radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
General Hiver

Портрет композитора в юности: Сергей Невский о документальном сериале Little heroes Леонида Именных

Фуркат Палван-Заде 🔥
+7

Сериал LITTLE HEROES Леонида Именных — серия интервью с молодыми композиторами, родившимися между 1984-м и 1994 годом. Среди героев фильма — как признанные лауреаты международные конкурсов вроде Владимира Горлинского и Александра Хубеева, так и студенты начальных курсов московской консерватории.

Этих очень разных авторов объединяет реакция на эпоху, совпавшую с их профессиональным становлением и началом карьеры. Эпоха эта, если рассматривать последнее десятилетие, удивительным образом вмещает в себе две противоположные тенденции: стремительный рост интереса к современной музыке и преумножениe институций, ее поддерживающих, и ее аудитории с 2005-го по 2012 год — и целенапраленное сворачивание этих институций после 2012 года — при сохранении массового интереса и появлении новой, сформировавшейся за последнее десятилетие аудитории.

Кадр из пилотного эпизода сериала Little heroes.

Кадр из пилотного эпизода сериала Little heroes.

После того как занятие композицией как актуальным искусством перестало даже опосредованно коррелировать с государственной политикой в области культуры, после того как государство в целом переключилась с интереса к будущему, его конструированию на поиск смыслов и ответов в прошлом, современная композиция обрела себя в новых, внеинституциональных формах и пространствах. Подобная ситуация в России уже имела место в 1970-е годы, когда самое важное в художественном процессе формулировалось не на официальных выставках МОСХа, а на альтернативных площадках, вроде павильона «Пчеловодство» ВДНХ, на пустырях в Беляево и квартирных выставках.

У неизбежной маргинализации, следующей из выдавливания современной композиции из «официальных» концертных пространств и освоенных в последние годы новых площадок, есть два следствия, положительное и отрицательное. Положительное состоит в том, что музыка молодых авторов оказалась избавлена от необходимости соотносить себя с традиционным аппаратом, c традиционными формами, такими как концертная ситуация, акустические инструменты, филармоническая публика, ограничение сочинений по длительности и так далее. Более того, для утвердившихся в последние годы практик исполнения современной музыки все чаще отпадает необходимость в ее базовом медиуме — высокопрофессиональном ансамбле солистов. Композиторы все чаще сами исполняют свои сочинения, грань между автором и исполнителем становится все более зыбкой. Есть огромный шанс, что музыка, написанная в этих условиях сможет заново сформулировать себя, открыть и опробовать новые формы и законы своего существования. Собственно большинство героев фильма и объединяет работа в новых внеинституциональных пространствах, создание своей среды, cвоего синтаксиса и своего контекста.

С другой стороны, у вновь обретенной (после взлета популярности и периода поддержки извне) маргинальности современной музыки есть и негативные стороны. Как и в 70-е годы, изолированность актуального музыкального процесса в общекультурном контексте, наложенная на растущую изоляцию страны в целом, порождает неизбежную мифологизацию ситуации ее участниками, снижает уровень критической рефлексии и зачастую возвращает автора в плен архаичной парадигмы искусства как религии, а творчества — как ложно понятой святости. Если в ситуации нормального функционирующего художественного процесса художник непрерывно обязан артикулировать свою позиию широкой публике и обосновывать свои действия перед институциями, которые финансируют его проекты (что обычно вызывает естественное раздражение у авторов), то в ситуации маргинальности искусства, в ситуации искусства существующего по ту сторону капиталистических отношений, которую мы имеем сегодня в России, художник — неподсудный и непогрешимый творец утопии, а герметичность и непознаваемость его искусства — знак его безусловного качества. Чем более насыщен смыслами и наполнен информационнным обменом культурный процесс — тем ясней вынужден высказываться художник (либо наоборот, артикулировать неясность высказывания как осознанный жест). В ситуации же вытеснения актуального искусства на обочину культурной жизни художник получает тем больше бонусов от коллег и публики, чем более эзотерично и загадочно его искусство и он сам — так, в конце концов, нормой становится романтический жест, не осознающий себя как таковой. В этой ситуации частное существование художника, его быт, его монолог о себе обретает совершенно другое значение, он позволяет нам понять его искусство и становится важной составляющей мифа.

Любой историк искусства, описывающий эпохи, в которых главное в искусстве происходило, так сказать, на обочине культурных процессов, вынужден столкнуться с обработкой бесконечного количества частных свидетельств. Это касается как Серебряного века и русского авангарда 10-х годов, так и послевоенного Нью Йорка поздних сороковых, андерграунда 70-х, так и нынешней ситуации в России. Понятно, что размывание границ между жизнью и искусством является одним из базовых топосов авангарда, но в нынешней ситуации архивирование и восприятие художественной деятельности осложняется тем, что почти каждый художник сам архивирует и пропагандирует свое творчество в интернете, осознанно или нет творя свой персональный миф. В отношении к современной музыке в России, функция интернета прошла через три фазы — от обмена нотами и аудиофайлами на торрентах и в социальных сетях, через дискуссионное размежевание и формирование эстетических платформ на околопрофессиональных форумах к созданию медийных образов композиторов, часто живущих независимой от них и от их творчества жизнью.

Чем меньше интерес обычной критики к анализу актуального музыкального процесса и к его действующим лицам, тем больше протагонисты этого процесса увлекаются созданием частных мифологий и персонажей, иногда не имеющих прямого отношения к их творчеству. Паблики и блоги композиторов полны забавных артефактов поп-культуры, селфи со знаменитостями, стихов, фотографий, смешных историй и так далее. Таким образом, оценивая феномен того или иного композитора, наблюдатель или любитель современной российской музыки действительно не сможет отделить частное пространство от медийного высказывания, а последнее — от собственно музыкального творчества. Отныне каждую фигуру музыкального процесса нового времени мы будем вынуждены рассматривать в комплексе, действуя по тем правилам, которые композитор выбирает для своей репрезентации.

И тут оказывается принципиальным вопрос — что же или кто же берет на себя роль архива, кто осуществляет отбор и оценку, как в эпоху перенасыщения информацией и автоматической оцифровки любого жеста осуществляется структурирование художественного процесса, его упорядочивание в культурной памяти. В ситуации нормального развития культуры роль архива обычно закреплена за институциями. Отправляясь на фестиваль современной музыки или в музей современного искусства, мы доверяем этим институциям функцию отбора и критической селекции гибкого и живого художественного процесса, а сами вступаем в критическое взаимодействие с их выбором. В ситуации искусства маргинального, нащупывающего свои пути после смерти официальных институций, личное пространство и пространство искусства, человеческое и внечеловеческое, частное и художественное сплетаются самым причудливым образом.

Кадр из пилотного эпизода сериала Little heroes.

Кадр из пилотного эпизода сериала Little heroes.

Именно с этим заданием — архивированием, запечатлением сегодняшней ситуации в современной русской музыке — блестяще справляется сериал пермского композитора и режиссера Леонида Именных LITTLE HEROES, пилотную серию которого мы сегодня представляем на «Сигме». Автору удалось с одной стороны передать камерный, интимный характер новейшей российской музыки как ее базовую константу, показать ее протагонистов как частных лиц, а с другой стороны выхватить в их монологах очень важные слова об искусстве и о них самих. Искусство монтажа и драматургии, которым Именных владеет мастерски, сообщает любому частному, незначительному высказыванию звучащему в фильме характер художественного обобщения. Сериал Именных антропоцентричен — художник в нем стоит перед искусством, музыка героев фильма звучит лишь фоном на заднем плане и в коротких врезках. Но приватность, явленная публике не имеет ничего общего с самоинсценировкой в социальных сетях и форумах, герои фильма предстают перед нами незащищенными, живыми и — позволю себе такой ненаучный термин, — бесконечно обаятельными людьми.

Отчасти этот эффект достигается благодаря равнодушию автора фильма к внутрицеховым иерархиям. Автор популярных шлягеров Николай Воронов соседствует в монтажной склейке с нижегородским интелектуалом и художественным руководителем ансамбля NoName Марком Булошниковым — и в результате у них получается осмысленный диалог о психологии творчества. Киевлянин Алексей Шмурак говорит о зависти как двигателе искусства, а москвич Кирилл Широков — о своей творческой эволюции как постепенном избавлении от излишеств. Олег Крохалев и Кирилл Чернегин вступают в виртуальный диалог о пользе для становления композитора домашних фонотек вообще и Аллы Пугачевой в частности. Выясняется, что, при всех различиях, природа творчества, природа художественного поиска — универсальна. И что такая, казалось бы, малодоступная вещь как современная музыка становится, благодаря необыкновенно удачной оптике фильма, близкой и интересной любому неподготовленному зрителю. Именнных приближает к нам герметичный мир современной музыки через ее авторов, показывая их умными, живыми и рефлектирующими людьми. Так, неразрывность частного существования и творчества, о котором я говорил в начале этого текста как о симптоме эпохи становится — благодаря неравнодушному взгляду режиссера — ориентиром и маяком для слушателей сегодняшних и машиной памяти для будущих исследователей современной музыки — возможно, и для самих героев этого фильма. Получился бесконечно увлекательный и живой коллективный «портрет художника в молодости», и нам остается только надеяться на продолжение этой серии.

Автор текста — композитор Сергей Невский.


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+7

Author