radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Society and Politics

Waldgänger (название не придумал)

Мишель Хайтович
про100 кот

про100 кот

Если анализировать, диагностировать, критиковать и возлагать «вину» на явленное в действительном, то смотреть прежде всего нужно на онтологический корень возникающего объекта проблематики, капитализм, как код функции социально-политической реальности. У этого нет никакой коннотации. В качестве некоего образования капитализм из первично социально-экономической сферы уже в виде метастаз дошёл до социально-политической сферы, повлияв на большинство органов и тканей социального бытия, заменив их исходный до-капиталистический код функции на самого себя. Будто бы вирус капитализма подменил все на самого себя, став сам кодом функции. Преследуя, возможно, примерно такую цель: воспроизводить самого себя в потоке обезличенного ре-собирания связей социально-политического бытия.

Политическое высказывание того или иного вида, исходящее из среды разных политических дискурсов, например, условные три политические теории: либерализм, коммунизм, третий путь, но при этом живущих в структуре «зараженного» бытия, всегда отсылает и действует благодаря и ради капиталистическому коду функции.

Институты и прочие социально-политические образования, функционирующие в форме капиталистического существования и ре-собирания капиталистических существований, нарочно позволяют быть разным точкам политического зрения, поскольку сам капиталистический код функции требует для процессуальности создание секторов конкуренций как социально-экономических, так и политических, без которой не может и происходить функционирование системы, но при этом и конкуренции не могут функционировать без дления системы в её процессуальной реализации. Сделав себя кодом функции всего, капитализм обусловил постоянно пребывание всех элементов системы в связи всего со всем, образуя подобие «ризомы».

Что касается людей заброшенных нелёгкой в пространство сферы бытийствования, то любой человек сегодня находится в ситуации принуждения, всё его существование подчинено ре-собиранию и происходит ради него же, то есть сам человек становится прибором для обеспечения функционирования системы, порождающей для него программное обеспечение. Оно есть Образы, с помощью которых люди могут совершать те или иные операции по обслуживанию системы капиталистического функционирования. Человека принуждают смотреть и одновременно участвовать в спектакле синхронного потребления и воспроизводства. Когда энтропия абстрактного тела (образа) оборачивается синтропией совершенно иных ре-собранных, но уже диалектически иных образов.

В холодной пучине наблюдаемой социально-политической структуры, единственным обозримо доступным путём выхода из принуждения и подавления себя может стыть своеобразный уход в Лес (Waldgäng). Говоря словами Эрнста Юнгера: «Ушедший в Лес это тот, кто сохранил изначальную связь со свободой, которая выражается в том, что он, сопротивляясь автоматизму, отказывается принимать его этическое следствие, то есть фатализм».

Ушедший Лес (Waldgänger) в нашей истории это тот, кто чувствует, что у него нет желания быть частью функции и обслуживать функционирование системы, сегодня значительно находится ближе к Людям (с большой буквы), чем, тот у кого в нашем мире ре-собирания капиталистической реализации всё получается (и он очевидно доволен) — это значит, что человек погружен в конвейер и подменен своей самостью программами, кодом функции, которые действуют и желают вместо них самих.

С ощущения что что-то не так и начинает у Ушедшего в лес пробуждение, выздоровление. Он отторгает от себя давлеющую систему капиталистического функционирования и вместе с этим отторгается сам, становясь одиночкой. Говоря сходным образом о феномене хикикомори в одной из своих «экспертиз», Александр Дугин замечает:

«Хикикомори, на мой взгляд, более адекватен, чем не хикикимори. Человек, который понимает, что у него в жизни ничего не получается, более честен и глубок, который этого не понимает. Хикикомори знает, что что-то пошло не так и это фатально, а другие строят иллюзии, что все хорошо».

Перспектива для хикикомори вернуться в общество, прислушиваясь зазываниям, в духе «ты нужен нам», не является убедительной. Таким же образом обстоит ситуация и с уходящими в Лес. Для них попытка убежать из заражённой капиталистическим кодом-функции реальности не может быть прекращена — уход должен быть последовательной операцией. Уйти из зараженной реальности не значит сесть на карантин, чтобы предотвратить своё заражение или не допустить распространения болезни от себя самого. Это решение обратного характера: не ушедший садиться на карантин, но он сажает на карантин целую реальность.

Всё, что сегодня именуется жизнью и её проживание, превратилось в плоский и безвкусный симулякр «истинной жизни». Для людей обнаруживается такие стороны проживания: у одних жизнь становится процессом её же прожигания — им предлагается находить удовольствие в потреблении и внедрении в себя лишённой символики продуктов и частей функционирования системы — , для других построение жизни складывается путём вчленения себя в систему и замена самого себя на код-функции капитализма. Ничто из этого не является в сущности интересным и лишь создаёт кажимость наполнения смыслом их жизни: может смысл в том, что его нет, а может смысл в том, чтобы быть частью функционирования реальности?. «Мы живем в манге, только скучной и бездарной, написанной идиотами, лишенными воображения», — говорит Александр Дугин. Надо жить истинной жизнью — а она в борьбе, восстании и высвобождении против того, что есть в реальности, из которой уходят.

В какую сторону протестовать, если по ту сторону Леса ре-собирается капиталистический механизм само-функционирования? Где взять силы на продолжение протеста? Ушедшему в Лес надо возвращаться не в «жизнь», из которой он ушёл, и в которую его активно заманивают, но двигаться далее в сторону радикального протесту. Если человеком осознанно, что нечего и некому жить, что нет места «истинной жизни» в заражённой реальности, то надо не возвращаться из Леса обратно в обжитую и на самом деле изначально предназначенную для тебя ячейку в том механизме, но нужно утверждать альтернативную жизнь, а не ограничиваться самим уходом. Суть высвобождения в достижении новой грядущей реальности жизнеутверждающей.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author