radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ — ПАЦИЕНТ СКОРЕЕ МЕРТВ, ЧЕМ ЖИВ по поводу увольнения профессора из СПбГУ

Elijah Morozov
Александр Панченко

Александр Панченко

На фоне очередного разгара страстей в российско-украинских отношениях мало кто обратил внимание на новость, которая пишущему эти строки представляется одной из ключевых российских новостей в последние дни. Антрополог, этнограф, фольклорист профессор Александр Панченко (младший, сын известнейшего филолога и историка культуры, академика Александра Михайловича Панченко), сообщил о том, что его уволили из Санкт-Петербургского Государственного Университета. По мнению ученого, причиной увольнения стало проведение им честной экспертизы по делу об экстремизме, связанному с евангелическими христианами-пятидесятниками. Прокуратура увидела в текстах умершего полвека назад американского проповедника признаки пресловутого «экстремизма» в котором сейчас в РФ могут обвинить кого угодно. Панченко отказался писать экспертизу «под диктовку» представителей печально известного Центра «Э» («иксперДизами» обычно называют такие документы интернет-шутники). А написал серьезный научный анализ, никакого «экстремизма» не найдя. За что и пострадал. За подробностями отправляю читателей к интервью самого Панченко «Медузе»:

«У нас существует антисектантская мифология, которая в некотором смысле наследует еще хрущевским антирелигиозным кампаниям рубежа 1950–60-х годов. К ней добавились реликты западного антикультового движения, которое было активно в 1970–80-е годы, но сейчас практически полностью сошло на нет, и плюс есть какие-то свои наработки, [появившиеся] в 1990-е годы. У нас существует миф о тоталитарных сектах, который к реальности не имеет никакого отношения, но в обществе довольно популярен. Несомненно, этой мифологией заражены многие государственные деятели, какую-то роль играет она и для спецслужб. Кроме того, у нас существует православное, назовем это так, лобби, которое заинтересовано в том, чтобы конкурентов на религиозном рынке не было. И в-третьих, есть более примитивные вещи — и ФСБ, и центрам по борьбе с экстремизмом при МВД нужно ставить галочки, что они выполнили свою работу. Мы видим, что сейчас где только не ищут экстремизм — люди зарабатывают погоны; это всем известно, по-моему.

<…>

И «тоталитарная секта», и «деструктивная секта» — это, конечно, совершенно ненаучные понятия. Другое дело, что в любой религиозной организации могут возобладать тоталитарные тенденции, но, как и почему они появляются — это очень интересный вопрос, и его надо обсуждать. Очень часто они появляются из–за какого-то внешнего давления: вспомним самосожжение русских старообрядцев — несомненно, деструктивная вещь, но, по-видимому, связанная с тем, что государство пыталось довольно жестко на них давить. А так никакого, скажем так, типа религиозной организации, которую можно было бы назвать деструктивной или тоталитарной, не существовало и существовать не может. Эти оба словосочетания возникают в постсоветском контексте. Они связаны с тем, что вообще появляется представление о тоталитаризме как государственном строе, как государстве, в качестве которого себя обнаружил Советский Союз. Но во многом это наше домашнее постсоветское изобретение. В западном обиходе у слова «секта» гораздо меньше негатива — скорее негатив появляется в слове «культ». Я термином «секта» практически никогда не пользуюсь, в современной науке это не очень работает». [1]

Лично за Панченко поводов беспокоиться нет — он много где занят и без куска хлеба не останется. В конце концов, сможет уделять больше внимания чистой науке. Беспокоит вот что: из университетской среды (во всяком случае, из гуманитарной) целенаправленно выдавливаются лучшие из лучших. В своей сфере Панченко — один из ведущих специалистов, критика в его адрес тоже имеется, но, во-первых это нормально для серьезной научной жизни, а во-вторых, не будучи «профессионалом», не могу оценить объективность этой критики. Мой интерес очень личный, исключительно «любительский». Ведь что такое «филолог» в изначальном смысле? Человек, который любит Слово. Любитель Логоса. А философ, соответственно, любитель Софии-Мудрости. Быть сейчас просто «любителем» — значит возвращаться к Первосмыслам. Когда я лет 15 назад переставал быть строившей иллюзии «православной молодежью» и начинал понимать, что входя в храм, нужно снимать не шапку, а голову, то стал серьезно интересоваться историей старообрядчества и «народных русских сект». Интерес пришел через любовь к «Серебряному веку русской литературы», к тому же, как раз тогда я вычислил, что к беспоповским толкам и «народным сектам» точно принадлежали некоторые из моих предков. На волне этого интереса мудрые люди, с общением с которыми мне всегда везло, порекомендовали книгу Панченко «Христовщина и скопчество: Фольклор и традиционная культура русских мистических сект». Она сразу же стала моей настольной. Правда, страницы с физиологическими описаниями из дореволюционных документов непосредственно о процессе «убеления» скопцов, я пролистывал, будучи вообще впечатлительным, а тогда совсем уж запредельно, всё на себе представлял. Тем не менее, книга Панченко разожгла мой юношеский интерес к теме, не угасший до сих пор, за что я ему очень благодарен. Прошу прощения у читателей за этот мемуар — просто новость об увольнении стала лишним поводом сказать «спасибо» ее герою. Вернемся к нашим баранам. То есть университетам.

Увольнение Панченко укрепляет в мысли о том, что за будущее институционального, официально признанного, университетского образования (вновь оговорюсь, речь только о гуманитарной сфере, о физико-математической и естественнонаучной мне сложнее судить) в современной России, когда в правительстве его курирует г-жа Васильева (равно как и за будущее такой же культуры, курируемой г-ном Мединским), можно не волноваться. Ибо у этого будущего ШАНСОВ НЕТ! Пациент скорее жив, чем мертв. Существуют, конечно Европейский Университет в том же Петербурге или «Шанинка» в Москве, несколько сильных университетов в провинции. А в основном крупные ученые, способные совмещать научную деятельность с преподавательской, постепенно выдавливаются, уходят в чистую науку или другого рода деятельность, уезжают за рубеж. В подчиняющиеся любым, самым безумным требованиям властей ВУЗы (об автономии университетов, подобной той, что существовала в дореволюционной России никто и заикнуться не смеет) идет преподавать всё больше не нашедших себя в жизни людей, а то и открытых бездарностей и прочих персонажей, соответствующих требованиям власти, открыто разрушающей образование.

Кризис системы официального образования прежнего, классического типа — не только российский процесс. Просто Россия тут, как никогда «впереди планеты всей» — кажется, что власть действует исключительно под лозунгами «Больше ада!» или «Да! Смерть», не задумываясь ничуть о том, где взять смену Панченко и ученым его уровня. Они работают, они в расцвете сил. Но кто после них? Хоть потоп? Система — поезд, несущийся в пропасть. Где стоп-кран?

Вальтер Беньямин

Вальтер Беньямин

Вальтер Беньямин писал, что революция может быть не только, как у Маркса, локомотивом истории, но и стоп-краном, удерживающим от падения в пропасть. По счастью, мы живем в революционную эпоху. Я о диджитализации. О революции цифровой.

В эпоху «цифровой революции» институциональные культура, образование и религиозность становятся «уходящей натурой». Сейчас актуальной как никогда становится личная харизма производителя контента в этих трех сферах. И гаджеты нам в помощь!




Пусть Кирилл (Гундяев) и иже с ним сколько угодно проповедуют «духовные скрепы», зачем эти смешные персонажи в рясах ищущим живого Христа? Можно найти в Facebook таких же ищущих, встретиться с ними и просто начинать претворять Евангелие в жизнь, здесь и сейчас. Без всякой официальности. Это возможно. Это проще простого.

Владимир Мединский

Владимир Мединский

Пусть Мединский надрывается о том, что надо смотреть только «патриотическое» кино, зачем эта истерика синефилам, мечтающим снять о Вечном? Можно там же, онлайн, познакомиться с великим режиссером, например с Артуром Аристакисяном, пообщаться с ним, возможно даже на курсы походить. И снять СВОЙ фильм, без всяких шаблонов и цензуры. Выложить на YouTube и проснуться знаменитым.

Ольга Васильева

Ольга Васильева

Артур Аристакисян

Артур Аристакисян








Пусть Васильева вводит какие-нибудь «уроки патриотизма» и прочую бессмыслицу в школьную программу. Зачем это безумие детям, чьи родители хотят видеть их действительно умными и образованными людьми, а также людьми с психикой, не искалеченной диктаторского настроя «училками». Они переведут отпрысков на дистанционное обучение, либо сами этим займутся, либо репетиторов наймут — хороших репетиторов сейчас выше крыши, они учеников и к пресловутому ЕГЭ подготовят и независимо мыслить научат. А социализоваться дети и без всяких школ смогут.

Let the children loose it, let the children use it, let all the children boogie! (David Bowie, “Starman”, 1972)

Let the children loose it, let the children use it, let all the children boogie! (David Bowie, “Starman”, 1972)

И вот зачем умным и независимо мыслящим юношам и девушкам, желающим продолжать образование тратить время (а в платных ВУЗах и деньги, причем далеко не всегда родительские — хорошо зарабатывать нынешняя молодежь может начать рано) на т. н. высшее образование низкого качества, когда в цифровом виде, онлайн они могут послушать лекции и поучаствовать в вебинарах хорошего качества? Есть среди них бесплатные (посмотрите, какой популярностью пользуются сайты Arzamas, PostNauka, Magisteria), есть и предлагающие недорого качественные курсы платформы. Те, которые заинтересуются какой-то сферой глубоко, и захотят заняться ей профессионально, свяжутся с учеными, подобными Александру Панченко (благо не все из них одержимы идеей «Пора валить!», есть и оптимисты), попросят у них совета. Я уверен в том, что в современных условиях ученый-профессионал, увидев искренний интерес к своей сфере у любителей, всегда пойдет им навстречу. И тогда, как говорится, может быть, всё и заверте… заверти…

Вот почему я больше не переживаю, что не написал диссертацию, да и диплом мой куда-то в смутные годы затерялся. В моем уме и знаниях не сомневаются профессионалы, у которых нет повода мне льстить. Осталось только понять, как этим умом с его знаниями зарабатывать достаточно. А учиться можно и нужно не ради красивых бумажек. Просто человек живет для того, чтобы познавать, творить и любить — во всех смыслах этих трех глаголов. А иначе и жить не стоит. А если чему-то научился можно и тех, кто хочет, учить. Если у тебя есть желание, конечно. Вот у меня, кажется, есть.

Поэтому пойду-ка продолжать готовить программу своих собственных вебинаров, в общем. Мне есть о чем рассказать.


[1] https://meduza.io/feature/2018/12/03/est-oschuschenie-chto-suschestvuet-spisok-vrednyh-dvizheniy-kotorye-budut-vydavlivat-iz-rossii


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author