radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

О диалоге

Григорий Кислов

Давайте представим диалог двух людей. Как он происходит? Объективно диалог — это слова, которые говорят друг другу его участники. Субъективно диалог для каждого из участников является процессом, включающим описание своих мыслей словами и восстановление картины мыслей собеседника по его словам. В первую очередь диалог — это именно мысли. Форма их выражения в случае классического диалога — речь, но это не единственный способ проекции мыслей: во время импровизации (модальный джаз, например) музыканты общаются между собой с помощью мелодии, достаточно понимая друг друга для того, чтобы переходить в одну и ту же тональность, не сговариваясь.

Итак, во время диалога оба его участника проецируют мысли в слова, и, наоборот, по словам собеседника определяют его мысли. Эти процессы не однозначны, ведь существует немало слов, значение которых меняется в зависимости от контекста (или, другими словами, в зависимости от мысли, которая имеется в виду под словом). Приведу самый общий пример — слово «объект». Этим словом можно обозначить почти что угодно, и поэтому произносящий его должен позаботиться о подготовке контекста — в противном случае он просто не будет понят правильно.

Но какими свойствами должен обладать этот дискурсивный контекст, чтобы было понятно, что он достаточен для произнесения слова «объект» именно в том смысле, в котором он имеется в виду, в мыслях? Спустимся ещё глубже. Что такое мысль вообще? Мысль — некоторая сущность в сознании, у которой есть свойства, поддающиеся описанию. Мысль, таким образом, отделяется от ощущения, квалиа, возможность описания которого заканчивается сразу же после явления квалиа. Это легко проверить, попытавшись объяснить самому себе ощущение красного, например, цвета. У вас ничего не получится, несмотря на то, что оба участника диалога априори испытывают одно и то же ощущение. Ощущениями можно наслаждаться, но не обсуждать их.

Мысли же поддаются некоторому описанию. При этом нас не интересуют мысли, которым соответствует конкретное слово (небо, например) — в большинстве случаев достаточно самого слова и больше ничего. Но как быть с мыслью, слова для которой подобрать не удаётся? В этом случае мы вынуждены описывать свойства мысли до тех пор, пока набор свойств не станет уникальным для мысли. Это единственный способ указать на неё с помощью слов. Если набор свойств указывает больше, чем на одну мысль (например, мы говорим о чём-то круглом и красном), то мы не можем быть уверены, что собеседник правильно нас понял.

Количество мыслей в голове очевидно превышает набор языковых конструкций, под которыми я имею в виду как отдельные слова, так и предложения. Другими словами, как минимум некоторые мысли ещё не описаны. Из этого можно сделать вывод о том, что язык представляет собой универсальный инструмент для описания мыслей, причём множество языковых конструкций перемещается по превышающему его множеству мыслей, направляемое нами при помощи контекста. Языковые конструкции являются ссылками на мысли, но мысль, на которую указывает языковая конструкция, зависит от контекста.

Мысли связаны между собой логически через свойства. Не существует мысли, не связанной с другими мыслями, потому что иначе мы не могли бы её помыслить.

Теперь допустим, что у нас есть некоторая мысль, которую мы хотим передать собеседнику. При этом мы знаем, что собеседник её раньше не мыслил; также у нас имеются основания полагать, что путь к этой мысли от комфортной для собеседника области лежит через достаточно длинную цепочку других мыслей, которые собеседник тоже не мыслил ранее. Как указать ему на эту мысль? Единственный способ — пройти по этой цепочке вместе с ним, указывая при помощи слов направление. Возможно, что в некоторый момент многие на первый взгляд знакомые собеседнику слова начнут означать нечто совершенно иное, непривычное для собеседника. Но и после точного указания с помощью слов на новую для собеседника мысль последний её не поймёт, не осознает: для этого он должен будет отказаться от слов (слова являются только ссылкой на мысль) и обдумать новую для себя мысль самостоятельно. После этого мы сможем узнать, понял ли собеседник мысль, расспросив его о её свойствах. Если какое-то свойство не совпадёт, мы заключим, что цель не достигнута — мы были недостаточно конкретны в своих рассуждениях.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author