Ом. Осциллограмма Мира.

George Gerzon
15:26, 16 марта 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Image

Сознание и Мир

Что мы знаем о лисе? Ничего. И то не все.

Г. Остер


Вот и Сократ говорил, что знает только то, что ничего не знает.

Лукавил старик, утрировал и гиперболизировал.

Он же гений и, стало быть, парадоксов друг.


О самом-то себе он же не мог не знать.

Ведь, если не знал, то кто тогда говорил, что не знает?

Хотя, окромя себя он-таки действительно ничего знать не мог.


Вот откуда я знаю то, о чем, типа, знаю?

И почем я вообще знаю, что знаю?

У знания две стороны.


На одной тот, кто знает, на другой то, о чем он знает.

Если то, о чем он знает, «есть само по себе», как любят выражаться архаичные филосОфы, то оно и есть «вещь-в-себе-и-для-себя», как выражаются об том же самом их уже (про)двинутые собратья. И тогда каким же таким образом о нем вообще можно знать?

Если же оно как-то соприкасается с ним, то он имеет дело не с ним самим, а с его влиянием на себя, с его отпечатком в себе, и знает лишь то, что есть в нем самом. И откуда ему знать, что это знание идет не от него самого?


А знание о знании и вовсе, как царство божие, «внутри вас есть».

Здесь-то уж точно вместе и тот, кто знает, и то, о чем он знает.


Как говорят буддисты, нет разницы между знанием, знающим, и тем, что он знает.

Ибо все дано нам только через самих себя, и знать можно только свою сторону этой данности и понятия не иметь, что на другой стороне.

Может, есть там что, а, может, и нет ничего.

Это на первый взгляд. На второй еще хуже.


Никакой другой стороны вообще нет, другая сторона тоже ты сам, единый в двух лицах.

Ведь что значит знать о себе? Это значит иметь перед собой себя, как другого.


Этот другой, который тот же самый я, и есть единственная сторона, которую я знаю.

И если что и встает между нами, так откуда мне знать, что это не мое же отражение в зеркале?


Зеркальце это всегда стоит перед каждым.

И если он не видит в нем себя, то он нежить!


Почему?

А патамушта!


Эта рефлексия и есть само несомненное наличное Я.

И никакого другого "я" вне и помимо этой рефлексии нет.


Сознание как рефлексия Я

Я — это тот, кто знает себя, кто со-знает себя © собой.

Это сознание и есть Я, а Я и есть это сознание.


И это Я — сам факт моего существования.

Cogito, ergo sum, мыслю, следовательно, существую.


И не только моего, ибо «все разумное действительно, и все действительное разумно», как говаривал Георг наш Гегель.

Рефлексия Я — единственный факт существования вообще, и«знать» и «быть», со-знание и со-бытие — синонимы.

Сознание как существование

Ибо все существует в отношении и познается в сравнении.

А ничего, кроме рефлексии себя, в отношении и сравнении нет.


Всякое отношение к чему-либо — это всегда и только отношение к себе.

Так что, Аз и Я альфа и омега, и «Аз есмь» — это все житиЕ моЕ.

Сознание как отношение

Какое житие твое, пес смердящий?

Иван Васильевич, сменивший профессию


Стороны отношения различаются, иначе кто же входит в отношение?

И у них есть одинаковая общая точка, иначе как бы они относились?


Их единственное свойство — быть сторонами, и по нему они не делятся ни на какие части.

И тогда они не могут частично пересекаться в общей точке, а должны полностью совпадать в ней.


И, получается, что стороны отношения должны быть и тождественны, и различны.

Не или-или, как привыкли наука и здравый смысл, а и-и.


А тождественны и различны они потому, что существуют одна через другую.

Точно так же, одна через другую, существуют и сами категории тождества и различия.


Ведь различить можно лишь то, что еще не различено, и не различенным может быть только тождественное.

И наоборот, если ничего не различается, то нечему и отождествляться.


Таким образом, отношение — это тождество различия, и различение тождества.

Различие в нем демонстрируют его стороны, а само оно — неотделимое от них тождество.

Сознание как актуальная бесконечность

Точно так же, постоянство — то, что можно изменить, а изменение — то, что может стать постоянным.

И умножить можно только единичное, а объединить только многое.


Они существуют лишь одно через другое, и поэтому тоже определяют отношение.

Так что, отношение также изменение постоянства и постоянство изменения, единение множества и множественность единства.


В теории множеств есть актуально бесконечное множество Кантора, каждый элемент которого содержит все его элементы, и оно содержит само себя как свой элемент.

Ничего нового, «все во всем» — общее место почти любой эзотерики.


В математике оно порождает парадоксы в основаниях, парадоксальные лишь в ее формальной логике.

Но в основаниях сознания лежит другая логика, о которой наука и здравый смысла не в состоянии рассуждать здраво.

Сознание как достаточное основание

Пары, образующие сознание, не нуждаются для своего определения ни в чем другом.

И, поскольку ничего сверх них самих не требуется для их определения, то они самодостаточны и полны.


Именно поэтому отношение, как их взаимное определение, лежит в основании всего, что «есть».

И оказывается необходимым и достаточным условием себя, и, тем самым, знания и бытия.


Оно совпадает со своими условиями существования.

Оно само есть свои условия, и, значит, оно не обусловлено.


Другими словами, сознание (отношение, рефлексия) исходит из самого себя, и удостоверяет само себя.

Поэтому сознание, и только оно, может быть основанием любого знания.

Сознание как самосознание

Услышав такое, и ничего не поняв, ученики конкретно охренели (замедитировали)

Дао-Какао


Я — единственная «вещь-в-себе» Иммануила нашего Канта, и «монада без окон» Готфрида нашего Лейбница.

Этим окнам некуда открываться — вне монады ничего нет.


Так что, отношение может существовать только по отношению к самому себе.

В этой своей рефлексии отношение является своими собственными сторонами, сознание является сторонами самосознания.


Но если стороны сознания существуют только в паре друг с другом, то стороны самосознания как отношения существуют сами по себе.

Стороны и отношение, как помним, это «воплощения» различия и тождества, так что, и категории в самосознании существуют так же.


С самостью различия здесь все понятно, оно представлено самосущим сознанием, которое смотрится в себя.

А вот тождество — это какое-то новое, отношение, которого нет в «чистом» сознании.


Его в нем нет, но оно с ним соотносится. В этом соотношении опять возникает новое отношение, и так далее.

Правда, есть подозрение, что эта дурная бесконечность обрывается из–за полного повторения уже на следующем шаге.

Самосознание как время и пространство

В отношении отношений стороны каждого из них могут образовать друг с другом шесть пар.

Одна сторона может входить в три из них, и в них она существует для трех других сторон.

А те три другие в этих связанных общей стороной парах не существуют друг для друга.

Image

Но — ахтунг! — именно так ведут себя прошлый, настоящий и будущий моменты времени.

Их связывает " неуловимое мгновение" стороны настоящего момента, не существующей самой по себе.

Без этой связки в настоящем прошлое и будущее не существуют друг для друга, и «ничего не знают» одно о другом.

Image

У момента настоящего две стороны, из которых одна «работает на вход» в него, а другая на «выход».

Одной стороной настоящее «смотрит» в прошлое и будущее, а через другую они смотрят в него.

Ну и, конечно, обе стороны настоящего смотрятся друг в друга.

Таким образом, время движется через нас сразу в нескольких направлениях и циклах, одновременно пребывая в вечном настоящем.

Оно идет из прошлого в будущее, из будущего в прошлое, и по кругам настоящее-прошлое-настоящее и настоящее-будущее-настоящее.

И никогда нельзя сказать, мы ли движемся из своего прошлого в свое будущее, или наше будущее движется через нас в наше прошлое.


Можно лишь с уверенностью утверждать, что мы всегда находимся в точке связи времен.

И какая бы из пар самосознания ни стала точкой сборки, она всегда будет настоящим моментом.

А будущее и прошлое всегда будут оставаться будущим и прошлым, и без прямой связи между собой.


Моменты не связаны в непрерывную длительность, как не связаны между собой пятна света на стене от луча прожектора.

Между пятнами нет прямой причинной связи, поэтому от пятна к пятну можно перемещаться с любой скоростью, как и во времени.

Их связь находится в единой пространственной точке прожектора, и лишь иллюзорно развертывается из нее в мнимом изображении.


Почему и как такое возможно?

Вспомним, что отношение — это актуальная бесконечность.

А актуальность — это действительность, то есть наличное и, что важно, действующее бытие.


Наличие определяется через возможность, а действие проявляется в последовательности.

И возможность, и последовательность называются потенциальностью.

Так что, актуальность — это реализация потенциальности.


А потенциальное — это единственное, что содержит в себе актуальность как «свое иное» от того же Гегеля нашего.

Они определяются одно через другое и служат таким же определением отношения, как и другие диалектические пары категорий.

Но эта пара определяет уже не просто сознание, а его рефлексию второго порядка, по Лефевру, благодаря которой Я знает, что оно знает.


Прошлое и будущее существуют только в связи со сторонами настоящего временного момента.

Но в самом этом моменте от них нет и следа, как нет никаких времен в «чистом пространстве».

Это пространство и есть то самое новое отношение тождества, которого нет в «чистом сознании».


Различие моментов исчезает в этом пространстве при отождествлении сторон самосознания.

Время исчезает в нем так же, как исчезают концы ленты при склеивании ее в лист Мебиуса.

Иначе говоря, пространство настоящего момента представлено односторонней поверхностью.


Прошлое и будущее, которых нет в настоящем, как бы удалены на ней в бесконечность, и выполняют роль независимых направлений.

Так что, поверхность настоящего момента двумерная, и одновременно (буквально, единовременно) точечная.

Мнимое протяжение этой двумерной точки даже измеряется такими же мнимыми числами.

Сознание как числа и меры

Тождество и различие — это, по сути, действия сторон друг на друга через их отношение.

А, так как категории и есть стороны и отношение, то можно сказать, что это взаимное действие самих категорий.


Ничто не мешает также назвать эти действия сложением и умножением.

«Хоть горшком называй, только в печь не сажай».


В математике мы бы назвали тождество и различие взаимно обратными операторами.

Один из них складывает другую категорию саму с собой, а второй умножает первую саму на себя.


Назовем результат сложения нулевой мерой, а умножения — единичной.

В абсолютной реальности отношения эти меры совпадают, и 1 = 0.


В ней можно определить натуральные числа как суммы произведений взаимно обратных категорий.

Эти числа, как и им положено, будут суммой единиц и запишутся в виде обычного определения меры.


Сложение и умножение с такими свойствами отвечают стандартным требованиям алгебры.

А меры выделяют в актуально бесконечном множестве индивидуальные конечные части.


В актуально бесконечном множестве конечная мера возникает как точка его самопересечения.

Эта точка является и его границей, и каждой его точкой, так что измеряемое бесконечное множество всюду конечно.


Единица равна произведению взаимно обратных чисел, которое изображается графиком в виде гиперболы.

На концах гиперболы один сомножитель стремится к нулю, а другой к бесконечности.


Каждый сомножитель — это числовая мера, которая может служить единицей измерения.

Измерение не может быть точнее, чем величина его единицы, поэтому куда стремятся сомножители, туда стремится и точность.


А постоянное произведение точностей измерения дает соотношение неопределенностей в квантовой механике.

Для координат и импульса оно эквивалентно некоммутативному умножению на поверхности.


В таком умножении произведение меняется при перемене мест сомножителей, а вычитание этих произведений равно единице ху–ух=1.

Так ведет себя умножение на неориентированных поверхностях, и поверхность настоящего, как мы знаем, двумерная и неориентированная.


Отсюда прямо следует, что два ее измерения, значения которых некоммутативно умножаются — это длина и импульс.

И, как мы тоже знаем, эти измерения указывают на этой поверхности направления в прошлое и будущее.


На ориентированных поверхностях от перестановки мест сомножителей произведение не меняется, и ху–ух=0.

В пространстве настоящего момента 1=0, и ориентированные и неориентированные поверхности в нем совмещаются.


В этом пространстве актуально бесконечного множества вообще совпадает все со всем, в том числе ортогональные и обратные направления.

И тогда, как и должно быть, направления в прошлое и будущее становятся антипараллельными.


Стороны поверхности имеют противоположные (по сложению) знаки квадратов единицы меры.

А сумма единиц, квадраты которых противоположны, представляет собой единицу комплексных чисел.


Действительная часть этой единицы развертывается в числа внутрь себя наподобие «матрешки» единичных мер.

А ее мнимая часть не порождает никаких чисел, и всегда остается самой собой.


Тем самым мнимая часть определяет актуальную целостность пространства.

А действительная часть потенциально развертывает его множественность в опоре на мнимую актуальность.


Она является также нулем трансляции, тем самым исключая реальное перемещение в пределах измеряемой ею области.

Поэтому квантовые «частицы» до измерения «размазаны» по всему пространству, а после него — по области их замера.


Односторонняя поверхность настоящего момента состоит из связных двоеточий Александрова.

Они, как и их числовые меры, определяют пространство в терминах непрерывности и дискретности.


Они делят целостное актуально бесконечное пространство фрактальную пыль точек с индивидуальными собственными единицами меры.

А эти точки, в свою очередь, представляют непрерывные внутри себя «объекты».

Сознание как фрактал

Красивые картинки фракталов, нарисованные алгоритмами, видели уже, наверное, все.

Эти картинки состоят из точек, которые увеличении превращаются в те же самые картинки.


Такая матрешка масштабных единиц меры — характерное свойство широкого класса фракталов.

Обычно именно эту масштабную инвариантность имеют в виду, когда поминают фракталы всуе.


Алгоритмы же обычно представляют собой рекурсию, когда следующий шаг вычисления начинается с результата предыдущего шага.

Такой же алгоритм развертывает последовательности самосознания, так что рекурсия и сознание сознания фактически одно и то же.


Оба алгоритма работают на комплексных числах, так что и фрактальная картинка сознания нарисована в пространстве мнимых мер.

Да и каким же еще быть представлению, как не мнимым? Правда, и само пространство при этом тоже оказывается мнимым.

Сознание как голограмма

Фрактальное свойство масштабной инвариантности свойственно и голограмме.

Голограмма — это суперпозиция волн, запечатленная на поверхности в виде интерференционной мозаики.


При облучении этой поверхности такими же волнами вокруг нее возникает объемная волновая картина.

Голограмма мира записана на поверхности черной дыры, и картина возникает в бездне ее недр.


Она потому и бездна, что какое же дно может быть у фикции?

И эту симуляцию в этой фикции мы и считаем своей реальностью.

Сознание как черная дыра

Открылась бездна, звезд полна. Звездам числа нет, бездне дна.

М. Ломоносов


Черная дыра — это такое пропащее место, куда всё проваливается и откуда ничего не вываливается.

Она замкнута горизонтом событий, через который в нее всё и попадает, но так, что снаружи этого не видно.


Говорят, что это из–за замедления времени, но на самом деле снаружи просто ничего нет, как, впрочем, и внутри.

Хотя внутри предполагается какая-то сингулярность, в которой всё попавшее накапливается до бесконечности.


Время там, тем не менее, идет, и, как увидим, раздувает пространство.

И оно походу действительно замедляется с приближением к его «границе» хоть «снаружи», хоть изнутри".


Границ на самом деле две, поскольку даже у односторонней поверхности в каждой точке имеются две стороны.

Одна — горизонт, а вторая, как недавно выяснилось, — поверхность экстремальной энтропии сцепленности.


Энтропия — количество состояний, или степеней свободы, делает все неопределенным.

А сцепленность еще и как бы размазывает эту неопределенность по всему как бы пространству.


Хотя, уже давно понятно, что никакого пространства между сторонами поверхности быть не может.

И вот это «то, чего нет» и зажато между сторонами сознания как черная дыра нашего мира.


От пространства в ней остается только фрактальная пыль из связанных двоеточий с «времениподобной метрикой».

Это метрика хода времени, и потому, собственно, другой там и не может быть, и эта метрика допускает причинную связь в каждой точке.


Один из вариантов соответствия между голограммой и ее мнимыми образами так и называется голографическим AdS/CFT соответствием.

Благодаря ему физические законы выглядят одинаково на горизонте и в недрах черной дыры.


В недрах — в искривленном трехмерном пространстве анти-де Ситтера AdS с гравитацией.

На двумерной сфере горизонта — в пространстве конформной теории поля CFT без гравитации, зато с квантовой сцепленностью частиц.


Голограмма образована суперпозицией частот, а рост числа частот увеличивает их спутанность и суммарную энтропию черной дыры.

На другой стороне дыры эта энтропия достигает максимума, а взаимная информация сторон становится на ней минимальной.


В одинаковых областях обеих сторон энтропия и информация тоже одинаковы.

Границами областей служат фрактальные кривые, при плотном заполнении совпадающие с областями.


Области соединены «червоточинами», которые внутри дыры то же самое, что сцепленность на ее границе.

На одном конце этих кротовых нор находится электрон, а на другом протон.


Норы осциллируют, и области сторон на их концах «сходятся и расходятся», а электрон и протон меняются местами.

Переход между сторонами из–за их минимальной взаимной информированности выглядит случайным преобразованием.


Это преобразование «вывертывает черную дыру наизнанку», как бы ее «отскоком» от внутренней поверхности с инверсией времени.

Информация в отскоке проходит как случайный шум, который декодирует декогеренция в резонансах границ областей.


В каждом таком цикле заново, «эмерджентно», возникают пространство и время вместе со всем своим «материальным наполнением».

Вынос мозга

Наше незнание простирается до все более далеких миров.

Станислав Ежи Лец

Экстремальная квантовая поверхность на обратной стороне черной дыры — это мозговая поверхность.

Майя сансары, таким образом, возникает между горизонтом событий и корой мозга.


В коре энтропия сцепленности мира максимальна. а информация о нем минимальна.

Притом, чем больше площадь коры, тем больше энтропия, и тем меньше в коре информации о мире.


Но площадь отдельных участков коры площадь меньше, и в них информация о мире возрастает.

Заполняющие участки фрактальные кривые вводят на них классическую связность.


Связные «ин-форма» образы и наполняют информацией представление сознания.

И это представление зависит не от размеров мозга, а от фрактальной «изрезанности» его поверхности.


В каждый настоящий момент мир представлен одной областью, и постоянен в ней.

Все другие моменты представлены в ней как размытое квантовой сцепленностью будущее.


Это будущее становится новым настоящим так же эмерджентно, как и в переходе на другую сторону.

Иначе говоря, в каждый момент мир в этой области коры рождается заново, и мы вместе с ним.


Граница области вносит шум в возникающий в ней голографический образ.

Шум размывает образ тем сильнее, чем меньше площадь области и, значит, в ней больше удельный вес границы.


Иначе говоря, с уменьшением площади в ней растет величина информации, но тут же уменьшается ее точность.

Собственно, все, что размером больше нейрона, содержит образ не настоящего, а такого размытого будущего.


А переход «на ту сторону» и вовсе рандомизирует информацию в квантовом хаосе.

Рандомизация может ограничиваться только геометрией сторон, которая, похоже, аналогична структуре ДНК.


Спирали ДНК скручены так же, как пространство сознания, и связаны мостами из электронов и протонов.

По этим мостам «донорно-акцепторной связи» могут передаваться нано-структурные элементы памяти.


Передаваемые элементы могут сохранять фрагменты окружения в себе, или себя в окружении.

Или не сохранять ничего в рождении новой мозговой поверхности с чистого листа, «эмерджентно».


Разумеется, все это абсолютно не научно.

Ведь научно лишь то, что можно проверить.


А проверить можно только соответствие измерений ученым домыслам, именуемым теориями.

Которые всегда рушатся и заменяются новыми.

Прошлое и будущее

А сегодня в завтрашний день не все могут смотреть.

Вернее, смотреть могут не только лишь все.

Мало кто может это делать.

В. Кличко


На поверхностях черной дыры инфракрасные и ультрафиолетовые частотные моды расходятся и не влияют на энтропию сцепленности в причинно связанных областях, в которых она сводится к энтропии классических макроскопических статистических связей.


Эти расходимости отражают неопределенности прошлого и будущего моментов времени.

Прошлое характеризуется неопределенностью меры энергии и импульса, а будущее — меры времени и пространства.


Когда они сходятся в настоящем, то неопределенности их мер уравниваются на размерах 0.575 фемтометра и 57.5 фемтосекунд.

На этих размерах начинается квантовое поведение и разрушается когерентность излучения и квантовых состояний.


Эта пространственная мера настоящего на порядок меньше размера нуклона.

А время соответствует при движении со скоростью света размерам нейрона и гена.


При смещении в прошлое единица измерения сжимается («вглубь матрешки мер»).

А измеренная величина, наоборот, увеличивается относительно нее.


Поэтому в настоящем в нейроне и гене помещается все больше единиц «прошлых настоящих моментов».

И в них «наслаивается контекст» осмысления информации, то есть, как бы «растет информационное наполнение».


Хотя это наполнение прошлым, как мы уже не раз видели, становится все более размытым, общим и невнятным.

Как все более рассеиваются в глубинах прошлого сгусток энергии и энтропия будущего.


Вместе со сжатием единиц пространства и времени они сами тоже «расширяются» и «ускоряются».

А их «материальное наполнение» размазывается по ним энтропией и «умирает тепловой смертью».


Так и дети не локальны, подвижны и не информированы.

Они буквально из будущего, тогда как в старости все наоборот, и в прошлом.


Соотношения неопределенностей разделяют моменты времени значением частоты.

Длины волн будущего момента измеряются с погрешностью больше 17.5 мкм.


Очевидно, что длина должна быть больше, чем погрешность ее измерения.

Так что, информацию о будущем можно получить только на частотах меньше 17 Тгц.


Информация «реального времени» передается в инфракрасном спектре, а о прошлом — на высоких частотах.

Поэтому в оптическом диапазоне мы можем видеть лишь сообщения об уже состоявшихся событиях.

Трэш и угар

Обычно целостность понимается как единое неразличимое пространство, но наука почему-то не дополняет его единым временем.

Хотя Д. Пейдж и У. Вутерс конкретно показали, что наблюдатель за пределами вселенной будет видеть ее статичной.

А Е. Морева с коллегами подтвердили этот вывод экспериментально.


Точно так же и каждая форма покоится в своем единичном для нее «блоке времени».

Или в другой инерциальной системе движется вдоль ее гладких геодезических линий.

Гладкая связь точек линии создает иллюзию детерминизма, на котором основаны все предсказания.


Проблема лишь в том, что гладкость так же относительна, как и другие характеристики движения.

Она зависит от геометрии многообразия, от того, какие координаты, какой атлас на нем приняты.

Хотя, строго говоря, гладкость и причинность относительны лишь для размерностей выше трех.


Но уже трехмерное пространство представляет собой двумерное с самопересечениями, которые вводят на нем случайность.

Это следствие того, что все элементы актуально бесконечного множества являются его границей и тождественны между собой.

А отождествление точек границы превращает поверхность в проективную плоскость, которая вся состоит из своих граничных точек.


В трехмерном пространстве она называется поверхностью Боя, и у нее имеется тройная точка.

В ней три листа проективной плоскости пересекаются попарно ортогонально.

Точно так же, как три координатные плоскости возле начала координат.


Иначе говоря, в самопересечении такая поверхность ортогональна самой себе.

А так как точками самопересечения служат все ее точки, то она вся состоит их них.

Таким образом, в двумерной поверхности появляется третье измерение, лежащее в ней самой.


М. Смелов сообщает, что

Размерность многообразия создаётся корреляцией точек. Например, непрерывное покрытие 2-мерной плоскости случайными одномерными окружностями индуцирует 3-мерное многообразие. Симметричное расположение этих окружностей относительно прямой порождает неориентированное 2-мерное многообразие с геометрией листа Мебиуса. Вложение случайных 2-мерных сфер в 3-мерную гиперплоскость создаёт 4-мерное вещественное евклидово пространство, а вложение случайных мнимых 2-мерных сфер создаёт 4-мерное комплексное пространство, в частности псевдоевклидово пространство-время.


Иначе говоря, высшие размерности пространства задаются случайным распределением и связностью его двумерных областей.

Отсюда непосредственно следует негладкость движения в таких размерностях.


У него же

Асимптотическое сжатие (как обобщённое дифференцирование) в среднем на одномерное подпространство индуцирует процесс детерминированной хаотизации с образованием нового фрактального (расслоенного) многообразия. Фрактализация стимулирует переход фазовых координат динамической системы на странный аттрактор с последующим фазовым переходом в устойчивый детерминированный цикл новых коллективных координат солитона, структурирующих вакуум в сетку вихрей полиэдров (внешних форм Картана) триангуляции.


В исследовании этих «электромагнитных солитонов вакуума» он показывает, что

Геометрию расслоенного пространства солитона описывают многомерные и многосвязные односторонние гиперповерхности типа поверхности Боя и др. Течение абсолютного времени вакуума есть самодвижение (автоморфизм) фазированных солитонных замкнутых вихрей-узлов криволинейных полиэдров триангуляции квантов пространства размером см в виде букета торов Мёбиуса вдоль действительного орта кватерниона, три мнимых орта которого определяют сигнатуру наблюдаемого 3-х мерного плоского физического пространства.


Его конструкция пространства и времени настолько близко соответствует тому, что требует логика сознания, что стоило бы цитировать его полностью, если бы не запредельная и недоступная для меня математика.


Пользуясь математикой попроще, сам я когда-то рассчитал скорость движения частиц одномерной адиабатической атмосферной струи.

Расчеты оказались в полном согласии с радиолокационными наблюдениями за движением частиц в облаках.

Но самым интересным получилось выражение скорости в виде гиперболического тангенса от времени.


Это такое же выражение, как в специальной теории относительности.

И оно означает, что в атмосфере существует предельная скорость движения воздуха.

В предельных параметрах неустойчивой атмосферы она составляет примерно 60 метров в секунду.


Этой формуле отвечают те же преобразования Лоренца, из которых следует, что время наблюдателя и объекта течет по-разному.

Отличие, правда, в том, что в СТО часы наблюдателя спешат по сравнению с часами объекта, а тут, наоборот, отстают.

Это отставание объясняет то, что не могли объяснить все теории роста града.


По ним, для достижения сантиметровых размеров требовались десятки минут, и даже часы, тогда как по факту проходили считанные минуты. С точки же зрения относительности ларчик открывается просто: пока по часам наблюдателя проходят минуты, по часам частиц проходят часы. Поэтому у частиц имеется столько времени для роста, сколько требуют микрофизические теории, не учитывающие релятивистские эффекты.

Еще важнее вывод об идентичности пространства и любой сплошной среды, частным случаем которой является атмосфера. Эта идентичность была многократно показана экспериментами и вычислениями, в которых классическая сплошная среда воспроизводит не только эффекты теории относительности, но и все квантовые феномены.

В частности, уравнения гидродинамики вихрей на океанской поверхности, не отличаются от уравнений, описывающих искривление пространства-времени вокруг черных дыр (с той лишь разницей, что морская поверхность плоская). Анализ уравнений обнаружил вокруг вихря мертвую зону, в которой попадающие туда предметы могут оставаться очень долго. И этим можно объяснить пресловутую «тайну Бермуд».

Среда пространства и атмосферы имеет разную природу, отсюда и специфика преобразований координат в них. Пространство в целом «движется» со скоростью света, которая потому и не зависит от системы отсчета, а световые фотоны не локализованы до измерения. И чем быстрее движется в нем объект, тем больше он «догоняет пространство», и, следовательно, тем более «неподвижен» в нем. Поэтому его часы отстают, вплоть до полной остановки в настоящем моменте, от часов «тормозящего» наблюдателя. Атмосферная струя, наоборот, «убегает» от неподвижной поверхности земли, так что отстают уже часы находящегося на ней наблюдателя.

Если «среда пространства» — это сверхтекучая (без трения) гранулированная (дискретная) квантовая жидкость (жидкий кристалл), частоты которой измеряют время и энергию, то наблюдателей в ней можно представить «водоворотами», которые «отрываются» от потока и испытывают его давление, приобретая массу из–за разности собственных времен и ускоряя часы своей жизни sub specie eternitatis — с точки зрения вечности.

Сознание как воля и представление

Воля без направляющего ее представления, как и безвольное представление, никуда не ведут.

Лишь вместе, во взаимодействии, они действенны, и потому действительны.


Представление оформляет волю, а воля реализует представление.

Они осуществляются друг через друга и дают еще одну формулировку сознания.


Представление запечатлено в голограмме, и в этих терминах становится суперпозицией импульсов воли.

А импульсы воли имеют ненаправленную скалярную величину, и направленную векторную.


Скаляр воли, сиречь ее численная мера, означает покой в собственной мере настоящего момента.

Этот покой в «собственной системе координат» равнозначен движению по инерции, и «свободен от» любых влияний.


Мера воли — это энергия, которая точно определена лишь в будущем, и «свободна для» любого воздействия на настоящее.

Из будущего она создает напряжение в настоящем и заставляет его намечать себе прицельные направления.


Но для постановки целей нужно иметь свободу выбора, а в будущем нет определенности форм и мест, и выбирать не из чего.

Так что каждая попытка выйти за пределы настоящего тут же натыкается на «черных лебедей» случайностей Н. Талеба.


Воля не может наметить себе цели даже на «другой стороне» своей пространственной границы.

На своей стороне границы она пребывает в блоке своего настоящего момента, выход из которого все в то же будущее.


Во-вторых, взаимодействие с «той стороной» зависит не только от своей стороны границы, но и от «потусторонней воли».

Одна сторона только предполагает, и лишь обе располагают, так что, цель не может быть и трансграничным выбором.


И воле остается бездействовать внутри собственной нулевой меры, либо проявляться чисто спонтанным действием.

Этим действием она создает новую непредумышленную реальность, которую можно назвать целевой только задним числом.


Типа, так и было задумано. Как заметил Эрнестан (Эрнест Танрез), цели истории — это ее средства.

И очевидно, что любые цели вообще — это их средства, а средства и есть настоящие цели.


Поэтому не может быть никаких планов и направленного движения.

Ничего не переходит из настоящего в будущее в заранее определенном виде.


Все закономерности выстраиваем мы сами, фильтруя свое восприятие.

И конструируем образы будущего по образу и подобию настоящего.


Представление волит, но произвольно, а воля представляет, но неопределенно.

Воля и представление, цели и средства — это еще одно самоопределение сознания.


В «чистом виде» они существуют только в прошлом и будущем, а вместе они «все, что есть».

А у «всего» не может быть никаких целей, кроме невозможного небытия.

Смысл и счастье

Слова говорят сами за себя, и счастье означает, буквально, со-частность.

Она же придает всему и смысл, как со-мышление с другими или с собой, как другим.


Со-частность объединяет части в целое, в контексте которого и возникают счастье и смысл.

А целое имеет один корень с целью, всегда направленной на обретение целостности.


Цель ведь в том, что пока не свое, и стремится присвоить его в одном целом с собой.

Или, наоборот, избавиться от чужого в себе и освободить свою целостность, как форму из камня.


Поэтому цель всегда совпадает со смыслом, и нет бессмысленных целей и бесцельного смысла.

Это если забыть, на минуту, что слияние со своей «потусторонностью» невозможно в принципе.


И все счастливые смыслы недостижимы нигде, кроме как в самодовлеющем сознании.

В-общем, прав был поэт, «нет в жызни щастя». Хотя и покоя с волей в ней тоже нет.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки