radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Леночка

Erika Gavirda

Леночка с самого детства отличалась высшей степенью зависти. Еще в детском саду ее бабушке часто приходилось выслушивать жалобы от воспитателей и родителей красивых девочек. Леночка не могла выдержать кружевных платьев беззубых подружек, поэтому норовила то бант оторвать, то грязью вымазать, то просто по башке настучать — красота требует жертв, чо.

Взрослея — уже в школе — Леночка стала замечать, что подружек у нее меньше, чем у всех, и как-то обидно, что вокруг дружба навек, а у нее бабушка в сером пальто, которая при всех называет внучку отродьем.

-- Пошли отродье, еще на рынок надо зайти.

Леночка грустила, но не знала, как сделать так, чтобы и у нее тоже и подружки, и резиночки, и скакалки. Придумала. Она высматривала девочек, которые оставались одни за партой, мигом подбегала:

-- А правда, что Ирка с тобой дружить не хочет? — свистела она через дырку выпавшего молочного зуба

-- Почему? — недоумевала собеседница.

-- Ну она против тебя наговаривает, — Леночка лихо придумывала истории, задыхаясь, врала, но зато у нее появлялась подружка. Счастье: вот она бежит по коридору за ручку с одноклассницей, как все. Но это ненадолго. Дружить у Леночки почти не получалось, дружба разбивалась о пятерки в дневнике подружки, или того хуже, о новый пенал. У приятельницы сразу ломались ручки, появлялись дырки на фартуке и даже жвачки на заднице. На стул их подкладывала Леночка, естественно, пока никто не видел.

Слезы, обиды, жалобы, запись в дневниках: родителей в школу! Леночка детским почерком исправляла «родителей» на «бабушку».

После школьного собрания бабушка Леночки выбегала из класса первой, искала среди бегающих детей внучку, высматривать долго не приходилось, вон же она — сидит в обнимку с ранцем. Бабушка еле сдерживалась, чтобы не ударить, скрипела сквозь зубы:

-- Ууххх, отррроодье.

Бабушка крепко хватала Леночку за запястье, из такого капкана не вырваться, внучка скучно волокла рюкзак и ноги. Они шли домой.

В 5 классе Леночка набралась смелости и попросила бабушку

не провожать ее до школы:

-- Баа, ну все, дальше я сама пойду.

Бабушка соглашалась — дойдет. Из–за забора только поглядывала зашел ли ребенок в школу. Заходил, и слава Богу.

После уроков Леночка мчалась домой: «только бы опередить, только бы успеть». Запыхавшись, она встречала бабушку на полпути к школе. Радость разливалась по телу мягкой щекоткой: успела, никто сегодня не услышит бабушкино «отродье».

Позже Леночка стала добавлять к расписанию на холодильнике по лишней строке: в понедельник факультативчик приписала, в среду дежурство, в пятницу выдумала физру — не ленилась брала в этот день с собой спортивную форму. Приходила домой всегда раньше:

-- Нас отпустили.

По вторникам, четвергам и субботам Леночка быстро бежала домой: куртка нараспашку, медлить нельзя ни минуты, иначе «отродье» и хохот вокруг. Последнее было хуже смерти.

В таком ритме Леночка прожила почти полтора года: бегала и врала, врала и бегала. Вскоре бабушка поняла, что внучка выросла и сама как-то справляется.

Действительно сама. Подружки у Леночки появлялись все реже, все так же ненадолго. Сценарий повторялся: верить ей нельзя, да и потом накладно, лучше уж целые вещи.

Леночка перестала искать дружбы, она стала усиленно и много мечтать. Идет представляет себе, что все ее любят, ищут ее внимания.

В комнате повесила пробковую канцелярскую доску, туда прикрепляла свои удачные фотографии. Везде одна. Была, правда, фотография, на которой виднелась правая нога бабушки, покрытая халатом в цветочек. Она эту фотографию так и эдак, обрезала, мучила, но толстая нога бабушки осталась, убрать ногу, значило оставить на фото только шею и голову Леночки. А на этой фотографии Леночка в маминой кофте, ее обрезать не хотелось.

Леночка любила надевать эту кофту, но только когда бабушка не видела:

-- Ну чо тряпье нацепила-то? Мало одежды тебе? — ворчала бабушка.

Так у Леночки появилась еще одна тайна от бабушки — мамина красная кофта, вся в катышках. Надевать ее можно было только ночью. Леночка хотела бы в ней и спать, но не слышать утром упреки хотелось больше.

Перед сном Леночка зажигала светильник, доставала из шкафа мягкий комок — мамину кофту, гладила ее, целовала, разговаривала с мертвой тканью, а иногда безостановочно повторяла: «Забери меня, забери меня, забери меня, забери меня, забери меня…» А потом убирала кофту обратно в шкаф и шепотом выла.

Я слышала, что бабка Леночки как-то долго и мучительно умирала, внучка была рядом до последнего. После смерти бабки Леночка вроде слетела с катушек: бросила учебу, запила, продала квартиру и исчезла. Где она? Никто не мог ответить. Да и мало кому это было интересно — человек всегда жил сам по себе, никого не беспокоил.

Я видела Леночку недалеко от своего дома, судя по всему, не один раз, но только недавно я поняла, что это она. В метрах ста от ТЦ РИО на Ленинском проспекте есть точка, на которую около 22.00 выходят девушки. Они стоят поодаль от остановки: яркий макияж, откровенная одежда. Я наблюдала за ними, девушки ждут клиентов, и они приезжают. Когда на улице прохладно, жрицы бегают поочередно греться в стоящую неподалеку машину. Одна из этих женщин — Леночка. Наверное, на работе ее зовут совсем по-другому, может, Белла, Эльза, Аделаида. Анжела?

Леночка.

Маленькая тощая девочка в красном свитерке с катышками, свистящая сквозь щель выпавшего зуба, прости нам грехи наши.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author