БДСМ в контексте диалектики Господина и Раба

Любовь Гречко
19:10, 27 октября 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Чаще всего диалектику Господина и Раба, предложенную Гегелем, рассматривают в социально-философском аспекте, и, если быть точнее, в аспекте политической рефлексии. А вот БДСМ анализируют в контексте психоанализа. И это вполне себе логично. Но всё-таки уж больно хочется разобрать специфику БДСМ изнутри собственного диалектического мироощущения и феноменологического опыта человека, вхожего в Тему.

Image

Про то, является ли БДСМ сексуальной девиацией или сексуальной вариацией, мы сейчас говорить не будем, поскольку это предмет отдельного обсуждения. Следовательно, дефинировать понятие на данный момент было бы дискуссионной роскошью ввиду сложностей с родовидовой идентификацией.

Однако стоит очертить границы обсуждаемого феномена и для справочки обозначить общеизвестные вещи.

Аббревиатура BDSM складывается из следующих элементов:

· BD(Bondage & Discipline) — бондаж (ограничение подвижности) и дисциплина;

· DS(Domination & Submission) — доминирование и подчинение;

· SM(Sadism & Masochism) — садизм и мазохизм.

Основополагающий принцип любых практик — SSC (“Safe, Sane, Consensual” или «Безопасность, Разумность, Добровольность»), предполагающий взаимную ответственность партнеров из–за достаточно высокой степени риска, который потенциально несут тематические действия.

Image

Это — самое важное, что нужно знать, чтобы не путать особую сексуальную культуру, (способную быть даже более романтичной, чем «традиционный» ванильный секс), с односторонним извращением и насилием.

Впрочем, можно было бы долго беседовать о символике, атрибутике, разновидности практик и т.д., но это уже с лихвой сделано до меня. Так что погружение в терминологию и во все нюансы не является моей нынешней целью. Моя цель — проанализировать БДСМ с точки зрения диалектики (в каком-то смысле, с точки зрения экзистенциальной диалектики).

Прежде всего, нужно понимать, что господство и подчинение не сводятся к совершению определенных физических действий, а проявляются в большей степени на психологическом уровне и заключаются в эротическом обмене властью. Целью многих БДСМ-практик является не оргазм, а особое психологическое состояние — ментальное поле, возникающее между участниками сессии и сопряженное с отношениями «добровольного» неравноправия. Всё-таки БДСМ — это не обычный секс с добавлением различных девайсов: это особые отношения власти. И подключения к интимной жизни порки или, скажем, горячего воска будет недостаточно.

Поэзия БДСМ гораздо ярче выражается в психологическом господстве и рабстве, нежели в применении бондажа, сенсорной депривации и, к примеру, флагелляции. Для сабмиссива очень важен сам факт передачи власти над собой доминанту, т.к. зачастую в нашем отчужденном мире нет заботы мучительнее, чем свобода перед лицом враждебной бездны. Это приводит к жажде слиться с кем-либо, чтобы временно сбросить иго своей самости, своего «Я», избавиться от ответственности и болезненной самодостаточности.

Поэтому подлинная свобода для сабмиссива обретается в даровании своей свободы другому лицу, которое могло бы руководить, направлять и защищать.

Нижнему важно чувствовать господство над собой, Верхнему необходимо ощущать власть над другим.

Image

«Тело не чувствует боли, становится легким и невесомым. Теряется ощущение времени. Исчезает внутренний монолог. Возникает чувство глубокого покоя и удовлетворения».

Приблизительно так описывается сабспейс — состояние сознания, возникающее во время сессии у «нижнего» партнера. Чтобы войти в такую ментальную тональность, необходимо физическое воздействие — например, связывание и порка.

Как объясняет нейробиолог Г. Солензол, у человека есть два способа избежать боли: уклонение от нее или выброс внутренних обезболивающих — эндорфинов. Во время БДСМ-практик индивид не может и не хочет убежать. И это тот самый случай, когда игра стоит свеч.

Изменение сознания происходит, безусловно, не только у сабмиссива, но и у доминанта. Его психологическое состояние нарекают топспейсом. Как описал психолог М. Чиксентмихайи, это напоминает поток, наплыв бесконечной волны, когда человек полностью сосредотачивается на деятельности и растворяется в практике. Он абстрагируется от всего внешнего и чутко реагирует на сигналы и ощущения сабмиссива.

В результате Верх и Низ входят в плотный ментальный и эмоциональный резонанс, при котором весь остальной мир перестает существовать. Это некое симбиотическое единство, близкое к гипнотическому трансу.

Итак.

Пассивная форма симбиотического союза — подчинение. Этот тот путь, который избирает Саб, делающий себя неотъемлемой частью Дома. Когда индивид разрывается между стремлением быть сильным и независимым, и чувством бессилия перед чуждым миром, — он находится в состоянии внутреннего конфликта, с которым можно справиться, обратив себя в Ничто.

Саб стремится покориться той личности, которую он ощущает подавляюще сильной — Дому.

Активная форма симбиотического союза — это доминирование. Может показаться, что, в отличие от Саба, Дом является самодостаточной и целостной личностью. Однако Господин так же нуждается в своем Рабе, как и Раб — в Господине. Поэтому один страстно желает сделать себя частью другого, а другой страстно желает сделать первого частью себя, чтобы обрести гармонию в таком единстве. Один желает стать беспомощным и беззащитным (что особенно характерно в обнажении тела и души), другой желает сделать кого-то беззащитным, даровав свое покровительство. Они оба зависят друг от друга, поэтому разделение на Верх и Низ можно назвать условным в контексте их объединения и слияния.

Таким образом, отношения доминанта и сабмиссива являются противоречивыми и охваченными диалектической связью. Господин является Господином только потому, что Раб признает его в качестве Господина. Соответственно, и Раб постольку Раб, поскольку он Раб для своего Господина.

Господин и Раб одновременно оба являются Рабами, так как не могут жить друг без друга, и оба являются Господами, так как от них зависит партнер.

(ГОСПОДИН+РАБ) = (ГОСПОДИН=РАБ)

И здесь мы переходим к Гегелю.

Прежде всего, предпосылкой дихотомизации единства является необходимость акта признания, поскольку самосознание конституируется лишь благодаря опосредованию иного самосознания.

«Самосознание есть в себе и для себя потому и благодаря тому, что оно есть в себе и для себя для некоторого другого [самосознания], т.е. оно есть только как нечто признанное».

Иначе говоря, для того, чтобы прийти к истине достоверности себя самого, необходимо стремление к снятию иной самостоятельной сущности. Но важно понимать, что гегелевская философия постулирует тотальное единство, вследствие чего, снятие иного есть снятие себя в ином.

БДСМ в контексте диалектики Господина и Раба. Ч. 1., изображение №5

Поэтому, обращаясь к диалектике БДСМ в отношениях Саба и Дома, можно отметить тот факт, что их гармоничный симбиотический союз выстроен на стремлении к свободе. Путь её обретения у сабмиссива и доминанта разнится: с одной стороны — через подчинение, с другой — через господство, однако свобода у обоих обретается ТОЛЬКО ПОСРЕДСТВОМ ДРУГ ДРУГА.

«Действование, следовательно, двусмысленно не только постольку, поскольку оно есть некоторое действование как в отношении к себе, так и в отношении к другому, но также и постольку, поскольку оно нераздельно есть действование как одного, так и другого».

У Гегеля в поединке Господина и Раба Господин рискнул, поставил свою жизнь на кон и, победив, стал хозяином. Иными словами, как еще писал Деррида, операция господства заключается в том, чтобы «показать себя несвязанным ни с каким определенным наличным бытием, не связанным общей единичностью бытия вообще, не связанным с жизнью».

Раб же, в свою очередь, испугался смерти и, потерпев поражение, спасая свою жизнь, согласился с положением Раба и превратился в некую «вещь», зависимую от Господина. Однако, в конечном счете происходит рокировочка и смещение властных отношений.

Господин утрачивает былую независимость, он не способен полностью реализовать свое самосознание, в силу того, что Раб, низведенный до положения вещи, не в состоянии быть диалектическим полюсом для акта признания. В то же время Раб обретает в лице Господина диалектический полюс, позволяющий обнаружить в нем сознание, а потому обретает «для-себя-бытийность».

«Господство показало, что его сущность есть обратное тому, чем оно хочет быть, так, пожалуй, и рабство в своем существовании становится скорее противоположностью тому, что оно есть непосредственно».

Иногда говорят, что подлинным Домом является Саб. Да, он подчиняется и растворяется в воли своего партнера, однако, как было сказано в начале, БДСМ-сессии работают не в одностороннем порядке. Дом также растворяется в воли Саба, он стремится удовлетворить его всеми возможными способами, он чутко прислушивается к сигналам нижнего и в любой момент может прекратить все действия по одному лишь произнесенному стоп-слову. Это ли не истинная диалектика?

Image

Гегелевский Господин нуждается в признании своего Раба для того, чтобы быть Господином, для того, чтобы чувствовать себя. БДСМ-доминант нуждается в сабмиссиве для того, чтобы реализовать свою сущность.

Гегелевский Раб нуждается в Господине, чтобы впоследствии прийти к «для-себя-бытию», то есть опять же для того, чтобы чувствовать себя. БДСМ-сабмиссив нуждается в Господине, чтобы тот помог ощутить настоящее блаженство и свободу.

Всё же не стоит рассуждать, кто больше господствует — Господин/Доминант или же Раб/Сабмиссив.

Это единство, друзья. Это, друзья, диалектика.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File