезона. Герои и принцессы собираются в кланы, гильдии и союзы, постоянно участвуя в битвах, сражениях и увлекательных экспериментах за будущее архитектуры. Образование будущего больше походит на рок-концерты, со своими архитекторами рок-звездами, нежели на привычные уроки.

Рисунок 1. Мы говорим о рождении поп-образования будущего! Это больше о романтизме ума нашего времени, чем о потреблении и производстве знаний. Поп-образование стало модой. Оно стало индустрией, рэйвом! Тусовкой маленьких принцесс и грустных русалок. Оно западает в душу и имеет явное сходство с рифами песен. Его невозможно не напевать, им невозможно не напиться. Под эти композиции нужно танцевать и заниматься любовью, они не предназначены ни для чего другого. Поп-образование проникло туда, куда не способно проникнуть ничто другое, кроме этого мультяшного гиганта. Это подростковое поп-образование для взрослых. Виртуальная романтика! Поп-образование — это самое лучшее, что могло случиться с нами! (Иллюстрация из мистического научно-фантастического комикса «The Private Eye». Авторы: Brian K. Vaughan, Marcos Martín, Muntsa Vicente)

Рисунок 1. Мы говорим о рождении поп-образования будущего! Это больше о романтизме ума нашего времени, чем о потреблении и производстве знаний. Поп-образование стало модой. Оно стало индустрией, рэйвом! Тусовкой маленьких принцесс и грустных русалок. Оно западает в душу и имеет явное сходство с рифами песен. Его невозможно не напевать, им невозможно не напиться. Под эти композиции нужно танцевать и заниматься любовью, они не предназначены ни для чего другого. Поп-образование проникло туда, куда не способно проникнуть ничто другое, кроме этого мультяшного гиганта. Это подростковое поп-образование для взрослых. Виртуальная романтика! Поп-образование — это самое лучшее, что могло случиться с нами! (Иллюстрация из мистического научно-фантастического комикса «The Private Eye». Авторы: Brian K. Vaughan, Marcos Martín, Muntsa Vicente)

Образование будущего больше походит на рок-концерты, со своими архитекторами рок-звездами, нежели на привычные уроки

«Мы считаем, что мир сегодня формируется фикцией и беллетристикой — новыми общими языками, с помощью которых мы можем обмениваться идеями и улучшать наши пространства», — заявляет Лиам Янг, исследующий грани следующей архитектуры посредству новейших инструментов: спекулятивного дизайна, мистической футурологии, глитч-анимации, мутирующих кибер-объектов и компьютерных игр — «Почему архитектор не может создать следующий Голливудский блокбастер? Виртуальную реальность? Вирусное видео?» [1].

Хватит разбрасываться будущим! Игровая грамотность, вместо грамотности знаний становится превалирующим фактором квалифицированного человека нового времени.

«Мы верим, что в будущем образовательные онлайн-программы могут сформировать новый самостоятельный жанр, со своими поклонниками, колоссальными бюджетами и «голливудскими» учителями в главных ролях…цель образования — не усвоение суммы знаний, а развитие свободной личности», — гласит «Манифест о цифровой образовательной среде»[2].

Игровая грамотность, вместо грамотности знаний становится превалирующим фактором квалифицированного человека нового времени

А почему бы нам и вовсе не отказаться от одноразовых игр, забавы, которую можно повторить только лишь пережив амнезию и ставящей во главу угла победителя, а не героя, и направить всю свою фантазию на создание пост-игрового типа образования, рождающее новое мышление, пронизанное весельем, как образом жизни? Весельем, как принципом ежедневного обитания в век сети. Весельем, как культивацией нового цифрового здоровья в эпоху экологии развлечений.

«Игривость, в конце концов, представляет собой куда более сложное и непостоянное состояние», — подытоживает Соня Фицек свой тезис, предлагая, тем самым, отказаться от игровых практик обитания и перейти к игривым и играбельным режимам «…по своей природе очки не являются плохими, но геймифицированные практики, лишенные эмергентной игривости… могут показаться бесполезными и немного менее, если не полностью, веселыми, чтобы с ними играть»[3].

Рисунок 2. Развитое восприятие пространства ведет к развитому восприятию себя в этом мире. Комбинируй пространствами. Производи разнообразие. Мы те, «как и что» мы комбинировали (Иллюстрация из интернета)

Рисунок 2. Развитое восприятие пространства ведет к развитому восприятию себя в этом мире. Комбинируй пространствами. Производи разнообразие. Мы те, «как и что» мы комбинировали (Иллюстрация из интернета)

В такой среде игрок будет вознаграждаться «компонентами весельями» (fun), собирая картотеку «универсального счастья». Картотека со временем устаревает, имея свой срок годности употребления своих сборок. Рыцари будущего должны постоянно отправляться в рискованные походы, собирать новые элементы или же конструировать свои собственные. Альтернативой служит лотерея, в ходе которой персонажи могут получить спонтанный «прототип наслаждения», но в последнюю играют лишь самые отчаянные.

Образование будущего — это прививка новых образов жизни. Цифровая жертва заболевает россыпью игровых-болезней и коллекционирует свои «играбельные симптомы», порождая удивительную коллекцию игривого пространства, ансамбль глюков игро-практик, в которые уже невозможно адекватно играть, но которые интересно пользовать. В этот самый момент, когда герой, заигравшийсь, рвет законы логики и игнорирует окружающие его правила, растворяясь в своих ошибках — он начинает получать наслаждение от игры. Новый мыслительный спорт и креативная интерпретация — играем без передышки! Постоянное производство своих правил, а не следование существующим — залог стабильного обитания.

Задача завтрашних городов — защитить человека от серьезности. Одарить его беспорядочностью интуитивного мышления. «Осторожно! Здесь безопасно! Пожалуйста, обойдите…Бегущие на Вас собаки застряли в текстурах…может быть не интересно!».

Принцип живучести в следующих землях, да и простая возможность их пользования — это умение игнорировать логику и «взращивать» в себе интуицию. Интуитивное мышление вместо рационального. Не видишь логики — выдумай свою собственную! Именно ребенок, дигитальный нудист и житель цифровой природы, научит нас новым суперспособностям.

Задача завтрашних городов — защитить человека от серьезности. Одарить его беспорядочностью интуитивного мышления. «Осторожно! Здесь безопасно! Пожалуйста, обойдите…Бегущие на Вас собаки застряли в текстурах…может быть не интересно!»

«Самым старым из нас 30 лет», говорится в первом манифесте футуризма, «нам остается 10 лет, чтобы окончить наше дело. Когда нам исполнится 40 лет, пусть те, кто моложе и бодрее нас, бросят нас в корзину, как ненужные рукописи»[4].

Пост-игровые опыты игривого и играбельного взаимодействия являются логичным продолжением генезиса нового мира. Сегодня в пространстве, подчиняющемся виртуальным законам мышления, а не реальным законам материи, рождается новый культурный аттракцион!

Рисунок 3. Современная культура разворачивает шоу, в рамках которого мы плавим и создаем многотысячные формы коммуникаций между различными игроками города будущего. Удивительный калейдоскоп из знакомств и расставаний! (Иллюстрация из интернета)

Рисунок 3. Современная культура разворачивает шоу, в рамках которого мы плавим и создаем многотысячные формы коммуникаций между различными игроками города будущего. Удивительный калейдоскоп из знакомств и расставаний! (Иллюстрация из интернета)

Мир взрывают передовицы фантастической правды. Утопические миры Гарри Поттера, Властелина Колец, Аватара и Marvel… эти новеллы действительно произошли с человечеством? Современность сшивает в единое поле сказку и вымысел. Становится не важным происходила та или иная фабула в действительности или же нет. Споры вокруг «истории» во времена «симуляции реальностей». Это начало новой футурологической миссии. Сегодня архитектор более не работает в рамках конфликта быль-вымысел. Эпоха правды в архитектуре завершена.

Споры вокруг «истории» во времена «симуляции реальностей». Это начало новой футурологической миссии

Мы входим в пространство пост-правды. Оксфордский словарь назвал пост-правду (post-truth) словом года: «Обстоятельства, в которых объективные факты менее важны для формирования общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям». Современное общество вступило в пост-рациональную эпоху.

Грани будущности ворожат новый алхимический экстракт — псевдодокументалистику (mocumentary), повествующую о полностью выдуманных событиях. Ошибка становится компонентом и принципом сочинения нового пространства — не пора ли создать «Европейский суд» по правам глюка? Фабрика будущего предлагает перейти от глич-искусства к глитч-мышлению, воспитывающее чувство цифрового вкуса, где вымысел и абстракция — следующие художественные инструменты, а фантастичность и причудливость оголили свои лики, в качестве систем нашей повседневности. Инстинктивные реалисты становятся новой психоделической богемой мистических драм архитектурных алхимий.

Ошибка становится компонентом и принципом сочинения нового пространства — не пора ли создать «Европейский суд» по правам глюка?
Рисунок 4. Сегодня, в рамках становления нового социального класса прекариата, герою необходимо менять и сочинять свои супер-способности по нескольку раз за час под танец современности. Распродажа таких коллекций может быть приурочена к определенным датам, сродни анонсу события о показе мод, на которое сплываются все горожане, чтобы наблюдать презентацию нового выпуска. (Иллюстрация из интернета)

Рисунок 4. Сегодня, в рамках становления нового социального класса прекариата, герою необходимо менять и сочинять свои супер-способности по нескольку раз за час под танец современности. Распродажа таких коллекций может быть приурочена к определенным датам, сродни анонсу события о показе мод, на которое сплываются все горожане, чтобы наблюдать презентацию нового выпуска. (Иллюстрация из интернета)

Современный век комиксной поэзии (англ. Modern Age of Comic Books), который длится с середины 1980-х по наше время, смешивший золотую и серебряную эпоху комиксов, и ничем не уступающий философским трактатам по своему влиянию на развитие молодого поколения архитекторов, рождает следующую индустрию сознания, а вместе с ней особый язык и способ мышления о будущем.

Возникает вопрос — в чем особенность новой утопической философии?

Изменилась форма и статус нового интеллектуала — интеллектуала, как обладателя эмоциональных знаний. Огромные волны нелегального контента потерявшихся закладок, рекомендованные к употреблению, утром и желательно на голодный желудок, вашим личным инфо-стилистом, обесценили информацию — каноничный постоголик уже не в силах потребить все предлагаемые ему деликатесы в виде сотни мертвых загрузок. Сегодня прав оказывается не тот, кто преподносит верную инфо-наводку, а тот, кто смог эту информацию, пусть и заведомо неверную, доказать, выиграть в рамках эпохи пост-правды. Залог успеха — не усвоение бесконечных сериалов знаний, а развитие свободного героя и принцессы. Эмоциональные и игровые знания вместо информационных. «Воображай или вообразят за тебя!» — гласит правило нового мира. А влюбленные в информацию «погибнут» первыми.

«Воображай или вообразят за тебя!» — гласит правило нового мира. А влюбленные в информацию «погибнут” первыми

«Традиционный типологический подход, принятый в отечественной архитектуре, не успевает за наметившимися экономическими и культурными трендами… Как следствие, большой интерес вызывает опыт архитекторов, которые сегодня умело выстраивают свою проектную деятельность, ведут творческий поиск в условиях «неопределенности, смысловой расплывчатости, нескончаемой игры со «смыслами»», — отмечает Сипкин П.А. [5].

Интуиция вместо логики. Музыка вместо смыслов. Пантомима в альтернативу структуры. Настало время для большого синтеза — большого диалога о завтрашнем дне!

И нам точно понадобятся технологии в этой битве за будущее! Информационный мусор для манипуляции мнениями. Инструмент, который визуализирует эмоциональную речь. Пластырь, который защищает спам от коррозии и эрозии. Все это продукты нового направления — спекулятивного дизайна.

«Спекулятивный дизайн — это дизайн, который сосредоточен на создании идей, а не только вещей. Он пытается предсказать будущее. Это набор инструментов прототипирования, моделирования и изучения возможных сценариев развития будущего. Это поиск ответа на вопрос: «Каким будет будущее?» — заявляют ребята из «Extrapolation Factory», яркие адепты данного направления по созданию фантастических вещей, — «…мы не занимаемся предсказыванием будущего, а скорее используем воображение. Мы думаем, какие многочисленные сценарии будущего существуют, пытаемся приблизить тот вариант, который нам больше нравится, и удалиться от тех, которые не нравятся»[6].

Рисунок 5.«Extrapolation Factory» создают прототипы повседневности из гипотетического будущего. К примеру, «The Clean Gene Machine», за $100, позволяет людям выбрать лучшие гены для своих потомков. (Автор: Extrapolation Factory. Проект: «The Clean Gene Machine»)

Рисунок 5.«Extrapolation Factory» создают прототипы повседневности из гипотетического будущего. К примеру, «The Clean Gene Machine», за $100, позволяет людям выбрать лучшие гены для своих потомков. (Автор: Extrapolation Factory. Проект: «The Clean Gene Machine»)

Такой технологический балет будущего, во время своего очередного движения, приводит нас к невообразимым ранее ансамблям и сочетаниям, становясь ярым антагонистом линейной эволюции технологий. Во время таких «вальсирующих отношений» любой компонент технологической модели, соединяющийся с другим, вытянутым наугад, больше похож на аксессуар странного и нелепого танца, неожиданную сборку, в которую те вступают, становясь частью интуитивной симфонии — слушай и пой технологию! Иными словами любой акт спекулятивной коммуникации между элементами сборок рано или поздно достигает того момента, когда превращается в искусство! Танец взамен правил!

Иными словами любой акт спекулятивной коммуникации между элементами сборок рано или поздно достигает того момента, когда превращается в искусство! Танец взамен правил!

Развитый эмоциональный интеллект, приправленный вспышками воображения, становится новой супер-способностью героев и принцесс современной эпохи.

И хотя, «эмоциональный интеллект» понятие относительно молодое, его теорию и историю развития в недалеком 1995 году описал в своей научно-популярной книге «Emotional Intelligence» научный журналист Дэниэл Гоулман, хочется задаться вопросом — как изучать такой тип нового знания?

Мир необратимо изменился, что требует от нас создания не только современного научного языка, на котором мы сможем говорить о завтрашних землях, но и альтернативные теории архитектуры будущего!

Рисунок 6. Новые грани будущности. «Будьте осторожны, возможны побочные эффекты в виде недоумения!» (Иллюстрация из интернета)

Рисунок 6. Новые грани будущности. «Будьте осторожны, возможны побочные эффекты в виде недоумения!» (Иллюстрация из интернета)

Давным-давно, самым первым орудием архитекторов была — функция. Затем, появился бравый рыцарь Рем Кулхас и убил ее… Архитектор-режиссер предложил нам «сценарий и программу» в качестве оружия для величайшей битвы современности.

«Опыт написания киносценариев позже скажется в развитии идеи “оживших» зданий, как актеров на городской сцене — пространственных эпизодов, организованных в последовательность. Кулхаас тщательно отстраивает траектории перемещения зрителя внутри здания, будто пишет сложный, запутанный сценарий», — отмечает Сипкин П.А. в своей научной работе «Творческая концепция Рума Кулхааса. Представление, модели, воплощение» - «Он стремится всевозможными средствами разнообразить передвижение посетителя — меняет скорость, ритм, направление движения. Как и С.М. Эйзенштейн, он считает, что «в сценарии необходимо связывать различные эпизоды вместе, генерировать напряжение и собирать вещи через монтаж. Точно то же самое происходит в архитектуре. Архитекторы также собирают пространственные эпизоды, чтобы создать последовательности”» [5].

Но, со временем, картотека сценарных инструментов перестала позволять конструировать пространства под новые, абсурдные формы обитания в следующих землях. Программные города-повести подвисли. Рассказ и история утратили свою способность организовывать пространства архитектуры будущего — составные элементы ландшафта завтрашнего дня стали сложны и непонятны, а поэтому уже не поддаются в своей организации сценарным инструментам прошлого.

Теперь, мир вступил в следующее время. Перед нами пост-Кулхосовское поколение молодых архитекторов. И их новый инструмент в этой битве за будущее города — магия.

Здесь отсутствует игровой момент фабулы, его заменяет абстракция. Цифровая глобализация сменилась глобализацией мистицизма. Виртуальная реальность вступает в бой с реальностью магического и волшебного.

Цифровая глобализация сменилась глобализацией мистицизма. Виртуальная реальность вступает в бой с реальностью магического и волшебного. Эпоха VR vs MR?

Эпоха VR vs MR?

Но, если в прошлом магия была природой непонятной и необъяснимой, а владели и могли использовать всю эту мистерию лишь одни демиурги, то сегодня любой из нас становится волшебником. Мы больше не требуем объяснений от происходящего вокруг нас. Хаотизация мира нарастает. Обитание в неопределенности. Век в темноте. Островки рационализма исчезают, а сегменты необъяснимого растут. Нам современникам все труднее понять смысл происходящего. А нужно ли его понимать? Теперь уже не получится вступить в коммуникацию с новой реальностью на уровне логики. Теперь мы говорим с городами посредству волшебства.

Рисунок 7. Ненаказанность и неуязвимость. Играть бездумно и отчаянно стало безопасно. Мир превратился в бесконечные серии для игровых подключений во всевозможные ситуации. Система не в силах предсказать поступки героя, а как следствие четко организовать пространство. Организация пространства превращается в лотерею. Лотерейный тип организации максимально комфортен для пост-игрового человека (Иллюстрация из интернета).

Рисунок 7. Ненаказанность и неуязвимость. Играть бездумно и отчаянно стало безопасно. Мир превратился в бесконечные серии для игровых подключений во всевозможные ситуации. Система не в силах предсказать поступки героя, а как следствие четко организовать пространство. Организация пространства превращается в лотерею. Лотерейный тип организации максимально комфортен для пост-игрового человека (Иллюстрация из интернета).

Пробежаться по залу-эскалатору с движущейся в обратную от вас сторону беговой дорожкой, в конце которой находится электронное табло с небольшим лесом, до которого никто, никогда не добежит. Посетить глубокую чащу, ради того, чтобы потеряться в ней, найти рубку — центр дополнительного образования для взрослых, который принимает своих незадачливых посетителей в любое свободное для них время, здесь, в чаще леса, где каждый остается незамеченным, неузнанным, тут, в сказочном лесу, где крутится 20 минутный ролик для цифровых иммигрантов, где все говорят шепотом. И, буквально, через несколько мгновений ты уже в парке города! Не важно как это произошло и как ты там оказался. Важно лишь помнить эти ритуалы и обряды, череду и последовательность сюрреалистических поступков, для того, чтобы пользоваться ими — торговаться, покупать, обмениваться, коллекционировать.

Рисунок 8. Иллюстрация из мистического научно-фантастического комикса «The Private Eye». Авторы: Brian K. Vaughan, Marcos Martín, Muntsa Vicente.

Рисунок 8. Иллюстрация из мистического научно-фантастического комикса «The Private Eye». Авторы: Brian K. Vaughan, Marcos Martín, Muntsa Vicente.

Я говорю о демократизации волшебства, коллективной галлюцинации, как средстве обитания и ориентации в городе будущего. Я предлагаю перевести психоделию в инженерию пространств завтрашних земель!

Сегодня мир шагает в эпоху развлекательной поп-архитектуры, в пространство новых жанров, видов и определений, в котором уже есть свои яркие представители. Мы ждали очередной волны историй о будущем нового толка, порцию грез для утомленных жителей.

Я говорю о демократизации волшебства, коллективной галлюцинации, как средстве обитания и ориентации в городе будущего. Я предлагаю перевести психоделию в инженерию пространств завтрашних земель!
Рисунок 9. Графические новеллы автора Jess Johnson.

Рисунок 9. Графические новеллы автора Jess Johnson.

Продукты психоделических фантастов нового времени — научно-фантастические исследования и мифопоэтические романы будущего. То ли статьи в журнале Playboy, то ли оккультные трактаты, то ли академические исследования, то ли рассказы-комиксы. Проекты молодых архитекторов-некромантов сегодня больше похожи на компьютерные инди-игры, сродни «Monument Valley», сериал «Игру Престолов» или супергеройские комиксы, чем на архитектурные модели Питера Кука.

Рисунок 10. Проект: «Cohesion: The Blueprint For A United Kingdom». Автор: Eric Wong.

Рисунок 10. Проект: «Cohesion: The Blueprint For A United Kingdom». Автор: Eric Wong.

Герои нового времени рождают особый язык — спекулятивную архитектуру.

Как и для предыдущего поколения футуристов, вдохновением которых служили урчания, из неоткуда пронзающих ту реальность, огромных летающих птиц из стали, что снивелировали ценность времени, так и для современного поколения визионеров существуют свои звезды. Перепроизводство правды, исчезновение грани между настоящим и сказочным… Спекулятивная архитектура — это жизненная необходимость нашего времени, наш будущий дом, где разрушены стены реального и выдуманного за все время существования человечества и человеческого. Новый романтизм нашего времени, любовь которого — это раскрепощение.

Рисунок 11. Компьютерная инди-игра: «Monument Valley». Автор: Ustwo.

Рисунок 11. Компьютерная инди-игра: «Monument Valley». Автор: Ustwo.

Воображает, спекулирует, предчувствует, угадывает, колдует, придумывает, интригует, колядует, обманывает, иронизирует, кудесничает, ворожит, волхвует.
Нам нужно изучить все эти новые глаголы!
Рисунок 12. Проект: «After Happily Ever After: An Architectural Fairy Tale Of Walt Disney». Автор: Greg Walton.

Рисунок 12. Проект: «After Happily Ever After: An Architectural Fairy Tale Of Walt Disney». Автор: Greg Walton.

На этом языке новое поколение архитекторов ворожит пространства завтрашних земель. Процесс их прототипирования схож с магическими обрядами, заклинаниям, церемониями и ритуалами. Они хоронят мир законности, канонов и правопорядка в архитектуре. Калейдоскопическое неблагоразумие. Интенсивная медитация.

Воображает, спекулирует, предчувствует, угадывает, колдует, придумывает, интригует, колядует, обманывает, иронизирует, кудесничает, ворожит, волхвует.

Рисунок 13. Проект: «Institute of moral compass». Автор: Eric Wong.

Рисунок 13. Проект: «Institute of moral compass». Автор: Eric Wong.

Нам нужно изучить все эти новые глаголы. Именно используя их, мы сегодня способны говорить об архитектуре городов будущего. Страх и оптимизм, сладкое и зловещее слилось в единую магическую типологию!

Архитектурные пространства ищут вдохновения у обрядных тотемов, детских игрушек, ярких сновидений о неоновых платформах из водопадов.

Города будущего этой эпохи превратились в хоррор-романы и психоделическую фантастику. Винегрет празднования сюрреалистического напряжения — новый образ жизни. Ужас, мармелад и психоделия — новейшая архитектура будущего.

Рисунок 14. Проект: «Лунная зона». Оригинальное название: «Lunar zone». Автор: Zhan Wang.

Рисунок 14. Проект: «Лунная зона». Оригинальное название: «Lunar zone». Автор: Zhan Wang.

Яркие и загадочные жесты колдуна-архитектора сочиняют космогонические системы города!

После смерти, все герои городов будущего попадают в GTA Vice City.

После смерти, все герои городов будущего попадают в GTA Vice City

Список литературы:

1. Лиам Янг. Манифест факультета M.A. Fiction and Entertainment в Институте архитектуры Южной Калифорнии Sci-arc // [Электронный ресурс] URL: https://sciarc.edu/academics/postgraduate/fiction-and-entertainment

2. Edutainme. Манифест о цифровой образовательной среде // [Электронный ресурс] URL: http://manifesto.edutainme.ru/

3. Соня Фицек. Почему веселье — это важно: В поисках эмергентных игривых опытов

4. Маринетти Филиппо Томазо. Первый манифест футуризма. — Называть вещи своими именами: Программные выступления мастеров западноевропейской литературы. — М.: Прогресс, 1986. —С. 158 —162.

5. Сипкин П.А. Творческая концепция Рема Кулхааса. Представления, модели, воплощение

6. Крис Вебкен и Эллиотт Монтгомери. Крис Вебкен и Эллиотт Монтгомери (Extrapolation Factory): Спекулятивный дизайн для создания идей // Apptractor. — 2015. — 17 ноября. — [Электронный ресурс] URL: http://apptractor.ru/develop/design/kris-vebken-i-elliott-montgomeri-extrapolation-factory-spekulyativnyiy-dizayn-dlya-sozdaniya-idey.html

Автор:Егор Орлов;

Москва, Россия, e-mail: egororlovrus@gmail.com

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Egor Orlov
Egor Orlov
Подписаться