radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

За феминизм и дело мира мочи патриархат в… сатире!

Elijah Morozov 🔥

Друзья захотели обновить кухню и отправились в хозяйственный гипермаркет.

Так я пять или шесть часов простоял на одном месте, наблюдая за покупателями-хозяйственниками.

Очень скоро стало тошно смотреть на «настоящих мужиков», тащивших доски и всякие приспособления для их распиливания, сверления, прикручивания. "Уж лучше цветы в горшочках пойти смотреть или посуду", — возопило сознание. И мысли внезапно потекли в сторону феминизма и патриархата. Значит, надо о них поговорить.

В России ближе к концу второго десятилетия XXI века мужчина, сочувствующий феминизму — уже не такая редкость как за десятилетие до этого (недавний пример — семеро молодых людей, сфотографировавшихся в платьях в знак протеста против мачизма [1]). Тем не менее, это продолжает вызывать в массовом сознании недоуменные вопросы. Задумался о том, почему, эстетически не симпатизируя некоторым вещам в современном феминистском дискурсе (одни «авторки» и прочие феминитивы на что уж несимпатично звучат — предложил бы в поисках новых вариантов обратиться к богатствам иных славянских языков, а то и к старославянской архаике, да кто меня послушает), я всё-таки «за феминизм». И вот до чего додумался.

Мне противен патриархальный уклад. Мне отвратителен образ патриархального мужчины, в который меня так или иначе пытаются запихнуть с младенчества. Это то чем, я не хочу быть, отказываюсь быть. Лучше умереть, чем стать патриархальным мужчиной (теперь уж точно не стану, поэтому жить буду долго и местами счастливо). «Патриархат — важнейший элемент традиционного общества, к которому надо вернуться и будет у нас счастливая жизнь», — вещают сейчас из каждого утюга суровые мужчины разных полов. Традиционное общество, говорите? Давайте немного рассмотрим традиционное общество.

Традиционное общество — большая и серьезная тема, требующая рассмотрения в отдельном тексте. Его недостатки, неприемлемые для современного человека, достаточно очевидны, чтобы останавливаться на них. Однако, помимо явных недостатков, в традиционном обществе существовали многие механизмы, предохранявшие его членов если не от всех, то от многих травм. Приведу всего лишь один пример: некогда довелось читать рукопись с записью устных воспоминаний женщины, родившейся в высокогорном грузинском селе в конце ХIХ века, попавшей в Москву и дожившей там до 1980-х. В возрасте девяти лет ее выдали замуж за двадцатилетнего молодого человека. "Кошмар!", — воскликнет читатель и будет прав. Женить/выдавать замуж любого человека (а уж тем более не достигшего половой зрелости) помимо его воли — дикость для современного мира. Но рассказ — не о современном мире. Давайте посмотрим, что случилось потом. Сразу после свадебного пира девочку забрала к себе свекровь и до достижения той половой зрелости не подпускала к ней своего сына, попутно обучая разного рода «женским премудростям». Итак, что на этом примере мы видим в рамках традиционного общества, более ста лет назад вполне живого в Закавказье? А видим мы не только очевидные недостатки, неприемлемые для современного человека (ребенку в допубертатном возрасте, не спрашивая его желания, устраивают бракосочетание), но наряду с ними видим и механизмы, защищающие от физических и в чем-то психологических травм, которыми эти недостатки чреваты. Так — в живом традиционном обществе. Что делают современные апологеты «традиционных ценностей», неважно под каким соусом, «православным», «исламским» или каким-то другим подающихся? Они смотрят в книгу, а видят сами знаете что. "Пророк Мухаммад взял в жены Аишу бинт Абу Бакр в возрасте девяти лет" (хотя по другим источникам на момент брака ей было пятнадцать или даже семнадцать лет), — говорят афганские талибы или боевики ИГИЛ и идут насиловать девочек девяти и моложе лет от роду. "На Святой Руси не было гомосексуалов и вообще люди совокуплялись исключительно, чтобы рожать детей — а весь этот разврат с безбожного Запада", — говорят российские «православные эксперты», чем демонстрируют собственное вопиющее невежество: для того, чтобы составить представление о сексуальных нравах домонгольской Руси достаточно ознакомиться хотя бы с «Вопрошанием Кириковым» [2] и некоторыми другими памятниками. Да и в послемонгольскую эпоху, при любимом православными фундаменталистами Иване Грозном (состоявшим, кстати, в открытой связи с Федором Басмановым — см. сочинения князя Андрея Курбского [3], Альберта Шлихтинга [4], Генриха Штадена [5]) иностранных гостей Московии шокировало широкое и открытое распространение гомосексуальных отношений, которые тут, в отличие от Западной Европы не преследовались по закону. Английский поэт Джордж Тэрбервилл, прибывший в Москву в 1568 в составе дипломатической миссии, писал:


Хоть есть у мужика достойная супруга,

Он ей предпочитает мужеложца-друга.

Он тащит юношей, не дев, к себе в постель.

Вот в грех какой его ввергает хмель. [6]


Однако мы отвлеклись — пора вернуться к нашим баранам, то есть к традиционному обществу и его ценностям, а потом к патриархальной мужественности и феминизму. Простое сравнение примеров девятилетней девочки, выданной замуж в девятилетнем возрасте в живущем полнокровной жизнью традиционном обществе, сохраняющем механизмы защиты своих членов от травм, и исламских фундаменталистов, об этих механизмах понятия не имеющих и насилующих девятилетних, дает право утверждать: традиционного общества в чистом виде сейчас не существует, а то что предлагается сейчас под видом «традиционных ценностей», что христианских, что исламских — новодел последних десятилетий, изготовленный в конкретных местах (Лубянка, Старая Площадь — да и американские протестантские фундаменталисты тоже постарались). Традиционного общества нет, есть его жалкие фрагменты с острыми краями, ранящими упругую плоть современного мира. А в тех немногих уголках планеты, где традиционное общество в чистом виде всё еще сохранилось (затерянные острова Микронезии, джунгли Индокитая и т. д.) оно (surprise, surprise!) вовсе необязательно патриархальное (вспомнить хотя бы полиандрию, распространенную среди тибетцев и некоторых гималайских племен — как-то многомужие не способствует развитию мачизма, не так ли?).

И всё же, почему я — противник патриархального уклада? Первая причина — чисто эстетическая, на инстинктивном уровне. Это не выбирают, с таким рождаются. Покажи мне кто-нибудь в детстве две картинки с портретами, допустим Жана-Клода Ван Дамма и Дэвида Боуи и спроси, на кого я хочу быть похожим, я бы не задумываясь выбрал Боуи. Никак не соответствующий канонам патриархата Боуи глубже, интереснее, сложнее. "Цветущая сложность" по Константину Леонтьеву — интереснее всего однозначного и сразу понятного. Для меня во всяком случае интереснее. А Ван Дамм однозначен и понятен, с ним как-то скучно.

Это эстетика, но этику не будем сбрасывать со счетов. Пытаться втиснуть элементы патриархата в рамки давно уже не патриархального мира — всё равно что запихивать новорожденного назад в матку: и ребенка погубишь и мать. А вообще-то патриархат травмирует всех: и женщин и мужчин. Тем более, когда к нему пытаешься вернуться в современном мире. Смешно, если не жалко выглядит мужчина, проповедующий патриархальные и иные «традиционные ценности» в современности. Да и женщина тоже. Вспомним хотя бы Милонова с Мизулиной. Я не женщина, неважно, хорошо это или плохо — определенного опыта у меня нет и не будет. Попытаюсь объяснить, почему мужчина, поддерживающий феминистские идеи — это нормально.

Что собой представляет мужчина, пытающийся взять патриархат на вооружение сегодня? Для этого у него нет никаких оснований, выглядит он по-клоунски. Он — не воин, ежедневно рискующий жизнью. Он — не пахарь, пропадающий в поле за плугом от зари до зари. Он — не пророк, готовый подвергнуться оскорблениям со всех сторон, за проповедь того, что считает подлинным. Он — кусок дерьма, в свободное от прозябания в тупом офисе за никому не нужным симулякром труда время, болеющий за «Спартак» по спортбарам. И это никчемное существо пытается навязать свои убогие заблуждения в качестве нормы для меня, для остальных мужчин и женщин? Да ну его!

Тем более мне не хочется быть чьей-либо «каменной стеной», «авторитетом», «главой» только на основании того, что у меня имеются некоторого рода половые признаки. Зачем мне уважение и любовь, которых я не заслуживаю? Если считаете, что меня есть за что любить и уважать — любите и уважайте. Не считаете — как-нибудь проживу без этого. Уже помянутый Константин Леонтьев, помнится, говаривал: «Любите меня со всеми пороками или вообще не любите».

Пошло выглядящему патриархальному укладу совершенно явно предшествовало нечто другое, более соответствующее миру в котором мы живем сейчас. Как это выглядело на самом деле — сложно сказать, так как фрагменты этого образа жизни мы можем оценить либо через уж совсем архаичные и плохо дешифрующиеся тексты, либо через интуиции современных исследователей, регулярно вызывающие критику (как, например, книга Марии Гимбутас «Цивилизация Великой Богини» [7]) — но интуиции порой, ближе к истине, чем самая вдумчивая аналитика. Поделюсь и я своими интуициями. "Мужчина — полубог, потому что всегда стоит одной ногой в могиле, а женщина божественна, потому что может держать обе ноги в одном месте… Мужчина завидует ей и лжет себе о своей целостности, отчего делает себя несчастным…" [8]. На самом деле женщины способны себя хорошо проявлять в любом качестве, а у мужчин по преимуществу хорошо получается быть только святыми, воинами и поэтами. Занимаясь всем остальным, мужчина неизбежно рискует наломать дров. Мужчина, которому не стыдно заседать в «Государственной Думе» или каком-то «совете директоров» — уже потерял свою суть. Такие и начинают компенсировать собственную ущербность проповедью патриархальности и «традиционных ценностей».

…и тут я внезапно осознал, что о феминизме как таковом не написал ничего. Дело в том, что феминизм, как любая идеология, имеет достоинства и недостатки. Но суть не в них, а в том, что в каждой человеческой особи, независимо от номинального биологического пола присутствуют обе природы. Как правило, одна из природ для человека является базовой, другая — факультативной. То есть, человек — это развинченный андрогин. Суть дела не в том, чтобы на смену верховенства мужчин над женщинами пришло верховенство женщин над мужчинами, а в том, чтобы каждый из нас осознал свою подлинную суть и перестал стремиться к верховенству. Не забывая при этом, что "зарождение женского гендера произошло не из мужского (как льстит себе вульгарная патриархальность), но из ещё неразделённого гендера человечества. При беспристрастном рассмотрении «помощник, соответственный человеку» (синодальный перевод) из 2‑й главы Книги Бытия, оказывается «силой, равной ему» (перевод Р.Д. Фридман)". Иными словами, Адам и Ева — это не «мужчина и женщина», Адам — это общечеловеческий гендер из которого первым выделился гендер женский (подробнее см. главу «Вечная (Ева)» в книге Романа Багдасарова «Творцы священной истории» [9]). А архетип первого мужчины — это, извините, Каин. История его всем известна, крайне печальна и во многом является причиной бед, ставших очевидными для человечества сегодня. Может быть нам стоит научиться не повторять каиновых ошибок и отрицать собственную двуприродность? Все мы знаем и мужчин с женственной натурой и женщин с несколько «мужиковатой» — не пора ли прекратить претензии на господство одних над другими? В конце концов обращение «дамы и ГОСПОДА», которое пора списать в утиль, является кратчайшим описанием истории человечества последних нескольких тысяч лет, с тех пор как Каины, осознав свою роль в возникновении новой жизни, решили что это им дает какие-то «особые права».

Не хочу быть никому господином.

Другом, товарищем, братом и рыцарем — всегда, а господином никак.

И над собой господства не хочу.

Так я толком про феминизм и не написал, написал лишь о том, почему ненавижу патриархат.

В этой ненависти мы с феминистками солидарны.



[1] https://daily.afisha.ru/relationship/5383-muzhiki-tak-sebya-ne-vedut-muzhchiny-o-tom-pochemu-im-nekomfortno-v-roli-macho/

[2] http://www.staropomor.ru/Ustav (2)/voproshanie_kirikovo.pdf

[3] http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=9862

[4] http://www.vostlit.info/Texts/rus10/Schlichting/framepred.htm

[5] http://hrono.ru/dokum/1500dok/shtaden3.php

[6] Цит. по: И.С. Кон. Клубничка на березке. Сексуальная культура в России.

https://books.google.ru/books?id=2RehAAAAQBAJ&pg=PT41&lpg=PT41&dq=%D0%A5%D0%BE%D1%82%D1%8C+%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C+%D1%83+%D0%BC%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%BA%D0%B0+%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0%D1%8F+%D1%81%D1%83%D0%BF%D1%80%D1%83%D0%B3%D0%B0&source=bl&ots=OkfDrgN-Ij&sig=0Ox4u8BmuGMdrZ85N0VMO8orfWY&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwir39zFlIbUAhWGK5oKHfi4CSkQ6AEIZDAL#v=onepage&q=%D0%A5%D0%BE%D1%82%D1%8C%20%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%8C%20%D1%83%20%D0%BC%D1%83%D0%B6%D0%B8%D0%BA%D0%B0%20%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B9%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D1%81%D1%83%D0%BF%D1%80%D1%83%D0%B3%D0%B0&f=false

[7] http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/gimb2/

[8] Роберт Грейвс. Белая богиня. Историческая грамматика поэтической мифологии. Пер. с англ. Л.Володарской. М.: Прогресс-Традиция, 1999. C. 568.

[9] Роман Багдасаров. Творцы священной истории. М.: Вече, 2010.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author