Пространство времени — как иное пространство смыслов

Eva Belova
21:38, 22 сентября 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Who can say where the road goes

Where the day flows, only time

And who can say if your love grows

As your heart chose, only time

Who can say why your heart sighs

As your love flies, only time

And who can say why your heart cries

When your love lies, only time

Who can say when the roads meet

That love might be in your heart

And who can say when the day sleeps

If the night keeps all your heart

Night keeps all your heart

Who can say if your love grows

As your heart chose, only time

And who can say where the road goes

Where the day flows, only time

Who knows? Only time

Who knows? Only time


Enya


Пространство времени — как иное пространство смыслов в рассказе Хемингуэя “Холмы как белые слоны”. Почему два героя живущих в одном времени, ощущают себя в разных пространственных мирах? Почему женщина чувствует себя в вечности, а мужчина только лишь в мгновении?

Для начала, мы разберемся что такое с точки зрения философии время? “Время — это фундаментальное свойство бытия, выраженное в форме движения, изменения и развития сущего из прошлого, через настоящее в будущее” — такое определение предлагает нам советский философ В.С. Бернштейн. Из определения философа безусловно понятно, что под влиянием времени, живущий человек подвергается внутренним и внешним трансформациям, учитывая пережитый прошлый опыт.

Хемингуэй описывает, казалось бы, обыкновенную ситуацию в виде диалога мужчины и женщины, состоящих в романтических отношениях. Они сидят в кафе на вокзале и ведут неопределенный диалог, который явно неприятен им обоим. Однако им нужно поговорить о важном. “Говорить о важном”, как правило, заставляет задуматься о вечном. Именно об этом пытается сказать женщина своему возлюбленному, а мужчина ведет диалог не осознавая масштабов трагедии.

Девушка произносит фразу: “ Все отдает лакрицей. Особенно то, чего так давно хотелось”. А точно ли хотелось или привычка уже давно стала лакрицей? Пребывание во времени стало лакрицей. Её внутреннее время уже давно имеет вкус черной лакрицы, но мужчина этого не понимает. Его время движется в направлении carpe diem. Несомненно, что романтизация ощущений “лови момент” присуща молодым, зеленым. Юные по своей натуре не задумываются о бессмертном чувстве любви, уважении и родной привязанности. Они живут моментом, как и живет этот американский мужчина, которого больше всего заботит количество наклеек на чемодане.

А что же с женщиной? Она смотрит на холмы и ей видятся белые слоны. В английском языке идиома “white elephant” означает: владение, которое бесполезно или хлопотно, особенно то, которое дорого содержать и трудно избавиться.Примерный аналог в русском языке — “чемодан без ручки”. Первая реплика девушки о белых слонах является истинным подтверждением боли, которую приносят ей отношения. А в ответ мужчина говорит, что никогда не видел белых слонов. В этом ключе “белые слоны” являются подтекстом в диалоге. Теория литературы определяет подтекст как мысль, которая подразумевается, но не говорится вслух. Та истина, та правда, то содержание, о которых должен догадаться читатель. Девушка подразумевала под этим упущенное, бессмысленное время, проведенное в бесконечных скитаниях и мимолетном удовольствии. В то же время мужчина подчеркивает непонимание выражения “белые слоны”, тем самым подтверждая философию мгновения. Он не желает понять подтекст выражения, он упорно смотрит глазами, а не душой.

Затем, девушка всё же ищет надежду и вновь встает на путь времени в качестве момента:

 — Чудесные холмы, — сказала она. — Пожалуй, они вовсе и не похожи на белых слонов. Просто мне подумалось, что вот так же и те белеют сквозь деревья.

Она боится, но понимает, что прошлое тянется в бесконечном времени настоящего и будущего. Ничего не меняется, они не взрослеют и остаются в промежутке прошлое-настоящее. И данное определение времени выраженное философом Бернштейном становится пустым и не имеющим ни малейшего значения.

Наравне с подтекстом Хемингуэй апеллирует его излюбленным приемом айсберга. Теория айсберга заключается в том, что не надо описывать всё, что ты знаешь по поводу происходящего в рассказе, читатель должен видеть лишь небольшую часть, самую только верхушку айсберга, и по этой верхушке понять все, что осталось скрытого от читателя. В роли айсберга Хемингуэй также закладывает и ничтожное будущее, которое ждет их обоих. Для женщины время — вечно в лице ребенка, о котором и говорит пара. В то время, как для мужчины — это не более чем “сущие пустяки. Только сделают укол”. Этот момент доказывает эгоистичность и полное безразличие мужчины по отношению к своей возлюбленной. Он думает о выпивке и нескончаемых путешествиях на поездах, которые как выразился бы мой близкий товарищ “уже давно осточертели” главной героине.

В этом и состоит главная трагедия рассказа — время длится для каждого из них по-разному. Он не хочет чувствовать себя в будущем и настоящем, как в бесконечно-вечном, а девушка уже устала от мгновений и ей хочется быть частью вечности. Ребенок является отдельным фрагментом хроноса для женщины. Она пытается донести до мужчины, что время не должно состоять исключительно из пустых и ребяческих моментов. Для неё время идет уже по-другому, она вожделеет создать вместе этот наполненный смыслом и новыми, настоящими чувствами хронос.

“Who can say where the road goes

Where the day flows, only time”

“Девушка встала и прошла до конца платформы. По ту сторону линии были засеянные поля и деревья вдоль берегов Эбро. Вдали за рекой были горы. Тень от облака скользила по зеленому полю, и между деревьями виднелась река” Действительно, только время, которое представляет из себя вечность и может сказать нам куда двигается дорога, куда упадет тень и когда поле превратится в ярко зеленый рай. Для женщины будущее представляется тенью и время застынет в череде бездушных моментов.

Реальное время для женщины доставляет колоссальную боль и страдания, которые она мечтает закончить, но из–за страха потерять человека, к которому привязалась, вынужденно оставляет все как есть. К концу рассказа становится понятным, что девушка находится в состоянии обреченности и не испытывает уже теплых чувств к своему мужчине. Почему же? Именно возлюбленный заточил в чувство вины и сломал её волю стать частью хроноса. Последние слова девушки:

“ — Прекрасно, — сказала она. — Все в порядке. Я чувствую себя прекрасно” , трагически произнесенное “Я чувствую себя прекрасно” застывают в моменте и убивают возможность не сделать аборт, иметь ребенка и остановится. Женщина очень устала от суеты мира, где время не ценится и все только, и произносят: “Carpe diem”.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

Empty userpic