ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ СТРУКТУРЫ В АРХИТЕКТУРЕ И ХОРЕОГРАФИИ

Elena Gorshkova
22:26, 27 сентября 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Каждая область искусства отражает ход человеческой жизни, используя присущие ей средства художественной выразительности. Однако, такие фундаментальные области, как музыка, живопись, литература не связанны с контекстом, в то время как архитектура и хореография неотделимы от места, они всегда воспринимаются в контексте: в архитектуре — это может быть город, а для хореографической постановки — антураж, созданный сценографией [1]. В процессе проектирования, особенно на начальной стадии, архитекторы нередко обращаются к живописи, что, несомненно, влияет на конечное проектное решение. Также существуют исследования, направленные на применение образов хореографии при проектировании. «Танец — это очень архитектурно» — так считает Уильям Форсайт, хореограф, занимающийся организацией перфомансов совместно с Д. Либескиндом.

Связь между архитектурой и хореографией подтверждается ходом истории. Так, архитектура античности воспринимается одинаково целостно с любого ракурса. Для этого греки прибегали к иллюзионистическим приёмам, что позволяло избежать дематериализации формы, создавая впечатление монументальности, конструктивной устойчивости и масштабной выразительности своих сооружений [2]. Таким образом, основой архитектурного языка становится ордер, отличительными чертами которого являются равновесие и симметрия, как символы воплощения идей порядка и гармонии [3].

В то же время каноны классического танца предполагают идеальную симметрию человеческого тела, ритмичность и выворотное положение суставов. Языком классического танца становится балет — пространственно-временное искусство, представляющее собой последовательность движений во времени, исполняемых под музыку в сценическом пространстве для понимания смысла произведения, тематически раскрывающегося в сфере эмоциональности, а также в реакции телесной воплощённости артистов балета [4-6]. Если представить балет, как ряд пространственных структур и сравнить его с ордерной системой, мы увидим ряд закономерностей. Во-первых, цели обоих направлены на создание порядка, гармонии, появление ощущения возвышенности и величия. Во-вторых, используются общие принципы при создании композиции: равновесие, баланс, симметрия. В-третьих, общим является использование оптических иллюзий. В ордерной системе это такие приёмы, как энтазис, курватура, обратная перспектива, иррадиация [7]. Позиции в балете направлены так же на идеализацию пропорций человеческого тела, которая достигается главным образом за счёт выворотности суставов (рис. 1), что зрительно удлиняет конечности и делает силуэт стройнее. Этот приём не отвечает физиологии тела, но также и форма классического архитектурного сооружения не следует функции. (рис. 2)

Image


Рис. 1. Выворотные позиции, характерные для классического танца обеспечивают танцору устойчивость во время выполнения танцевальных движений, а также зрительно удлиняют ноги, по сравнению с параллельной позицией, что анатомически обусловлено расположением суставов. (фото: probalet.info/osnovnye-pozicii)

Image

Рис. 2. Палаццо Строцци. Флоренция. Типичный пример классической архитектуры, отличительными чертами которой является симметрия, статичность, наличие исключительно декоративных элементов, чёткий ритм, иерархия частей и целого. Все эти характеристики присущи и классической хореографии. (фото: www.travelingintuscany.com/engels/firenze/palazzostrozzi.htm)

Image

Рис. 3. Постановка 3D лабиринт. Билли Коуи. Великобритания. Позиции танцоров анатомичны, постановщик делает акцент на создание атмосферы с помощью игры теней, объём и амплитуда движений ограниченны сценографией. Такая хореография построена на нюансах и наделена глубоким смыслом. (фото: musecube.org/?p=153332)

Image

Рис. 4. Музей археологии и искусства. Испания. Полузакрытый объём является связующим между улицей и внутренним пространством музея. Выступающие части стен перетекают в конструкцию потолка и снова в вертикальные стойки, расстояние между которыми запускает свет, придавая пространству свойства некой буферной зоны. (фото: archiblogdairy.tumblr.com/post/133922314724/subtilitas-mansilla-tuñón-royal-collections)

Современная архитектура обладает своим набором художественно — выразительных средств. Для начала, следует описать современные архитектурные тенденции: функциональность; стремление к чистым формам; создание особых состояний и атмосферы объекта; отсутствие элементов, несущих исключительно декоративную функцию [11].

В то же время, в современной хореографии упраздняется костюм, часто используются телесные оттенки в одежде; упраздняется музыкальное сопровождение — становится возможным использование звуков города, шелест, скрип и т.д. Движения теперь по-разному взаимодействуют со звуками, они могут мешать друг другу, игнорировать или взаимодополнять. В хореографии, как и в архитектуре, главной задачей становится повествование о явлении современности, путём создания атмосферы и погружения в неё зрителя или посетителя, который автоматически становится сопричастным. Изменились и средства. Во-первых, классическая ритмичность сменилась рядом ритмических сбивок, соответствующих смысловым акцентам. Чувство баланса, характерное классической архитектуре и танцу заменено рядом импульсов, продиктованных общей идеей и призванных поддержать атмосферу [8]. Современная архитектура демонстрирует работу конструкций без дополнительных художественных средств, а в хореографии используются анатомичные позиции рук и ног, основная работа происходит за счёт импульсов, а не за счёт силы мышц. (рис. 3) Минималистская архитектура отказалась от использования трудоёмких приёмов, характерных для классической архитектуры в пользу нюансных решений и оперирует простыми средствами, как свет, пустота, но при этом многозначна. [10-12] (рис. 4)

Танец является источником формы, которая может содержать тактильные или кинетические принципы, содержащиеся в живых образах или движениях и их визуальные следствия. Однако тело, вовлечённое в получение телесного опыта, не следует рассматривать только с точки зрения физических данных, оно так же являет собой конструкцию и располагает к переосмыслению, основанному на понятиях перцептивной и когнитивной систем. Изучая танец, можно понять, как это происходит, потому что тело — это инструмент для создания формы, и, вместе с этим, процесс получения и передачи опыта тела, выраженного замыслом движения. Поэтому трактовка танца в контексте с архитектурой направлена на улучшение понимания тела для описания пространственного опыта и обращения его в конечное проектное решение [9].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Лысенкова Л.Ф., Лысенков А.Ю. Пластические средства в архитектурном проектировании. Учебно-методическое пособие / ФГБОУ ВО «Самарский государственный архитектурно — строительный». Самара, 2016.

2. Баланчин Дж. Заметки о хореографии. 1945.

3. Эвелин Гавриоли, Джон Пепонис, Кен Носфел, Андреас Куркулас. Внедрение структур танца в архитектуру. Национальный технический университет Афин. Синтаксис пространства. Материалы четвёртого интернационального симпозиума. Лондон 2003.

4. Самогоров В.А. Роль света в моделировании внутреннего архитектурного пространства // Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре. Образование. Наука. Практика. Материалы 60-й Юбилейной региональной научно-технической конференции. Самарская государственная архитектурно-строительная академия; под редакцией: Чумаченко Н.Г. — Самара: Офорт, 2003. — С. 200-201.

5. Сластенин П.В. Категория простоты в современной архитектуре // Вестник СГАСУ. Градостроительство и архитектура: научно-технический журнал. — Самара, 2011. № 3. С. 6-8

6. Насыбуллина Р.А. Свет в архитектуре // Традиции и инновации в строительстве и архитектуре: материалы 70-й юбилейной Всероссийской научно-технической конференции по итогам НИР 2012 года / СГАСУ. — Самара, 2013. — С. 369-370 — Ч 1

7. Насыбуллина Р.А. Свет как элемент Атмосферы архитектурного пространства в творческой концепции Питера Цумтора // Традиции и инновации в строительстве и архитектуре. Архитектура и дизайн: сборник статей [Электронный ресурс] / под ред. М.И. Бальзанникова, К.С. Галицкова, Е.А. Ахмедовой; СГАСУ. — Электронные текстовые и графические данные (23,3 Мб). — Самара, 2015.

8. Стребкова К.А. Полихромия города Самары. В сборнике: Традиции и инновации в строительстве и архитектуре. Материалы 69-й Всероссийской научно-технической конференции по итогам НИР 2011 года. Самарский государственный архитектурно-строительный университет. 2012. С. 447-448.

9. Рыбакова Д.С. Архитектура ранних цивилизаций как выражение общего миропонимания и отношений к природному контексту. // В сборнике: «Традиции и инновации в строительстве и архитектуре». Самарский государственный архитектурно-строительный университет. — Самара, 2015. — С. 213-219.

10. Пастушенко В.Л. Не «формальное» проектирование объекта. Градостроительство и архитектура. Самара, 2014. — С. 44-50.

11. Рыбакова Д.С., Самогоров В.А. Архитектура средневековья в контекстсе божественной истины и общего миропонимания эпохи. В сборнике: Традиции и инновации в строительстве и архитектуре. Архитектура и дизайн, сборник статей. под редакцией: М.И. Бальзанникова, К.С. Галицкова, Е.А. Ахмедовой; Самарский государственный архитектурно-строительный университет. Самара, 2016. С. 198-203.

12. Каркарьян В.Г. Модерн в архитектуре Самары. Самара 2006.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки