Мы называем это переработками (манифест Фемплафтормы РСД)

Фемплатформа РСД
13:12, 25 ноября 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Иллюстрация: Настя Когос

Иллюстрация: Настя Когос

I. За что мы боремся?

Мы живем в ситуации постоянных переработок: 58% работников трудится сверхурочно, 64% работает по вечерам и в выходные, в то же время женщины в России получают за это 70% зарплаты мужчин [1]. Однако современный режим не ограничивается эксплуатацией на рабочем месте. Капитализм и патриархат заинтересованы в жестокой эксплуатации преимущественно женского репродуктивного труда и подавлении всех неконвенциональных форм женственности и мужественности, союз которых не может подарить режиму новых солдат и рабочих. Мы говорим «подарить», потому что сегодня человеческая жизнь в России зависит от бесконечного неоплачиваемого репродуктивного труда, сопротивления капиталистическому, полицейскому и бытовому насилию кажд_ой из нас.

Мы продаем наш производительный труд за ничтожные зарплаты, а возвращаясь домой, продолжаем бесплатно трудиться на благо эксплуатирующей нас системы — трудиться для того, чтобы трудиться, чтобы быть в форме, чтобы явиться на рабочее место, и быть продуктивными.

Нас приучили думать, что иначе не может быть: готовка, уборка, менеджмент домохозяйства, эмоциональный труд— это «естественные» обязанности и интересы женщины, это «забота», «любовь», «семейная жизнь». Мы не согласны! Мы называем это переработками! Мы требуем признания роли репродуктивного труда, его справедливой оплаты и распределенной ответственности. Мы не должны отдавать государству и работодателю наш труд бесплатно.

С 2017 года в России сокращается численность населения, рождаемость падает, более половины убитых женщин в России оказываются жертвами домашнего насилия [2]. Современного российское государство помогает своим гражданам только быстрее умирать. Мы требуем справедливого перераспределения ресурсов для защищенности нашей жизни. Что это значит? Мы требуем повышения оплаты труда, борьбы с дискриминацией на рабочем месте, охраны трудовых прав, защиты от домашнего и сексуального насилия, защиты от гомофобии, трансофобии, ксенофобии, развития здравоохранения и образования, развития инфраструктуры заботы о недееспособных и уязвимых группах, достойной оплаты труда материнства и заботы.

Мы боремся за общество, где возможности людей, и степень их защищенности от насилия и нужды не будут определяться биологическим полом, гендерной идентичностью или сексуальной ориентацией, человеческая жизнь будет цениться выше прибыли компаний, а репродуктивный труд распределен справедливым образом.

Присоединяйтесь к нашей борьбе!

Мы отказываемся от ложного противопоставления политики идентичности и социалистической повестки перераспределения ресурсов. Мы утверждаем, что социальный статус или идентичность, влияют на доступ к нормально оплачиваемой работе и политическому участию — и наоборот. Мы убеждены, что выход из нынешней ситуации возможен только в результате антикапиталистической феминистской борьбы, которая поставит воспроизводство наравне с производством.

Борьба за справедливую оплату и распределение репродуктивного труда

Мы много слышим о защите населения. Отличным примером этой заботы является разрешение тратить материнский капитал на погашение ипотеки — о какой поддержке женщины-матери можно говорить, если она вынуждена тратить скромное поощрение ее репродуктивного труда (труда по вынашиванию и уходу за ребенком) на выплату банковских процентов!

Жизнь одинокой матери в современной России никак не защищена: более половины кредитных займов приходятся на долю этого сегмента населения, а задолженность по алиментам составляет 150 миллиардов. Декретные выплаты матерям-студенткам равны сумме их стипендии, которая в России носит символический характер. Почти 13% населения, 17,5 миллионов человек живут за чертой бедности, то есть их месячный доход ниже 11329 рублей. 82% из них — это семьи с детьми [3]. Каждый четвертый ребенок растет в семье с доходом меньше прожиточного минимума. Недавние обещания Путина «поддержать» будущих матерей, одиноких родителей и малоимущие семьи выплатами, которые не превышают половину МРОТ, выглядят в этом контексте настоящей издевкой! Это мы говорим о тех группах, в которых наиболее всего заинтересовано государство и капитал, так как они помогают воспроизводить граждан и рабочих.

На какую поддержку могут рассчитывать те, кто не вписывается в эти рамки: одинокие и чайлдфри, небинарные и транс-персоны, не-гетеросексуальные семьи, люди с инвалидностью, мигранты? Максимум, на что мы можем рассчитывать — это целыми вернуться домой и не оказаться в суде за то, что мы ведем свою жизнь согласно нашему выбору. Как норму мы стали воспринимать катастрофическую незащищенность своей жизни, ежедневные усилия по обеспечению хоть сколько-то сносного существования. Мы берем кредиты на стиральные машинки, копим деньги на врачей, боимся, что не хватит денег на аренду в следующем месяце, записываем детей в сад до их рождения, учимся противостоять насилию дома и на улице. Мы платим за то, за что должны платить нам — за наш ежедневный тяжелый, изнурительный и бесконечный труд по поддержанию жизни своей и близких, за наш репродуктивный труд.

Иллюстрация: Настя Когос

Иллюстрация: Настя Когос

Борьба за равенство возможностей

Многие думают, что большинство стран в XX веке достигли гендерного равенства. Существует заблуждение, что дискриминация женщин осталась лишь в некоторых государствах. В реальности, несмотря на серьезные победы женского движения ХХ века, женщина по-прежнему имеет не равные с мужчиной возможности для самореализации. На это влияют не только стереотипы, но и тот факт,что женщины тратят больше времени на репродуктивный труд. В России женщины-работницы зарабатывают в среднем на 30% меньше, чем мужчины. Уменьшение этого разрыва в последнее время не наблюдается. В нашей стране сложилась ситуация, когда самые престижные, высокооплачиваемые профессии чаще достаются мужчинам. Однако гендерный разрыв существует даже в профессиях и на должностях, которые рассматриваются работодателями как «типично женские». Мы категорически не согласны мириться с таким положением дел и всегда будем бороться за трудовые права, не зависящие от пола, гендера и сексуальной ориентации.

Иллюстрация: Настя Когос

Иллюстрация: Настя Когос

Борьба с «невидимым» насилием: сексуализированное, домашнее, абьюз

Мы привыкли считать дом и сферу личных отношений безопасным пространством — уж точно более безопаснее улицы и других общественных мест. В реальности же, личное пространство бывает даже более опасным, поскольку там зачастую нет защиты от насилия. Согласно статистике [4], подавляющее количество актов изнасилования совершены теми, с кем пострадавшие были знакомы или даже имели близкие отношения: это родственники, коллеги, друзья, романтические партнёры. Кроме того, несовершеннолетние также гораздо чаще страдают от насилия со стороны родителей и опекунов, чем от незнакомцев с улицы. Статистически [5], случаи, когда несовершеннолетние убегают из дома, более часты, чем случаи кражи детей незнакомыми людьми в преступных целях.

В России женщины никак не защищены и от сексуальных домогательств (харассмента). Статья 133 Уголовного кодекса «Понуждение к действиям сексуального характера» не предполагает наказания за харассмент. Она не защищает женщину от психологического давления со стороны мужчины-начальника: непристойных предложений, назойливых преследований, шуток и намеков с сексуальным подтекстом. В случае изнасилования общественность обычно встает на сторону насильника, обвиняя жертву. Если насильник сам признает свою вину, травле все равно подвергают пострадавшую. Даже у инициаторов физических расправ, совершенных с сексуальным умыслом, находится немало оправдателей. В силу воспитания, многие женщины винят в совершаемом над ними насилии себя или терпят его, боясь осуждения окружающих. Но чаще женщинам просто некуда податься. Материальная и психологическая зависимость держит их в токсичных и опасных для жизни отношениях. Мы считаем, что помимо карательных и реабилитационных мер для агрессоров, которые могло бы предоставить государство, в первую очередь общество должно обеспечить уязвимым группам людей поддержку и возможность уйти от своих насильников. Мы за то, чтобы кризисные центры в каждом населённом пункте стали нормой.

Презентации манифеста пройдут
27 ноября в Москве;
28 ноября в Санкт-Петербурге, Иркутске и Казани;
TBA: Новосибирск, Ижевск, Тюмень, Екатеринбург.

Следите за нашими соц.сетями!


II. Теоретические основания манифеста

Тезис 1: Капитализм и патриархат находятся во взаимовыгодном союзе

Истоки патриархальной структуры отношений между полами уходят корнями еще в докапиталистическое время. Низшее положение женщины в иерархии рабочей силы — не изобретение капитализма, а заимствование этой логики у патриархальной системы. Патриархат и капитализм — это две отдельные системы угнетения, которые переплетаются друг с другом, поддерживая взаимное существование. Капитализму требуется постоянное воспроизводство и поддержание рабочей силы на уровне семей, а патриархату — поддержание гендерной иерархии и маскулинного доминирования. Нельзя сводить гендерное угнетение к классовому и, наоборот. Другими словами, гендерная дискриминация не является второстепенным вопросом по отношению к классовой борьбе. Патриархат и прочие системы угнетения не исчезнут сами собой после падения капитализма, как полагают некоторые левые.

Добившись права на экономическую независимость и профессиональную карьеру наравне с мужчинами, женщины не избавились от обязанности поддерживать порядок в доме и ухаживать за остальными членами семьи. Приготовление пищи, присмотр за стариками и детьми, стирка одежды всей семьи — это лишь часть списка повседневного неоплачиваемого труда женщины, который ей приходится выполнять помимо оплачиваемой работы. На плечах женщины, как правило, лежит и ответственность за отдых, эмоциональное восстановление уставшего после работы партнёра-мужчины. Благодаря этой «перезарядке» мужчины более толерантны к произволу начальства на работе, чем если бы они не имели готовых условий для расслабления дома. Таким образом, этот невидимый, неоплачиваемый домашний труд женщин не только несправедлив с точки зрения гендерного равенства, но и является одной из фундаментальных основ воспроизводства капитализма. В итоге, в капиталистическом обществе экономическое производство полностью зависит от общественного воспроизводства (репродуктивный труд, труд заботы, эмоциональный труд) при этом его ценность отрицается.

Тезис 2: Либеральный феминизм защищает интересы только экономически привилегированных женщин

В последнее время все большую популярность набирает концепция «либерального феминизма» как одного из вариантов решения проблемы гендерного неравенства через представительство женщин во властных структурах и предоставления им равных прав и возможностей наравне с мужчинами. Основным лейтмотивом такого течения является пробивание «стеклянного потолка», то есть занятие женщинами высших должностей во властных органах и крупных компаниях. Такой путь преодоления гендерного неравенства является неполным, ориентированным преимущественно на женщин с культурными и социально-экономическими привилегиями. Подобный путь оставляет за бортом своих менее образованных и привилегированных сестер из рабочего класса. Либеральный феминизм лишь перераспределяет угнетение, не решая фундаментальную проблему социально-экономического неравенства. Например, женщина может работать менеджеркой в престижной компании, опираясь на низкооплачиваемый труд домработницы-мигрантки из рабочего класса. В итоге, либеральный феминизм не только игнорирует вопросы классового и расового угнетения женщин, но и поддерживает неолиберальную идеологию с ее стремлением к индивидуализму. Мы, как социалистические феминистки, в первую очередь отстаиваем права и интересы непривилегированных и уязвимых женщин.

Тезис 3: Капитализм заинтересован в гетеронормативности

Как и другие формы угнетения, гомофобия способствует атомизации и деполитизации в обществе, заменяя недовольство трудящихся своим экономическим положением и политической ситуацией на ненависть к маргинализованным группам. Принцип «разделяй и властвуй» работает на почве ксенофобной риторики и ненависти внутри угнетенного класса. С другой стороны — для капиталистической системы полезна идея «традиционной семьи», которая служит главным столпом в агитации за воспроизводство нации. ЛГБТИК+ люди в патриархальной идеологии представлены как опасность для семьи, а не возможность ее продолжения, поэтому они для этой системы не выгодны и ограничены в правах на официальную регистрацию семейных отношений и на родительство. Правящие классы всячески способствуют любым проявлениям гомофобии, сексизма и мачизма как средства укрепления идеи нуклеарной гетеронормативной семьи, увеличения рождаемости для производства новых рабочих. Возможность такой пропаганды основана на стереотипах о том, что у негетеросексуальных людей не бывает детей.

Гомофобная риторика в первую очередь бьёт по экономически непривилегированным, бедным представителям ЛГБТИК+ сообщества. Наличие экономически привилегированного положения всегда сглаживало последствия гомофобиии, позволяло иметь базовое право безопасности и больше свободы самовыражения. Представитель_ницы класса угнетённых вынуждены жить под постоянным давлением гетеронормативности, рискуя подвергнуться насилию, харассменту, дискриминации на рабочем месте или в учебных заведениях.

Тезис 4: Женщины-мигрантки находятся в особо уязвимом положении в капиталистической системе

Капитализм живёт за счёт экономической эксплуатации трудящихся. В условиях растущей глобализации у рынка есть спрос на дешевую, законодательно не регулируемую рабочую силу. Одновременно с этим, миграционное законодательство обращает пристальное внимание на контроль миграционных потоков и депортацию нелегальных мигрантов. Оно построено так, чтобы людям из других стран было крайне сложно легализовать своё пребывание. В результате, есть тысячи нелегальных и низкоквалифицированных мигрантов, согласных на любую работу и лишенных подобающей правовой защиты, чем активно пользуются некоторые предприятия и предприниматели.

Важно обратить внимание, что именно женщины-мигрантки сталкиваются с многочисленным нарушением прав в процессе переезда в страну назначения и при нахождении там. Они чаще всего вовлечены в сферу обслуживания/ домашнего труда/ секса за деньги, при этом данный сектор занятости является «серой зоной», где чаще всего отсутствуют официально оформленные договоры, а соответственно, и социальный пакет и защита труда. Вследствие этого трудовые права мигранток могут быть нарушены, в частности, на выплату своевременной и полной заработной платы, следования режиму работы, получения медицинского страхования и т. д. Сами работницы боятся заявить о нарушениях в соответствующие инстанции, так как опасаются потерять работу и вместе с тем (полу)легальный миграционный статус и оставить без средств к существованию свои семьи на родине.

Несмотря на то, что право на здоровье постулировано несколькими международными конвенциями, на деле доступ к медицинской помощи не всегда возможен.Особенно это касается мигрантов, не имеющих легального статуса в принимающей стране. Порой для мигрантов ограничен доступ к медицинским услугам помимо неотложной помощи. Это происходит по нескольким причинам: бюрократические барьеры, затрудняющие доступ к услугам, отсутствие информации о том, как работает система здравоохранения, стоимость медикаментов для лечения, языковой барьер, отсутствие средств на покупку ДМС. Женщины-мигрантки не всегда могут рассчитывать на качественное получение медицинских услуг, когда речь заходит о репродуктивном здоровье, дородовом и послеродовом периоде. Ситуация усугубляется грубым отношением медицинского персонала, вызванного этническими и расовыми предрассудками или наличием статуса мигранта.

III. Наши требования 

Равенство в трудовой сфере

• Повышение зарплат женщин до уровня мужчин сделает их только чуть менее нищими; наше требование — повышение оплаты труда всем;

• Борьба с прямой и косвенной дискриминацией по гендерному, возрастному, сексуальной идентичности и пр. признакам на рабочем месте;

• Разработка правового регулирования прямой и косвенной дискриминации; Отмена списка запрещенных профессий для женщин;

• Борьба с вертикальной сегрегацией на рынке труда путем введения гендерных квот при трудоустройстве и занятии руководящих должностей, борьба с горизонтальной сегрегацией путем повышения уровня оплаты труда в преимущественно «женских» профессиях;

• Контроль за равенством зарплат должен осуществляться путём постоянного бухгалтерского аудита предприятий (предоставления публичных отчетов о зарплате);

Равенство в доступе к ресурсам для жизни и репродуктивном труде

• Пропаганда равномерного распределения домашнего труда между мужчинами и женщинами; борьба со стереотипами в рекламе и массовой культуре;

• Проведение информационной, культурной и образовательной политики, направленной на искоренение мизогинии (женоненавистничества), гомофобии, трансфобии и эйблизма;

• Предоставление поочерёдного отпуска по уходу за ребенком обоим партнерам с сохранением 100% заработной платы для каждой из них; Предоставление всем прочим группам (уволенным, студенткам, военнослужащим, людям с инвалидностью), не входящим в категорию работающих, пособия по беременности и родам, а также по уходу за ребенком в размере МРОТ; Увеличение длительности отпуска по беременности и родам;

• Расширение сети государственных яслей и детских садов; повышение оплаты труда воспитательниц (от минимума 200 рублей/час); уменьшение групп до 15 человек;

• Выплата ежемесячного пособия на воспитание матерям-одиночкам в размере МРОТ до достижения ребенком 18 лет;

• Создание государственного алиментного фонда для компенсации выплат на период взыскания с должников; совершенствование системы в зыскания алиментов;

• Увеличение детских пособий для малоимущих семей;

• Развитие государственной сети домов престарелых; Предоставление налоговых вычетов или специальных выплат заботящимся о недееспособных родственниках и родственниках пенсионного возраста; Увеличение пенсионных выплат;

• Отмена закона о «пропаганде гомосексуализма» и прочих норм, ущемляющих права ЛГБТИК+;

• Разрешение однополых браков на законодательном уровне;

• Введение в Семейный кодекс понятия «гражданский союз», в качестве первого шага к легализации браков ЛГБТИК+на законодательном уровне.

• Совершенствование поддержки транс-перехода; Создание и обучение персонала для работы комиссий согласно Приказу Минздрава № 850н во всех регионах РФ, включение последующей терапии (включая препараты) в бесплатный пакет ОМС; защита трудовых прав на время транс-перехода.

• Равный доступ к бесплатному медицинскому страхованию вне зависимости от миграционного статуса; Образовательные программы для медицинского персонала, работающего в условиях мультикультурной среды; Финансирование специальных программ, направленных на поддержку женщин-мигранток; Создание государственных программ для поддержки социализации и учебы в России детей-мигрантов и политических беженцев;

• Создание специальных программ ресоциализации для женщин, освобожденных из мест заключения; Улучшение условий содержания матерей с детьми, продление максимального срока совместного проживания с 3 до 6 лет;

• Включение опыта женщин с инвалидностью в городское проектирование; Оборудование женских консультаций специальными креслами для женщин с нарушениями опорно-двигательного аппарата;

• Отмена НДС на средства личной гигиены для женщин; Законодательный запрет на завышение цен на «товары для женщин» (так называемый «розовый налог»).

Политика в отношении сексуального насилия и нарушения личных границ человека

• Введение мер по защите от домашнего и сексуального насилия: введение системы охранных ордеров, развитие системы государственных

кризисных центров для страдающих от домашнего насилия, криминализация домашнего насилия;

• Принятие закона о домашнем насилии в первоначальной редакции, предложенной рабочей группой (Мари Давтян, Оксана Пушкина, Алена Попова и др.);

• Подготовка сотрудников правоохранительных органов для работы с пережившими домашнее и сексуальное насилие;

• Обязательное квалифицированное психологическое сопровождение потерпевших при общении с сотрудниками полиции;

Специальные программы для защиты женщин-заключенных от сексуального насилия;

• Специальные программы поддержки женщин с инвалидностью, переживших домашнее или сексуальное насилие;

• Введение дисциплинарной, административной и уголовной ответственности за домогательства;

• Уточнение правовой рамки относительно актов нарушения личных границ человека, таких как домогательства и преследование (сталкинг);

• Профилактика нарушения личных границ и сексуального насилия: введение обязательных уроков сексуального образования в школах, пропаганда принципа активного сексуального согласия, программы психологической коррекции для акторов насилия.

Ссылки на источники информации:

1. «В России Более 82% Всех Бедных Составляют Семьи с Детьми», РИА Новости, 2020, https://ria.ru/20201019/semi-1580456514.html;

2. «Правозащитники: две трети убитых в России женщин — жертвы домашнего насилия», BBC News Русская служба, 2021, https://www.bbc.com/russian/news-56083021;

3. Дарья Напеева, «В России Мужчины Зарабатывают На Треть Больше Женщин. А Как в Других Странах?», BBC News, 2019, https://www.bbc.com/russian/news-47412021.

4. Ellsberg M, and Heise L. Researching Violence Against Women: A Practical Guide for Researchers and Activists. Washington DC, United States: World Health Organization, PATH; 2005.

5. Lewit, Eugene M., and Linda Schuurmann Baker. «Missing Children.» The Future of Children 8, no. 2 (1998): 141-51.

Книги, которые нам помогли:

Bhattacharya, Tithi, and Lise Vogel. Social Reproduction Theory: Remapping Class, Recentering Oppression. London: Pluto Press, 2017.

Boris, Eileen. “Wages for Housework: The New York Committee 1972–1977: History, Theory, Documents Ed. by Silvia Federici and Arlen Austin.” Labor 16, no. 2 (2019): 140–41. https://doi.org/10.1215/15476715-7323854.

Fraser, Nancy. “Feminist Politics in the Age of Recognition: A Two-Dimensional Approach to Gender Justice.” Studies in Social Justice 1, no. 1 (March 5, 2007): 23–35.

Fraser, Nancy. “Feminism’s Two Legacies: A Tale of Ambivalence.” South Atlantic Quarterly 114, no. 4 (October 1, 2015): 699–712. https://doi.org/10.1215/00382876-3157089.

Арруцца, Ч., Т. Бхаттачарья, и Н. Фрэйзер. Феминизм Для 99 Процентов. Манифест: Пер. с Англ. Москва: Радикальная теория и практика, 2020.

Рыльникова, Елена, ред. Гендерная Повестка в Миграции: Взаимосвязь Трудовой Миграции и Развития в Контексте Гендерного Подхода. Алматы: «Deluxe printery», 2015.

Хартман, Хайди. Несчастливый Брак Марксизма с Феминизмом. Путь к Более Прогрессивному Союзу. Москва: Свободное марксистское издательство, 2016.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File