Инна Краснопер. На месте той

Ekaterina Zakharkiv
00:34, 02 июля 2020🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Поэзия Инны Краснопер раздается «на месте той», «там», осуществляемом не за счет его противопоставления «нигде». Здесь нет напряжения оппозиций. Поэтому даже если мы захотим проследить авангардную наследственность, ее проявления будут иметь сугубо формальный, поверхностный характер: язык этой поэзии не направлен на разрушение конвенций и деавтоматизацию восприятия, предлагая категории радикально иного порядка. При этом вопрос альтернативы чему-то предшествующему здесь также снят: эти стихи созданы из звуковых вещей, порождающих временное пространство (сиюминутное), оно не обладает памятью. Чтобы услышать это «место», нам нужно обитать в нем как звуки, в свою очередь воспринимающие нас самих — нужно быть чувствительными к текучести и преходящей сущности реальности, возможной, а не фактической…

Языку очень сложно обнаружить звук и засвидетельствовать его. Звук сам по себе (вне языковой интерпретации) не имеет функции, и поэтому переживание его, если мы пренебрежем значением его источника, невероятно сложно сформулировать лингвистически: в отличие от исключающего и ограничивающего языка, звук гостеприимен. Он длится как материальная вещь, предлагающая в настоящее время возможности, параллельные действительности, а не одну действительность или ее альтернативу. Объясняя это (или схожее) явление, исследовательница звука Саломея Фегелин приводит пример автомобильного клаксона, указывающего на возможное воплощение, которое может быть реализовано вовсе не в качестве машины, а повествования, встречи. «Слушая, я расширяю то, что слышу, до неузнаваемости объекта в воображаемый сценарий звуковой вещи […]. Чем это может быть: синей машиной, зеленой машиной, машиной моей мечты, аварией в моем кошмаре, резким поворотом, автомобилем, а не машиной»… И поэтому звук намекает на невероятность одной истины и значения вещей, а вместо этого открывает воображение возможности всего, что могло бы быть. В этом смысле оно нестабильно и сомнительно: нет никакой уверенности в том, что слышно. Вместо этого воображается условная (возможная) реальность услышанного. Звук не стремится к единой правде о фактическом, но позволяет воображать все, что может быть реальным.

Таким образом, раскрепощенный звук в поэзии Краснопер выводит семантику в особую коллаборационную структуру, в которой слова и темы, ими намеченные, не растворяются в собственном произнесении как процедуре, но, скорее, мерцают в горизонтальном ритме: едва завладев вниманием, одна составляющая (смысл) уступает «место» другому элементу (звук) — и обратно — можно сказать, что они перетекают друг в друга. (Также при определенном желании можно провести аналогию с идеей о внутренней форме слова А.А. Потебни — правда, при учете того, что к значению в этих стихах привлекается не диахроническая мотивировка, а спонтанная). Так, поэтическая материя выступает здесь перформативно, хотя перформативность понимается специфически: в качестве актов мерного перехода возможностей, которые необходимо выслушать, чтобы услышать сложное множество происходящего.

Е. З.

иллюстрации Кристины Колесниковой

иллюстрации Кристины Колесниковой


*

Родитель отправляет ребенка к гранд-родителю. По
дороге — ребенку встречается животное. Животное хочет
сказать, но не может. И потому — показывает на
пальцах. Ребенок не понимает, но чувствует. Идет дальше

Животное устремляется вперед, но спотыкается. Много
раз. Ребенок забывает, куда же она шла. Но достигает
домика. Какого-то домика. В домике есть все, но нет никого

Ребенок вспоминает о языке встретившегося ранее животного. А
вдруг, видит и его самого. Животного в домике. Или доме. Животное
снимает одежду животного, и оказывается
человеком. Ребенок одевает себя в снятую одежду животного

Перед нами: ребенок в одежде животного, и животное,
оказавшееся человеком. Им есть что обсудить, на всех языках

Ребенок в одежде животного вспоминает, что шла к гранд-родителю

А здесь, обнаруживается человек, снявший одежду, которую
надела она. Ребенок спрашивает: почему на мне твоя одежда ?
Почему я тебя не опознаю ?

Почему я обращаюсь к себе, а не тебе. А шла я к тебе. Меня
отправили. Я шла к тебе. Но на месте тебя — кто-то другая

Поэтому я себя съем

[ съедает ]



*

Мы сидим вместе. Мы сидим вместе. Мы сидим. У лица есть два
конца. У лица есть верх, и низ. И нет окончания лица. Окончания лиц
спрятаны, в лице-вой мышце. В кармане для идентифи-лиц. В ролле
с лицами

прошлого. У героя нет героя. Героя запуталася. Героя облила лица
водой, такой водой, какой не будет конца. Не будет конца лица. Без
лица не узнать ларца [ Розги. Ровесники ]


*

Роды соединились рóдами
Не средний со средним

Не женский с мужским, и в другую сторону
Ни так, и ни эдак

Но — óблаки разрослись облаками

Не перед папой — там кто-то
Не перед образом. Там
Кто-то

Не перед, и не позади
Но рóдами

Не замыкая композицию, цепь, ряд
Чего-то там
Не обмениваясь — перед
За — чем-то — там

Но — роды соединились рóдами
Сродни родам — роды соединились срóднями

Дни дней. Род рода
Рóдами

Руднями. Ру-дой
Раскосой. Жи-лой

Первой. Площадью
Площадкой. Родами

Не перед образом, за папой
Перед папой, за образáми

Розами. Разных родóв
И рóдов

Ровно роды присоединяя
Себя

К равным. Родами

Род стал. Род сел
Силой. Род

Бессилием

Силотóй рода род завстретил другого рода
Живо-том род присоединил другого рода

Другая рóда рóдом
Ровно. Род

Довляя. Могяя
Род. Родо стно

Рóдно. Род-нее

Рода. Не родом

Тоже. Родостью

Радно. От рады

Рады и роды

Рóдно расставив
В одно

Род. Но

Новостями рода в роды

Рóта в рóты
Ротно

Ро — тостями

Полостно. Сть — ами

Стойко ровом.и.стя.Ми

Сов-упрастив

В рыды

Рыды рыдами. Вроды
Вро — стями

Темью, тя — готком
Рослостью

Ро ру ка
Вами

Без — ру
Кав. Ками

Рослым родом
Ро слом

Ро до
м



*

отлучить язык от рук
язык в разлучении
в раз от лучении
язык в забаве и забы
вании
язык в котлетке из косточек я
зы
ка
крас ки в красности красного
рта
ровненькими шажоч
ка ми я зы
ка. колеса упавших
раз не по чесанных
дымом курящим
ся
вокруг
колечек. кантиков
оболочек. шевелящих
ся
сапожек. расстегнутых
под шнурком. играющих
кроваток с гремящими
гудящими. утро-ходящими
от топыренными
от не добытыми
не до за
полненными
бланками. гэпами
не вы-гендер-енными
колеса-не-кру глого
не мягкого. и не вче
рашнего
вечереющего
руками заполненного. за-blanc-ками
за-сказанного
за вы дыр ку
вы-дуренного
вы-вправду
за


*

писать вра
жеским языком
языком вра
нья

вро вень. с те
лствованием. чуть

только. чутя очутил
ствием. языком

исключения

языком власт
vous-ющего. языком

игнорирующим. я зы ком не
имеющим
com. не со — языком

языком единоличного. и не
у ва жающего

языком соперничающего. и не со-
переживающего

языком отчетливо вы
би рающего. но не признающего

ни я зы ком. ни хуйлом. ни в конкрет
ности

ни в ч’ело
веческом. некро-языком. я зы ком

ко-усталым. языком

не говорящим. но и не чувст-vous
ющим

языком кровавым. сметенным
с метелью

с плеча
языком вре-

мя-растекшимся. вре-вра-вро

вру
сложенным

как если бы

не поднимаясь

уложить можно

бы ло



*

Image

на месте той что не ты — не будь. на месте
что-ой то не ты — не будь. на месте той что не будь
не ты. не той что не будь что не ты-й. не шты-й
на место нé той. не той. не той
не тычь что той что, не ты. не сты
не сты нет той что не ты. не зна
знакома той что не ты. ты ты
ты стой на месте — не той. не стой
не рой на месте не что-й. ой ой
рубахой ложкой больной. вы — стой
стои. и ложкой гони — не той
не той не той и не ты-й
й й
рукой мостóй па ра бо
лой. и лой. и лай, и не ты
не стой. не сто я роя. рукой
со стой





*

какой
кто ты хочешь
мой
Илай и лой
Илай лай
И



*

Image

сидеть не шевелиться следить за дыханием не следить за дыханием наблюдать

чему научили тебя все эти многие

практики объединять в одно вспоминать не вспоминать чай от erkältung’a чай natürliche abwehr чай frauen balance водички не больше одного кофе как и раньше впрочем

на улице солнце выйти на улицу пойти к берегу дождаться дождаться пока высохнут волосы следить за дыханием не следить просто

дышать просто дышать дыханием не вспоминать, но помнить помнить все эти опыты которые свершались с тобой и вокруг всех этих людей которые были и не были

вокруг исчезали и знали не знали тебя дышать у меня еще не было панических атак и не будет потому что ты так решила потому что ты дружила со своим телом и сознанием долго дружила больше и чаще чем с

людьми следить за дыханием дышать дыханием вспоминать что изменилось что может измениться в каких местах случается выбор, а где течение несет несет тебя и дыхание вперед

несет с ног сшибая ползком и наощупь несет и передвигает на одеяле как когда ты сама его передвигаешь, а кто-то не очень большой, но мягкий примостился сверху и несется

вместе с тобой

оставаться с теми кто дорог, но не в группе риска заболеть сильно с теми с кем ты уже проводил_а жизнь другую с теми кто даже если тебя не знает

помнит твое дыхание вокруг

вокруг дыхания случается многое разное как и вокруг не дыхания не дрожащих пальцев не холодеющих телесных отрезков отрезков вдоха и выдоха и того что между ними между ними всегда случается пауза и это нормально пауза

между вдохом и выдохом, а собственно как мы их самих определяем можно ведь поменять местами выдох и вдох вдох ы и выдох с выжатой буквой ы и

нет

язык

не то

что остается остается дыхание дыхание и возможность остановиться возможность передохнуть пере спать пере определиться возможность возможности наедине с дыханием наедине когда тебе не холодно и не жарко когда ничего не болит вроде бы или почти и ты не слышишь громких звуков на какое-то время объединяешься с одним — «своим» телом может быть

тебе доступным и не думаешь как ты можешь

повлиять

и что происходит помимо тебя или того что вды хает и вы ды

хает


*

не знаю, есть ли он мне друг
от других подруг
искала я

кто друг. как зайдет в другой
туман

как повесит на чулан. на крючок
перчаток чуток

как пылью выметет
черно

черство. жив но

совком за выветрив
за вветрив

за открыв. за краем

за коле си ком
за си

м. постановим

что

другов друг
за лугов луг

за коче

вой. за коче

вай. за той за той

и
перед этой

этой дрýгой

узкими
в местах. из разных

из водя

по полу. по воде
водя

из вестно нам

что другом есть

другая

Image


Инна Краснопер — поэтесса и танц_художница, выпускница Школы Вовлеченного Искусства «Что Делать» (включая семинар Александра Скидана) и HZT Berlin (бакалаврская программа «Танец. Контекст. Хореография»). Участвует в семинарах: «Гендерно-чувствительное письмо» (с Аней Осиповой и Наташей Боренко), «Современные Литературные Практики», «Теорії та практики феміністського та жіночого письма» с Галиной Рымбу. Поэтические публикации в мульти-лингвальномstadtsprachen magazin, альманахах [Транслит] #22 («за-открывает то, что еще»), и Артикуляция №8 («написанный вслух»). Пишет / переводит в области русского и английского языков. Публикации на английском в This Container, Bridge, Slanted House Zine Issue #3: Translation. Участвует в перформанс-практиках, исталляции, видео. Для выставки «Пещера Золотой Розы» и РБОБ «Побочные аффекты» сотрудничала с участницами дуэта «Добро Пожаловать в Кукольный Дом». Видео-поэтическая работа in other words была показана в рамках семинара Марии Степановой в пространстве Freehome (Мария и Вадим Захаровы). Работала с хореографами Изабель Шад, Юлиан Вебер; художни_цами Флорин Леони, Маркус Шинвальд. Родилась в Уфе, живет в Берлине.

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки

Автор

File