radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Architecture and Cities

Театр будущего. Сериальные архитектурные пространства. Размножение ситкомного городского

Egor Orlov 🔥

Автор: Егор Орлов;

Архитектор работающий в жанре спекулятивной архитектуры на грани дизайна, фикции и футурологии;


Реклама об актуальности прибытия в городах-ситкомах


«Дальше ничего нет. В последней серии решены всё проблемы,

раскрыты все тайны, сорваны все маски.

То, что скрывалось в течение сотен и тысяч серий,

становится всеобщим достоянием.

Последняя серия — это всегда телевизионный

Апокалипсис и Страшный суд: все получают «по заслугам» —

злые на орехи, а добрые — счастье вечное.

Не остаётся ни одной коллизии, которая не

была бы разрешена великой Последней Серией.

Ни одна ниточка не ведёт за пределы финальных титров».

Пользователь ЖЖ leo_nafta


Рисунок 1. Урчащие пространства, ритмично содрогающиеся, рождают и сглатывают провалы в несостыковках театра города будущего. У таких пространств карт-бланш на ошибки (авторская иллюстрация).

Рисунок 1. Урчащие пространства, ритмично содрогающиеся, рождают и сглатывают провалы в несостыковках театра города будущего. У таких пространств карт-бланш на ошибки (авторская иллюстрация).

Блуждая в ландшафте вечной незавершенности, блуждая среди обломков взорванной реальности, мы нуждаемся в новой форме пространств для активации особой философии жизни. Потоковому и клиповому городскому пришло на смену сериальное. Мы плаваем в перещелкаваниях города-ситкома.

Перед нами ритмичные пространства города будущего с множеством сюжетных конструкций в каждом его новом переключении. Помнить, что происходило в предыдущей конфигурации города будущего, попутно догадываясь о том, что должно протекать в ней сейчас, пока посетитель отсутствует, и, одновременно с этим, стараться предугадать модель следующего изменения — невозможно. Держать в голове всю историю вашего проникновения — нелепо, ведь масштабность и огромность города будущего ощущается посетителем здесь чуточку иначе. Высокоскоростная сменяемость программ, у составных звеньев города будущего, утопивших эмоционально-сетевое общество, требует изобретения иного типа пользования мегаполисом от его потребителя и альтернативного принципа строения урбанистической экосистемы, способного расшифровать мегаполис.

Мегаполисы, основанные на логике последовательного повествования, стабильного сюжета и фабулы — не выполнили свою миссию. Это попытка осмыслить трансформацию и переход с потокового и клипового типа построения урбанистической экосистемы на сериальный характер сборки городской ткани

Вы наблюдаете сериальные пространства города-ситкома, плотность изменений в которых, несоизмеримо выше, а сами они скоротечнее, чем в полнометражных городах. Монтаж таких сериальных ландшафтов будущего, не основывается на преемственности сюжетов, логических цепочках, привязанных к предыдущему и последующему состоянию, а руководствуется принципом потрясений, незавершенности серий, интуитивных переключений и нечетких проникновений. В среде несостыковок и изъянов, постоянных замен и гениальных нелепостей, уничтожена нарративность развития повествования в процессе посещения пространства. Находить в хаосе упорядоченные формы, подчиняясь совпадениям полным смысла — новый принцип живучести. Собрание и коллекционирование ложноположительных искажений, формирующих особое восприятие среды. Те вознаграждают посетителей города будущего полетами фантазии. Перегрузками восприятия.

Города-ситкомы нежно урчат. Постоянно ищут свой темп и манеру рассказа. Несмотря на это, ласки города-ситкома не хаотичны, а напоминают виртуозную игру мастера на фортепиано — интервальные коммуникации мегаполиса будущего предлагают полифонию различных сценариев, которые усложняются по мере Вашего прохождения игровой среды. Главное лишь, не запутаться в вариантах города — угадать! Вырвать из мегаполиса элемент наугад — оказывается более быстрым способом обнаружить, что искал (в этот момент они совпадут), чем выбирать из устойчивой картотеки. Интуиция порядку! Такая форма эксплуатации города лишит его извечной проблемы — проблемы повторяемости в процессе поиска очередного витка вашего путешествия по нему. Когда долго ищешь, начинаешь натыкаться на одни и те же вещи — извечная напасть геймического нереального — проблема, которая кусает тех, кто ведет активный образ жизни в городах-ситкомах.

Поток сменился сложнейшими по своему устройству переключениями сериального течения, особым характером организации архитектурного пространства. Вас встречают наплывы коротких и ритмичных продолжений, каждое из которых имеет свою собственную фактуру, не связанную с предыдущей опьяняющей все пространства большой историей. Пространства города-ситкома длятся, как правило 20-30 минут. Беспорядочный процесс постоянного размножения ситкомного городского

Структура города-ситкома может становится сколь угодно сложной, неожиданной, быстрой и запутанной. Странное — «новый черный». Опыт игрового и серьезного становится неразличим. Тем не менее, герой рассказа о будущем постоянно понимает то, где он находится в данный момент времени, читая ритмичные паттерны, триггеры и последовательности, сменяющиеся в окружающей его сериальной среде. Персонаж не знает сам город будущего целиком, забывая его каждое утро, но осознает механизмы того, как тот работает. Таким образом, увеличение элементов сложности в сериальных пространствах является удачным рецептом, позволяющим этой сложностью пользоваться и управлять. Чем больше сюжетных линий, тем лучше запоминаются способы их употребления. Магия города-ситкома — это комбинации, которые будучи подобраны неправильно, могут буквально менять жизнь.

Вместо остановок — серия случайных потертостей. Случайность становится новым структурным элементом. Иная практика интуитивного гуляния в ткани мегаполиса будущего, по причине малого количества времени на принятие каких-то ни было решений. Вместо витающего лозунга о пошивке целостной ткани города будущего, посетители, в каждом отдельном ответвлении, выдумывают или же допридумывают свою собственную картину урбанистической системы, что они ни разу не видели целиком.

Рисунок 2. Тип и глубина проникновения в эти истории зависит от экзотических предпочтений героев, рецептов программного диетолога или утреннего настроения потребителя (авторская иллюстрация).

Рисунок 2. Тип и глубина проникновения в эти истории зависит от экзотических предпочтений героев, рецептов программного диетолога или утреннего настроения потребителя (авторская иллюстрация).

В хорошо сделанном сериальном пространстве человек всегда находится на пределе своих возможностей. Выигрыш и проигрыш становятся нежелательны — они заканчивают прохождение города будущего, находится в котором хочется все больше. В городе-ситкоме, как и в играх, мы не отдыхаем, а усердно трудимся. Сложные задачи тренируют сознание, содержа его в пластичном и динамичном состоянии.

В хорошо сделанном сериальном пространстве человек всегда находится на пределе своих возможностей

Мегаполисы, основанные на логике последовательного повествования, стабильного сюжета и фабулы — не выполнили свою миссию. Это попытка осмыслить трансформацию и переход с потокового и клипового типа построения урбанистической экосистемы на сериальный характер сборки городской ткани. Пульсирующий вид ландшафтов. Поток сменился сложнейшими по своему устройству переключениями сериального течения, особым характером организации архитектурного пространства. Вас встречают наплывы коротких и ритмичных продолжений, каждое из которых имеет свою собственную фактуру, не связанную с предыдущей, опьяняющей все пространства большой историей. Пространства города-ситкома длятся, как правило 20-30 минут. Беспорядочный процесс постоянного размножения ситкомного городского.


Диалог о перескакиваниях внутри. То там, то здесь, по-немножку. Режимы пользования театром будущего посетителем Л и посетителем Н


"Время сериалов встретилось с мировым временем…

Как в XIX веке можно было изучать французское

общество по рассказам Бальзака,

Золя или Флобера, так в XXI веке современным

аналогом журнальных рассказов стали сериалы"

Д. Моизи


В ходе этого разговора, который, к слову сказать, больше походил на перебрасывание фраз из одного рта в другой, они листали каналы города. И сама органика перещелкивания, ритмика сменяемости каналов диктовала фактуру их диалога, автоматически редактировала и предлагала темы для обсуждения.

Рисунок 3. Особая конфигурация театра будущего, о которой мы познакомим нашего читателя чуть погодя, введя его в курс дела, требует от посетителя города-ситкома учиться режиссировать типы пользования пространствами, лишившихся четкого и стабильного содержания, форматы своих взаимодействий с ними, а так же осмыслять постоянно сменяющиеся, удивительные по своей структуре и содержанию, логики их функционирования. Быстрая фокусировка и умение в момент интуитивно вычленить главное (авторская иллюстрация).

Рисунок 3. Особая конфигурация театра будущего, о которой мы познакомим нашего читателя чуть погодя, введя его в курс дела, требует от посетителя города-ситкома учиться режиссировать типы пользования пространствами, лишившихся четкого и стабильного содержания, форматы своих взаимодействий с ними, а так же осмыслять постоянно сменяющиеся, удивительные по своей структуре и содержанию, логики их функционирования. Быстрая фокусировка и умение в момент интуитивно вычленить главное (авторская иллюстрация).

«Они всегда антиисторичны, начинаются с чистого листа и всегда заканчиваются такой же стерильной пустотой. Города-ситкомы не стремятся к своему финалу или началу. Последующие события в них случаются задолго до предыдущих, предпочитая, в то же самое время, оставаться забытыми и не узнанными! Сериальные пространства — новые романы. Основа нашей культуры. Способ совместного проживания» — отметил посетитель Л.

Поэтому, любая модель обитания здесь длится лишь несколько минут, иначе она не будет воспринята. Иначе она не осуществима. Пятиминутный город. Однодневные отношения. Блуждание — единственная форма его сбивчивого и путанного потребления

И, действительно, города-ситкомы пытаются сохранить внимание своих инфантильных горожан на себе, быстро теряющих концентрацию на немного замешкавшемся событии. Поэтому, любая модель обитания здесь длится лишь несколько минут, иначе она не будет воспринята. Иначе она не осуществима. Пятиминутный город. Однодневные отношения. Блуждание — единственная форма его сбивчивого и путанного потребления.

Рисунок 4. Когда открылись двери в театр будущего, посетители поняли, что мест, собственно говоря, нет: нет никакого зрительного зала или трибун, куда нужно сесть. Ну, то есть, буквально, непонятно, где в этом огромном и нелепом пространстве главное место, центр, вокруг которого нужно собраться, занять, так сказать, первый ряд. Театр будущего наполнен объемами — забавный и нелепый конус, изогнутая лента-аудитория, в форме перевернутой радуги, цилиндр, эскалаторы ведущие на верхнюю поверхность здания. Кстати, а что там? (авторская иллюстрация).

Рисунок 4. Когда открылись двери в театр будущего, посетители поняли, что мест, собственно говоря, нет: нет никакого зрительного зала или трибун, куда нужно сесть. Ну, то есть, буквально, непонятно, где в этом огромном и нелепом пространстве главное место, центр, вокруг которого нужно собраться, занять, так сказать, первый ряд. Театр будущего наполнен объемами — забавный и нелепый конус, изогнутая лента-аудитория, в форме перевернутой радуги, цилиндр, эскалаторы ведущие на верхнюю поверхность здания. Кстати, а что там? (авторская иллюстрация).

«Вместо начал — очереди запусков и тестирований. Вместо окончаний — продление на неопределенное количество, забронированных или отложенных на потом, переключений. Трясина нескончаемых пробников, избегающих всяческое постоянство, превышающее лимит одного визита, длящегося лишь несколько минут. Вхождение с разбегу. Ароматы. Ароматы. Ароматы» — не смог удержатся от встречного комментария посетитель Н.

Рисунок 5. Блуждая по ярусам, где разыгрываются пластические этюды каждый лепит, а затем просматривает свой личный спектакль. Иногда действо разворачивается прямо на полу между конструкциями, происходит в движении, сами сюжеты раздваиваются, откладываются на потом. Зрители смешиваются с актерами, что становится непонятно, где кто (авторская иллюстрация).

Рисунок 5. Блуждая по ярусам, где разыгрываются пластические этюды каждый лепит, а затем просматривает свой личный спектакль. Иногда действо разворачивается прямо на полу между конструкциями, происходит в движении, сами сюжеты раздваиваются, откладываются на потом. Зрители смешиваются с актерами, что становится непонятно, где кто (авторская иллюстрация).

Пространства будущего, пребывающие в своем очередном свободном падении, отражаются в зеркалах пилотных выпусков города-ситкома множество раз. Города-ситкомы выстраиваются на принципах эмоционально-сетевых построений — структуры коллапсируют в вечном состоянии неустойчивого размножения и схлопывания, повторяемого тысячи раз.

Обмен эмоциональными состояниями сменил собою обмен информацией. Сама информация стала бесполезной

Обществу, обитающему в такой среде, комфортно внедряться в множественные эмоциональные миры. Становятся актуальны короткие интеракции и включения в сообщества, которые появляются на короткое время, вокруг какого-то события или ситуации, а за тем, так же спонтанно, исчезают, точнее, трансформируются или перетекают в последующие вариации. Горожанин более не живет в рамках одной культуры или одного сообщества. Общества и культуры больше не существует. Обмен эмоциональными состояниями сменил собою обмен информацией. Сама информация стала бесполезной.

Рисунок 6. Чем больше в распоряжении у посетителя театра будущего пропусков, пробелов, несостыковок и упущений, тем ярче становится его посещение, тем шире спектр его экспериментирований над пространствами, окружающих его (авторская иллюстрация).

Рисунок 6. Чем больше в распоряжении у посетителя театра будущего пропусков, пробелов, несостыковок и упущений, тем ярче становится его посещение, тем шире спектр его экспериментирований над пространствами, окружающих его (авторская иллюстрация).

Особый тип практики пользования сериальными пространствами города без обращения к накопленному в его предыдущих сериях и квестах опыту. В скоростном и ритмичном потоке, сшитом из безумно долгих лонгридов, мыльных опер, абсурдных переключений, не логичных историй и остросюжетных событий, нам сложно обращаться к данному инструменту, в качестве рупора справедливости в туго натянутой череде нелепостей, в следствие чего, ставшего бесполезным и ненужным для нас. Опыт сменило сезонное мышление — структуры без начала и завершения, но с ритмичным течением перескоков, перекидываний из пространства в пространство. Обман и шутовство — вечный город-праздник.

Элементами цепочки Вашего посещения становятся непросмотренные «циклы актов», оставленные на потом, гуляние между сценами, событиями, состояниями, разборка и повторная сборка сюжетов пространств, хаотичные коммуникативные акты, подглядывания — посетителю не интересно с чего данная история началась, ему интересно о чем она сейчас, без какого-то либо желания досмотреть ее до конца, если только этот финал не подкрадется внезапно или не встретится в виде неузнанного незнакомца в последующем заплыве по городу.

Рисунок 7. Повторное и многократное прохождение игры или ее отдельных сегментов — игровые петли сериальных архитектурных пространств. Планирование мечты — рай немедленно! (авторская иллюстрация).

Рисунок 7. Повторное и многократное прохождение игры или ее отдельных сегментов — игровые петли сериальных архитектурных пространств. Планирование мечты — рай немедленно! (авторская иллюстрация).

«Мы, горожане!», — продолжает разыгравшийся диалог посетитель Л — «научились пользоваться городом-ситкомом хаотично, совмещая множество практик и логик, смешивая различные типы проникновений и сюжетов, тасуя причины своих поступков и принятия нами решений. Выбирай и вытаскивай пространства города наугад! Как результат — нам постоянно необходимо интерпретировать свои внутренние состояния, лишенные привычной конкретики, осмысливать свои переживания. Отдавая предпочтение коллективной, сериально-сетевой форме коммуникации нежели приватному общению с собеседником наедине, мы выбираем нестабильный и незавершенный процесс, коллективную лепку или потоковое разложение в качестве рациона нашего ежедневного питания».

Наведывание в такой город — это сложная многоходовка, многологический ужин

Наведывание в такой город — это сложная многоходовка, многологический ужин. Посетитель же охвачен лишь одним чувством, объявшим его с головы до пят — и это чувство стабильного подозрения и упущения, прозевывания и теряния. Всегда какая-то серия закончится без него. Совершая следующее действие, потребитель города, к счастью, забывает о предыдущем.


Пятиминутный тизер монтажа театра будущего. Программирование пространств сериальной архитектуры. Серия 45. Сезон 7


"Мифология, мистика — все это уже позади!

На наших глазах рождается новый кентавр —

человек на мотоцикле, — а первые ангелы

взмывают в небо на крыльях аэропланов!

Давайте-ка саданем хорошенько по вратам жизни,

пусть повылетают напрочь все крючки и засовы!… Вперед!"

Манифест футуризма


Все собрались, чтобы наблюдать очередной монтаж театра города.

Галерея предпросмотра

Перед Вами странные и непривычные места для сборки. Ваша задача в галереи предпросмотра — сделать выбор. В любой слетевшей с резьбы ситуации множество сценариев, при отсутствии правильного. Залог успеха заключается в насмотренности.

Рисунок 8. Галерея предпросмотра (авторская иллюстрация).

Рисунок 8. Галерея предпросмотра (авторская иллюстрация).

Пространство социальной тишины. Эмоциональная сауна

Глубокая фокусировка на внутренних состояниях в течение нескольких минут — способность понимать свои эмоции и уметь с ними работать. Пространство для занятия групповой прокрастинацией с профессиональными коучерами в лице твоего соседа — утренняя разминка, сродни физическим ритуалам в прошлом, пришла в эмоционально-сетевой ландшафт города будущего, в котором необходимы новые обряды для созидания эмоционально здорового интеллекта горожанина, нового стандарта разума. Эмоционально здоровый посетитель более не информационная копилка комбинаторик пространств города будущего, а передвижная лаборатория по режиссированию новых форм их потребления.


Рисунок 9. Никаких топографических и пространственных привязок, лишь социокультурные протоколы (авторская иллюстрация).

Рисунок 9. Никаких топографических и пространственных привязок, лишь социокультурные протоколы (авторская иллюстрация).

Игровая песочница для незаконченных диалогов

Постоянно пребывая в состоянии частичного внимания, мы одновременно участвуем в десятках коммуникаций, при этом сухо и быстро парируем внезапно открывшуюся перед нами беседу, в лице улыбнувшейся незнакомки, воспринимая ее, как очередную диалоговую вкладку перед нами.

Рисунок 10. Программирование сериального пространства (авторская иллюстрация).

Рисунок 10. Программирование сериального пространства (авторская иллюстрация).

Библиотека незаконченных диалогов — пространство, где вы можете возобновить случайным образом и в нелепой комбинации упущенный по неосторожности где-то в дороге разговор. Любой диалог можно случайно найти здесь и продолжить его снова, после ритмичных рефлексий и проникновений в другие, не связанные между собой, события. На любые воспоминания, можно натолкнуться косвенно, отсылками придти с нуля к нужному выводу или устраивающей тебя конфигурации истории, при ее неминуемом последующем удалении после использования, для очередной переработки. Смело пропускайте входящие события — играйте ими в большой песочнице!

Библиотека незаконченных диалогов — пространство, где вы можете возобновить случайным образом и в нелепой комбинации упущенный по неосторожности где-то в дороге разговор
Рисунок 11. Организующие пространства коммуникации, состоят из вирусных элементов, позволяющих внедряться и взламывать комбинации театра будущего (авторская иллюстрация).

Рисунок 11. Организующие пространства коммуникации, состоят из вирусных элементов, позволяющих внедряться и взламывать комбинации театра будущего (авторская иллюстрация).

Танцпол эмоционального клуба непрерывного общения

Потребность в постоянном подключении. Пространство усыпано широчайшей картотекой идентификационных моделей, в связи с чем эмоционально-сетевое общество, включая самих, хорошо нам с вами знакомых, посетителя Л и посетителя Н, теряет свою устойчивость. Процесс постоянного самодизайна горожанина в среде неопределенного и непонятного. Идентичность становиться недостижимым результатом. Надобность в ее обретении полностью отпадает. Именно поэтому, в конце каждого посещения города-ситкома — клуб с ярким танцполом — чтобы немножко оскотиниться, потанцевать и побыть человеком, единственно понятным, пока еще, символом из не забытого прошлого. через мгновение новый виток приступов сериального путешествия по городу будущего.

Рисунок 12. Перекидывания и ныряния. Любое не потребленное пространство здесь будет додумано посетителем самостоятельно, который на свой лад выдумает его следующую трансформацию, не руководствуясь предыдущей конфигурацией (авторская иллюстрация).

Рисунок 12. Перекидывания и ныряния. Любое не потребленное пространство здесь будет додумано посетителем самостоятельно, который на свой лад выдумает его следующую трансформацию, не руководствуясь предыдущей конфигурацией (авторская иллюстрация).

Коммуникационные провалы

Артериальные пробелы города будущего существуют только в момент присутствия своего читателя, моментально собираясь и разбираясь после. Повесть сменило стихийное комбинирование. Любые коллективные действия здесь — очень сильный и неожиданный эмоциональный опыт. Такие опыты нестабильны и не имеют пространственных рамок или четкого руководства того, как они протекают. Повсюду ремейки понравившихся событий, дабы не складировать тех в архиве, которого просто напросто здесь не существует. Все движется.

Рисунок 13. В сериальных пространствах лучше, чем где-либо развита навигация. Для того, чтобы понять, где ты находишься, не нужно просматривать весь город, достаточно понять последовательность и принципы обитания в первых двух сериях и сделать выводы (авторская иллюстрация).

Рисунок 13. В сериальных пространствах лучше, чем где-либо развита навигация. Для того, чтобы понять, где ты находишься, не нужно просматривать весь город, достаточно понять последовательность и принципы обитания в первых двух сериях и сделать выводы (авторская иллюстрация).


Театр будущего. Грамматика безфункционального порядка


«Шозизм (фр. chosisme, от «chose» — «вещь, предмет») — одно

из обозначений литературного движения,

связанного со школой «нового романа».

Шозизм подразумевает описание (сколь угодно подробное)

предметов самих по себе, вне связей между ними и,

прежде всего, помимо культурно-символических

напластований смысла, «наросших» на них»

Википедия


И в следующую секунду, уже хорошо знакомые нам посетитель Л и посетитель Н, из города-ситкома, выкатились своими сетевыми телами на верхнюю поверхность театра будущего. Именно отсюда мы рекомендуем Вам начать это увлекательное посещение.

Рисунок 14. Запомни! Здесь нет времени думать. Не достаточно знать, где окажется следующий сегмент города-ситкома, главное знать, как им можно было бы попользоваться (авторская иллюстрация).

Рисунок 14. Запомни! Здесь нет времени думать. Не достаточно знать, где окажется следующий сегмент города-ситкома, главное знать, как им можно было бы попользоваться (авторская иллюстрация).

Она растянулась. Посетитель Л и посетитель Н не видели начала, не могли дотянуться до ее окончания. Распрокинувшийсь, она организовала уникальное пространство перебрасываний вокруг себя. Единственное, что было наверняка, она, верхняя поверхность театра будущего, имела кольцо внешних трибун по всему своему периметру. Это место в театре будущего не учит, не образовывает, не развлекает, не создает. Оно максимально нефункционально. Бесполезно. В нем нет никакой функции. Оно глупо и нелепо. Гуляющее пространство верхней поверхности театра будущего уничтожает дисциплину и порядок. Здесь один вид деятельности резко сменяется другим, без всякой на то мало-мальски обоснованной причины. Локация избыточной пустоты, психоза. Конечная самость, оторванная от всякой зависимости какой-либо функции.

Это место в театре будущего не учит, не образовывает, не развлекает, не создает. Оно максимально нефункционально. Бесполезно. В нем нет никакой функции. Оно глупо и нелепо
Рисунок 15. Отбирать сюжеты понравившиеся себе, как на собственном кинофестивале. Эти пространства тратят больше времени, чем экономят (авторская иллюстрация).

Рисунок 15. Отбирать сюжеты понравившиеся себе, как на собственном кинофестивале. Эти пространства тратят больше времени, чем экономят (авторская иллюстрация).

Лишь в ее сердцевине расположилась внутренняя трибуна-аудитория, моделирующая локальные постановки. Трибуна-аудитория представляет из себя мобильную сцену, которая может перемещаться вдоль радиуса, выше упомянутого круга верхней поверхности театра, пристыковываясь к гигантской оконной раме, расположенной на удалении от нее, в противоположной стороне, и представляющей из себя театральное пано. Как только сюжет повествования набирает обороты и, кажется вот вот достигнет своей кульминации, трибуна-аудитория уже плывет со своими горожанами и целует оконную раму. Комбинация! В этот самый момент, трибуна-аудитория начинает свое вещание не только в пространство пристыковавшейся рамы, и наоборот, от рамы в студию с озадаченной происходящим аудиторией, но и во внешнее окружение театра будущего. Во вне города-ситкома. Наружу, на потеху зевакам и курильщикам сериальных сюжетов, собирающихся посетить театр будущего, но ждущих чуть поодаль от него, наиболее захватывающего сочетания серий его пространств или ремейка своих любимых.

Как только сюжет повествования набирает обороты и, кажется вот вот достигнет своей кульминации, трибуна-аудитория уже плывет со своими горожанами и целует оконную раму. Комбинация!

Сама верхняя поверхность театра будущего, помимо вариаций с трибуной-аудиторией, запрограммирована еще на ряд модификаций. Здесь, на ее оголенной от функциональных сквозняков поверхности, проходят скачки и манифестации, городские забеги и заплывы спортсменов, как только верхняя поверхность заполняется водой, оставляя незатопленными только внешние трибуны, обрамляющие пространство, та приобретает один стабильный сюжет — повторяющийся заплыв по кругу.

Путешествуя дальше, потребители театра будущего имеют возможность, усевшись поудобнее, совершить нырок во внутрь объема огромного шара. Наша сцена двигается сквозь него! Вдоль вертикальной ординаты огромного шара! Вниз!

Рисунок 16. Обитание в театре будущего — вечная циркуляция, миграция, ожидание и задержки (авторская иллюстрация).

Рисунок 16. Обитание в театре будущего — вечная циркуляция, миграция, ожидание и задержки (авторская иллюстрация).

Находящийся в «витрине» шар, внутри которого происходят эти миксы, играет роль медийного рупора. Все дело в том, что внутри его объема расположено несколько уровней. По мере того, как сцена поднимается, пронизывая их, она активирует послойные программные комбинации. Упакованный в стеклянную упаковку шар образует искусственный ландшафт вокруг себя уже на нижнем уровне. Данный ландшафт имеет волнообразную конфигурацию. Пространство нижнего уровня волны служит входным атриумом для горожан, поверхность же верхнего представляет из себя “серию приподнятых трибун” для наблюдения за театральными постановками, когда сама театральная площадка, завершающая свое путешествие, ложиться на дно шара, в самую середину разыгрываемого представления. Финал вдруг становящийся началом

Находящийся в «витрине» шар, внутри которого происходят эти миксы, играет роль медийного рупора…Финал вдруг становящийся началом
Рисунок 17. Пространства без функции и, как следствие, обещанного завершения. Это логика подавления функции, которую нам необходимо понять для собственного выживания (авторская иллюстрация).

Рисунок 17. Пространства без функции и, как следствие, обещанного завершения. Это логика подавления функции, которую нам необходимо понять для собственного выживания (авторская иллюстрация).

Посетитель Л и посетитель Н, скользят под ландшафт, где расположены сервисные помещения театра, обеспечивающие его бесперебойное функционирование. Добраться до сюда можно посредству трех пронизывающих театр будущего насквозь вертикальных коммуникаций, что так же находятся в внутри обрамленного стеклянного пространства и ловко выныривают наружу, доставляя горожан прямиком на верхний уровень — городскую площадь, с которой и началась наша история, к слову, гуляя по ней посетитель Л углядел нос внушительных объемов конуса, но тогда не придал этому никакого значения.

Сами коммуникации представляют из себя конфигурации, сформированные тремя типологиями доставок горожан в сегменты тела театра будущего — эскалатор, подвесная винтовая лестница и сервисный лифт. Последний пристыкован к внешнему объему шара. По нему можно доставить экспонируемые элементы на технический уровень. Подготовка самой сцены происходит именно в этой прослойке. Данный уровень находится внутри объема шара между самой верхней поверхностью и остальными внутренними уровнями. Именно там сцены тщательно собираются, монтируются перед своим последующим экспортированием на один из слоев шара.

Взлом системы, ее перекодировка и последующий запуск хакнутой версии — единственное ознакомительное правило в таких случаях

Во время очередного посещения пространства театра будущего, посетитель Л и посетитель Н, все чаще начинают замечать одну характерную для таких пространств черту. Те или иные события и определенные сюжеты в них так и не прекращались, не успели завершиться во время их недолгого отсутствия, а ряд главных героев еще не отыграли устаревшие и вышедшие из моды истории, смысл которых безвозвратно упущен. Взлом системы, ее перекодировка и последующий запуск хакнутой версии — единственное ознакомительное правило в таких случаях.

Рисунок 18. Окончание истории (авторская иллюстрация).

Рисунок 18. Окончание истории (авторская иллюстрация).

Автор: Егор Орлов;

Научные руководители: И.И. Ахтямов (старший преподаватель), Р.Х. Ахтямова (ассистент);

Казанский государственный архитектурно-строительный университет;

Москва, Россия, e-mail: egororlovrus@gmail.com

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author