radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Остальное – шум

Фернандо Висоцкис: «Мне кажется, я и сейчас композитор»

Фуркат Палван-Заде 🔥
+2

8 августа в Голографическом зале Политеха на ВДНХ в рамках проекта «Электронная гостиная» состоится Kota Records AV live с участием Фернандо Висоцкиса (Бразилия) и Александра Сенько (Россия). Основатели лейбла Kota Records Глеб Глонти и Михаил Мясоедов поговорили с Фернандо Висоцкисом о том, что делает аудиовизуальное искусство таким разношерстным, как готовится аудиовизуальный перформанс вообще и Ramshackle Dystonia, который Висоцкис представит в Москве, в частности, и о доле и роли импровизации в этом жанре.

— Каких артистов, работающих в том же направлении, что и ты, ты мог бы отметить? Вас таких вообще много?

— Я подозреваю, что очень многие занимаются аудиовизуальным искусством и выступают с av-перформансами вживую. И все очень разные. Есть, например, такие достаточно известные артисты, как Alva Noto, Daito Manabe и Anti Vj. Они делают очень крутые штуки, работают с большими медиастудиями и имеют возможность донести свои работы до широкой̆ общественности, что само по себе прекрасно. Конечно, их бюджеты несопоставимы с теми, что тратятся на большие рок-концерты, или, например, со стоимостью шоу Дэмьена Хёрста, но они достаточно велики для аудиовизуального поля.

— Вот ты говоришь обо всех этих музыкантах. Они очень хороши. Но ты забыл назвать еще одного известного (или «достаточно известного», как ты это сформулировал, мне очень понравилось) — Ryoji Ikeda. Ты не сделал этого, потому что считаешь, что вы занимаетесь разными вещами? Или ты его просто забыл?

— Нет, я считаю, он тоже в этом поле работает, я бы поставил его в мейнстрим, но просто забыл назвать, да. Это так важно, чтобы его имя прозвучало?

— Нет-нет, я просто проверил. Просто любопытство. Чем отличается то, что делаешь ты, от того, что делают они (это глупый вопрос, понимаю, но интересно же, что ты ответишь)?

— Майлз Дэвис как-то сказал: «Нужно очень долго играть, чтобы начать звучать как ты сам». Полагаю, что мы все звучим по-разному, каждый в своем ключе. Я не так чтобы очень давно всем этим занимаюсь и, как мне кажется, пока исследую свои возможности, вырабатываю технику и прочее. Я могу все поменять в один год, день или месяц — не знаю. Это своего рода самопознание, оно требует времени и усилий.

— Какие тренды сейчас в аудиовизуальном искусстве?

— Тренды? Э-э-э, не очень представляю. Это направление в искусстве плотно завязано на технический прогресс. Поэтому тренды каким-то образом перекликаются с тем, что нового выходит на рынок технических устройств, программных продуктов и сред. Но — опять же — все это постоянно находится в процессе становления, разработки — открытой, свободной, поэтому картина очень быстро меняется.


А чисто эстетически люди делают такие разные вещи… кто-то исходит из эстетики виджеинга, кто-то идет от экспериментальной музыки, а есть и такие, кто обращается к искусству в поисках новых смыслов и бежит из офисной жизни, — разработчики, программисты. Поэтому у работ очень разный контекст.

Посмотри, например, что творят люди на алгорейвах в Британии. Или что делает дуэт Optical Machines. Это все, скажем так, лежит в поле аудиовизуального искусства и каким-то образом — текущие тренды. Но направления движения очень разные, верно?

— Почему ты решил изучать аудиовизуальное искусство в Хельсинки?

— Решение переехать в Хельсинки — результат как профессиональных, так и личных устремлений. И я очень рад, что это сделал. Хельсинки — страшно активный город, живой, понимаю, что это звучит странно для тех, кто никогда здесь не бывал, но это правда. И Media Lab Helsinki — отличная школа. Ты когда-нибудь чувствовал, что тебя окружают люди, намного более талантливые, чем ты? Я ощущаю это постоянно — здесь, в Media Lab Helsinki, и это очень здорово: заставляет двигаться, открывает для меня вещи, о которых я даже не думал до переезда.

— Расскажи нам про твое консерваторское прошлое: ты это серьезно воспринимал, учился прилежно? Ты правда себя всерьез воспринимал как композитора и все такое?

— Хм… Сколько себя помню — всегда любил музыку. Я учился играть на гитаре с очень раннего возраста. Поп-музыка, рок… далее джаз. Но в какой-то момент я понял, что не хочу быть инструменталистом, поэтому выбрал обучение по классу музыкальной композиции. Совсем другое, нежели играть на инструменте, иной подход к изучению музыки. Поначалу было очень сложно перестроиться, но это в огромной степени «открыло» мои уши. Я вижу теперь, что именно тогда вошел в сегодняшнюю дверь, если можно так выразиться. Через обучение электроакустической музыке я впервые столкнулся с creative coding, так дальше и пошло. Всерьез ли я считал себя композитором? Хм, даже и не знаю, мне кажется, я и сейчас композитор! Или, может, просто шизофреник, который научился притворяться — играть в композитора, когда надо.

— Насколько спланированы твои выступления? Есть ли в них место импровизации? Какие факторы влияют на то, как выступление строится?

— Подготовка очень серьезная: все программирование делается специально под проект, я не использую никаких готовых модулей, поэтому мне надо запрограммировать каждый пиксель и ноту. Так что перед тем как это пришло в более или менее законченный̆ вид, было много репетиций, подгонок, я выстраивал композицию, переходы между кусками, думал, как их организовать. Но импровизационная часть тоже присутствует, и импровизации немало. Как я организую материал на концерте, как долго буду играть отдельные куски и как они будут выстроены — все импровизация. Более того, отдельные визуальные вещи генерируются в реальном времени в зависимости от контекста, поэтому они тоже всегда разные.

— А что ты покажешь в Москве?

— В Москве я покажу “Ramshackle Dystonia” . Этот перформанс я начал готовить с марта, пару раз уже выступал с ним в разных странах, поэтому нельзя сказать, что делал я его специально для Москвы. С другой стороны, я придумал несколько моментов, которые прозвучат в Москве впервые. Во время выступления всегда есть простор для импровизации, поэтому получается, что каждый̆ раз я делаю немного другой сет “Ramshackle Dystonia”.

— Фернандо, вот мне лично всегда интересен инструментарий живого выступления. Я заметил, ты используешь LEAP motion. Что-то еще?

— Да, для этой работы я использую LEAP motion-контроллер, еще браслет MYO, чтобы отслеживать жесты. Потом эти жесты я «прикручиваю» к определенным кускам материала, и далее они запускают его, контролируют или меняют. Само выступление разбито на четыре части, и в каждой я использую определенный набор жестов для работы со звуком и видео. Так что этот перформанс еще и о том, как движение тела, жесты могут быть задействованы для управления данными в реальном времени.


— Какие программы ты используешь для звука и видео?

— Я использую Pure Data для всего, аудио и видео. Для визуальных вещей — GEM-библиотеку и OpenGL, для звуков — в основном синтез звука внутри программы, но есть ряд моментов, где я беру ранее подготовленные мною же сэмплы.

— Мне интересно качество звука при синтезе. У тебя какая-то звуковая карта особенная или просто MAC-звуковой карты хватает?

— Внешняя звуковая карта у меня довольно паршивая. Но качество синтеза звука крутое, потому что я использую программное обеспечение на базе DSP. Оно позволяет делать очень много звука в реальном времени. В другой программе, возможно, карта бы не справилась и все звучало бы не так хорошо, но здесь она вообще не задействована.

— Программное обеспечение на базе DSP?! Получается, звук полностью генерируется в программе и просто выводится в линию? Никакого устройства, чтобы извлекать звук, нет? Господи Иисусе!

— Ага! Магия.


Фернандо Висоцкис выступит в Электронной гостиной Политеха 8 августа. Подробности в анонсе.


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+2

Author