Create post

К определению «концепта»

Галанин Рустам 🔥

Может так случиться, что когда речь идет о концепте, то подразумевается в некотором роде живое существо. Бытийный статус этого существа, разумеется, сомнителен, однако не неопределим и уж тем более — не изначально нов. Скажем так, концепт — это дух, однако дух не бесплотный, но обладающий материей выражения, таковой является означающее — материальный аспект знака. Концепт, воплощаясь в звуковом или письменном означающем, окруженный коннотативным шлейфом (к примеру, авторитетом автора концепта или его адресанта), проникает через органы чувств в систему мышления субъекта. Концепт обустраивается там и ищет себе удобные ниши для размещения, ищет грани и стыки для коммутации и контаминации с другими населяющими мышление субъекта концептами, действуя наподобие молекул, захватываемых и распознаваемых в кровотоке клеточными рецепторами. При этом процессе субъект оказывается введенным в фундаментальное заблуждение, выраженное во фразе: «Я обрел концепт, я им обладаю, я буду использовать его». Так ли это на самом деле? Может быть все как раз наоборот? Концепт завладевает субъектом, поселяясь в его мышлении и испуская свои метастазы на оси морали, целеполагания, личностной экзистенции, мечты и др. Концепт, говорит Делез, «нетелесен, хотя он воплощается и осуществляется в телах». Единичный концепт не является началом чего-либо, началом какого-либо объяснения или дистрибуции значений. Концепт — не понятие. Вот понятие в самом деле есть следствие репрезентативной индукции сингулярностей, мысленное обобщение, мысль, имеющая четкую дефиницию и, следовательно, успокоительно действующая на рассудок. Концепт дефиниции не имеет. Вот как Делез «определяет» концепт: «неделимость конечного числа разнородных составляющих, пробегаемых некоторой точкой в состоянии абсолютного парения с бесконечной скоростью». Есть ли в этом определении успокоение для разума, можно ли это определение набросить, как сеть, на множество явлений ради их упорядочивания и произнести: «Отныне я спокоен. Теперь я знаю, как обстоят дела в Реальности»? Делез особо подчеркивает, что концепт — не сущность, не вещь, но событие. Если мы говорим, что концепт — это дух, что мы под этим подразумеваем? По идее, мы должны сказать, что дух — это сущность, духовная сущность, что-то вроде ангела или демона. Мы могли бы так сказать, живи мы лет пятьсот назад. Теперь мы скажем, что концепт — это сгусток семантической энергии, воплотившийся в означающем (слово, письмо, скульптура, живопись) и завладевший мышлением субъекта (Делез настаивает, что в концепте нет энергии, но лишь интенсивности, силовые линии, которые отличны от энергии; интенсивность есть лишь способ реализации энергии в протяженном состоянии вещей). Будучи сгустком энергии, концепт представляет собой деятельный принцип, принцип принуждения, если угодно. Он заставляет субъекта считаться с собой, выполнять свою волю, осуществлять в поле вещей его (концепта) смысловую интенцию. Откуда приходит концепт? Из Власти ли или из Протеста (микровласти, эрзацвласти, желающей-но-пока-не-обладающей-реальностью-власти)? Может быть, концепт — это репрессивное осуществление желания Другого? Может быть, концепт — это вторжение из Реального лакановского l’objet petit autre? Так или иначе, апроприация субъектом концепта или интервенция концепта (научного, философского, концепта искусства) в мышление субъекта — дело политическое и не может рассматриваться вне дискурса о перераспределении благ, власти, потоков желания и потоков изобилия, это неотделимо от примитивного желания господства, славы, денег и женщин…

Richard Lindner. Boy with Machine (1954)

Richard Lindner. Boy with Machine (1954)

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author