radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
gendai talk

Юки Хаяси. Собирая разъединенное

Виктор Белозеров
Иллюстрация автора

Иллюстрация автора


Совсем скоро в рамках Киберфеста этого года будет запущена видеопрограмма, в которой примут участие несколько художников, в том числе Юки Хаяси, с которым мы недавно разговаривали, в преддверии показа его работы. Мы говорили о визуальных и аудиальных аспектах его работы, влиянии различных режиссеров кино, о текущих проектах и чувстве ностальгии. Я с большой искренностью отношусь к проектам Юки Хаяси, в которых он очень избирательно формирует свою реальность, составленную из мира окружающих его элементов. В его работах есть что-то, что я всегда очень люблю в визуальном плане, большое, состоящее из малого. В его видео много сентиментального, даже щемящего, но в самом светлом и приятном смысле. Очень надеюсь, что его проект не останется незамеченным и найдет своего зрителя.

Презентация видеопрограммы в рамках Киберфеста состоится 17 ноября.

Я благодарю Юки Хаяси за его отзывчивость и интерес к этому интервью. А также Аки Накадзаву за помощь в подготовке английской версии этого текста.

English version

Интервью с Юки Хаяси


«Cells and Glass». Yuki Hayashi (video artist) × Center for iPS Cell Research and Application (CiRA), Kyoto University (2020). Инсталляция в Kyoto city KYOCERA Museum.

«Cells and Glass». Yuki Hayashi (video artist) × Center for iPS Cell Research and Application (CiRA), Kyoto University (2020). Инсталляция в Kyoto city KYOCERA Museum.


Gendai Eye: Я бы хотел начать наш разговор с беседы о вашем проекте, который вы будете представлять на фестивале CYFEST. О чем ваш проект и как проходила работа над ним?

Юки Хаяси: Проект «Стекло и клетки» был подготовлен для фестиваля «KYOTO STEAM − International Arts × Science Festival», который проводится в Kyoto City KYOCERA Museum of Art. На фестиваль приглашаются художники, которые создают работы в рамках коллаборации с компаниями и научными институциями. Куратор фестиваля предложил мне поработать вместе с исследователями из CiRA (Center for iPS Cell Research and Application, Kyoto University). Пока мы обменивались идеями с исследователями из CiRA, я искал направление, в котором бы хотел работать, написав сценарий, а затем сняв фильм. На фестивале я представил настоящие клетки iPS (индуцированные стволовые клетки) и инструментарий лаборатории. Смысл работы в следующем: жидкие клетки iPS, цитохимера и оконное стекло рассматриваются как метафоры «человеческого и животного бытия», а также на соотношении «внутри и снаружи».

GE: Довольно часто я начинаю интервью с вопроса о том, где художник проходил обучение, кто был среди его сокурсников и профессоров. Каков был ваш художественный контекст в конце 1990-х годов?

ЮХ: Я обучался по программе видео дизайна в университете искусств неподалеку от Осаки: кинопроизводство, компьютерная графика и графика движения. В конце 1990-х, я был заинтересован в кинопроизводстве экспериментальных и анимационных фильмов. Я присоединился к кинопроекту, который был организован режиссером/художником Хироюки Оки, помогал ему в работе над этим проектом, узнавая о киносреде и киноискусстве. На меня огромное влияние оказал Юрий Норнштейн. А также: режиссеры Йонас Мекас и Вим Вендерс, медиахудожник Тацуо Миядзима и ряд других деятелей. В то время я довольно часто смотрел фильмы таких российских режиссеров, как: Юрий Норнштейн, Александр Сокуров, Андрей Тарковский.

GE: Были ли у вас трудности с тем, чтобы показывать свои работы в начале карьеры? Как ситуация изменилась для медиа-арта в Японии, на вашем примере, за последние двадцать лет?

ЮХ: На первый период я представлял свои работы на небольших региональных кинофестивалях в Японии. Моя работа «landscape movie», к счастью, получила специальный приз от жюри на Image Forum Festival в 2002 году. Это один из крупнейших фестивалей, посвященных художественному видео и экспериментальному кино в Японии. Это позволило мне получить связи, которые поспособствовали тому, что я мог показывать свои работы на международных кинофестивалях и выставках. Спустя 20 лет, ситуация вокруг медиа-арта в Японии изменилась, я думаю. В настоящий момент все больше и больше кино/видео/медиа проектов представлено на выставках.

GE: Каким был ваш первый видеопроект?

ЮХ: Первым моим видеопроектом был студенческий фильм «Sigh of Winter». Хотя, «landscape movie» можно считать мои первым «художественным» проектом. «landscape movie» был моим дипломным проектом. Первая версия длилась 30 минут, а финальная в 2001 году сократилась до 15 минут, после повторного монтажа. Были сделаны вырезки из различных фотоматериалов и скомпонованы на компьютере. Дополнительно я также прибегнул к технике глиняной анимации. Это был довольно хаотичный и сложный проект. В нем рассказывается история о том, что одинокий молодой человек скитается по миру. В этом проекте чувствуется влияние фильмов Норнштейна, Шванкмайера, Вендерса и Одзи Судзуки.


 Yuki Hayashi. «Garden» (2008)

Yuki Hayashi. «Garden» (2008)


GE: Когда я отсматривал ваши проекты, как это ни странно, но мне вспомнилась одна игровая студия из Чехии под названием Amanita Design. Они делают различные инди-игры, в которых многие визуальные элементы также привносятся из реального мира. И даже визуально в некоторых ваших проектах есть что-то от визуальной эстетики игр-платформеров. Есть ли в ваших работах что-то такое или я визуально промахнулся?

ЮХ: Да, я думаю это можно увидеть в моих ранних работах, когда я обращался к визуальной эстетике видеоигр. Я делал их, исходя из фотографического материала, который был похож на сцены из видеоигр. Я пытался соединить реальность и другой мир за монитором, даже растворить их вместе. Я только что узнал об Amanita Design, и это кажется интересным! Спасибо вам за упоминание!

GE: Вы собираете образы реального мира, проходит какое-то время, и они становятся частью истории, а затем и ностальгии. Вы испытываете что-то похожее? Что для вас ностальгия, теплые воспоминания или отягощение?

ЮХ: Что-то уходит, потерянное очень меня привлекает. Время всегда идёт, и мы проживаем его каждый день. Иногда я чувствую себя потерянным, и я не знаю, что делать. Для меня ностальгия — это способ размышления и сохранения памяти об этом.

Yuki Hayashi. «another world — alternative» (2017). Инсталляция в Sizuoka City Museum. Фотография: Киоку Кэйдзо.

Yuki Hayashi. «another world — alternative» (2017). Инсталляция в Sizuoka City Museum. Фотография: Киоку Кэйдзо.


GE: Насколько для вас важен способ показа ваших работ? Я видел их на больших экранах, на полусферах в планетарии, для вас это играет роль?

ЮХ: Это очень важно для некоторых из моих проектов. Особенно это имеет смысл для серии «another world», когда работа представлена на очень больших мониторах, потому что концепция проекта и ее воплощение — это огромное количество фотоизображений, существующих в Интернете. Однажды работа была представлена на стене шириной почти 100 метров. Планируется, что в 2022 году на площади размером в 1500 квадратных метров будут выставлены только мои работы. Желаю, чтобы вы и люди на CYFEST когда-нибудь увидели эту инсталляцию.

GE: Мне также было интересно узнать о персонажах, которые иногда возникают в ваших работах. В большинстве своем ваш визуальный язык сложен из объектов, там не так много людей или животных. Те персонажи, что появляются в ваших работах, это ваша проекция? Какую роль они выполняют для зрителя?

ЮХ: В моих более ранних работах есть главные герои, но, как вы упомянули, всего несколько персонажей. Причиной может быть мой интерес описать саму ситуацию, как воспоминания и информацию о них, противостоящую нам. Некоторые персонажи могут быть мной и моим отражением, а также отражением зрителей.

GE: Ещё я хотел бы спросить о музыкальной составляющей, ваши проекты всегда сопровождены очень атмосферными музыкальными композициями, вы даже занимаетесь музыкальными клипами. Какое внимание вы уделяете комбинации визуального и аудиального?

ЮХ: Музыка — очень важный элемент в моих работах, и я использую ее очень осторожно. Музыканты понимают мою концепцию и следуют ей. Хотя мои работы достаточно хороши, чтобы сами по себе рассказать свою тему, музыка поддерживает этот настрой. Мне очень повезло, что меня окружают прекрасные музыканты. Впрочем, без музыки я работал с 5 лет. Создание музыкальных клипов — это работа, но она дает мне возможность открывать для себя новые идеи, и это весело! Мне нравится видеть химию музыки и визуальных эффектов. Музыка всегда рядом со мной.



GE: Карантинные ограничения, которые преследуют многих художников, и не только, сейчас, они как-то сказываются на возможности сбора информации и изображений для проектов? Или же это, наоборот, время для вас, когда можно спокойно отсортировать информацию и найти ей применение?

ЮХ: Во время пандемии у меня еще оставались шансы на презентацию моих проектов. Некоторые их них показывались онлайн. Я в основном оставался дома, и у меня было больше времени на книги и фильмы. Было тяжело видеть, как города становятся тихими и безжизненными, и что я не могу пойти выпить в идзакая. С другой стороны, спокойная жизнь была для меня комфортной. Что ж, звучит противоречиво. Пока я не вижу прямого влияния пандемии на мои работы или их концепцию, но это могло произойти, но пока я не знаю об этом.

GE: Насколько развита фестивальная система в Японии, чтобы вы могли демонстрировать свои работы? Или же приходится больше полагаться на галереи и музеи?

ЮХ: Каждые 2–3 года у меня есть возможность представить свой фильм на Image Forum Festival. Фестиваль иногда представляет мои фильмы другим международным кинофестивалям. КИБЕРФЕСТ также является международным «хабом», и я надеюсь, что через него можно будет провести презентацию моих проектов в других местах. Моя деятельность в Японии представлена в основном в музеях, художественных центрах и галереях.



GE: Я также хотел спросить у вас по поводу вашего преподавания в университете Такарадзука. В какой момент вы поняли, что хотели бы заняться преподаванием? Чему вы обучаете ваших студентов?

ЮХ: Я перешел из университета Такарадзука в университет Отэмон-Гакуин в Осаке, чтобы преподавать на факультете социологии. Я никогда не думал о том, чтобы стать учителем, мне хотелось участвовать в проектах как художник вместе со своими студентами. Это хорошая и увлекательная среда, где можно наслаждаться и многому учиться, в то время как преподавание для меня всегда было сложной задачей. В настоящее время я работаю над созданием короткометражных фильмов и музыкальных клипов со студентами и даю им советы по монтажу.

GE: Над чем вы работаете сейчас и какие у вас планы на будущее?

ЮХ: Моя новая работа в настоящее время находится в производстве, и она будет представлена на первой выставке Художественного музея Наканосима в Осаке, которая откроется в 2022 году. В этом проекте три художника подготовят видеоработы, состоящие из частных видеороликов, предоставленных жителями Осаки, на разных носителях: Hi8, miniDV, HD и даже 8-миллиметровая пленка. Я работаю над этим, чтобы показать хороший результат, и с нетерпением жду открытия этого очень большого музея и выставки. Другой проект — это моя персональная выставка, она будет представлена в C. C. O (Creative Center OSAKA) на площади в 1500 квадратных метров. В наступающем году у меня много дел. Я хочу когда-нибудь побывать в России. Спасибо за вам за нашу беседу!

Телеграм-канал Gendai Eye

Поддержать проект на Patreon и получить ранний доступ к контенту, опередив всех

Поддержать Gendai Eye через Юmoney

Yuki Hayashi. Chimera (2017). Инсталляция в Gallery Parc (Kyoto). Фото: Мугюда Хёго

Yuki Hayashi. Chimera (2017). Инсталляция в Gallery Parc (Kyoto). Фото: Мугюда Хёго

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author