Шоу Трумэна

Ян Веселов
22:00, 24 ноября 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Image

В феврале 1958 года огромная аудитория телеканала CBS стала свидетелем исторического события в прайм-тайм эфире программы Эдварда МарроуSee It Now: бывший президент США Гарри Трумэн дал первое телеинтервью. Среди множества других тем знаменитый журналист спросил Гарри Трумэна о его финансовом положении.

Как настоящий уроженец штата Миссури, Трумэн с характерной ему прямотой ответил: «Вы знаете, правительство Соединенных штатов готово пустить по миру своих бывших руководителей, позволяя им голодать». По словам Трумэна, лишь благодаря недавно унаследованной семейной ферме ему не пришлось оформлять получение соцпособий. «Если бы я не унаследовал это имущество, которое, наконец, позволило мне расплатиться, я бы сейчас был на пособии».

Историю о финансовых бедах, которую Трумэн рассказывал телезрителям, затем повторялась им уже в частном порядке лидерам Конгресса, когда он настаивал на принятии законопроекта о предоставлении ему пенсии. «Сэм, я не лоббирую законопроект», — написал Трумэн спикеру Палаты представителей Сэму Рейберну несколькими месяцами ранее. Но если законопроект не станет законом, добавил он зловеще, ему придется «заключить некоторые контракты, чтобы оставаться на плаву».

Подобный спектакль с рассказами о бывшем президенте США, который вынужден вступать в сомнительные коммерческие отношения, чтобы избежать нищеты, был излюбленным трюком Трумэна, наравне с рассказами о спасительной продаже семейной фермы. Всего за три недели до интервью Марроу, он написал лидеру демократов в Палате представителей Джону Маккормаку, утверждая, что накладные расходы, связанные с написанием мемуаров и ответом на поток писем, которые он получал как бывший президент, составили более 153 000 долларов — ошеломляющая сумма, особенно, с учетом инфляции (это примерно 1,5 млн. долларов по курсу 2021 года). «Если бы я не смог продать некоторую собственность, которую мы с братом и сестрой унаследовали от матери, я бы получал пособия», — сказал он Маккормаку.

Трумэн продолжал жаловаться, что из–за сочетания огромных накладных расходов и заоблачных подоходных налогов он получил всего 6% чистой прибыли от первоначальной цены продажи его мемуаров в 600 000 долларов. Он отметил, что, когда был президентом, он заставил Налоговую службу снизить налоги при продаже прав на публикацию мемуаров Дуайта Эйзенхауэра, но после того, как тот унаследовал пост Трумэна, Эйзенхауэр не пошел на аналогичный шаг ради него.

«Я не хочу никакой пенсии и никогда не хотел ее, потому что я и без нее справлюсь», — писал Трумэн, — «но я просто показываю вам разницу в подходе между великим генералом и мной касательно мемуаров. Моя чистая прибыль составит около 37 000 долларов за пятилетний период!»

Через шесть месяцев после трансляции интервью у Марроу, Конгресс принял, а президент Эйзенхауэр подписал Former Presidents Act (FPA) — закон, который теперь предоставляет бывшим президентам США выплаты в миллионы долларов в год.

Но ни общественность, ни политики, которых успешно лоббировал Трумэн, не знали, что его истории основаны на лжи. Гарри Трумэн был очень богатым человеком в тот день, когда он покинул Белый дом, и он стал намного богаче за пять с половиной лет, прошедших с того дня до принятия FPA. Более того, Трумэн ушел из Белого дома с такой суммой денег, потому что он явно присвоил у правительства Соединенных Штатов миллионы долларов в пересчете на нынешний курс.

Относительно недавняя публикация некоторых финансовых отчетов Трумэна позволила зафиксировать точные детали этой истории. Однако тот факт, что потребовалась более 60 лет, чтобы история стала достоянием гласности, также многое говорит нам о политике ностальгии. Это тенденция всех, от профессиональных историков до широкой публики, облекать в своеобразную сентиментальную дымку определенные исторические фигуры и периоды, когда как нам кажется, благородные люди правили землей, а Америка все еще была поистине великой.

Эта тенденция породила исторический миф о Гарри Трумэне, который имеет влияние и сегодня, поскольку продолжает использоваться для рационализации неоправданной практики осыпания наших неизменно богатых бывших президентов миллионами долларов бюджетных денег.

В феврале 2021 года Сенат уже во второй раз отказался осудить Дональда Трампа, которому был объявлен импичмент, а это значит, что предполагаемый миллиардер по-прежнему имеет полное право на получение семизначного годового пакета финансовой поддержки налогоплательщиков.

Сюда входит годовая пенсия, чрезвычайно дорогие офисные помещения (в настоящее время федеральное правительство ежемесячно тратит почти 130 000 долларов на аренду офисов для бывших президентов Клинтона, Буша и Обамы), зарплаты персоналу и другие выплаты. В целом, каждый из бывших президентов получает примерно по 1 млн. долларов в год. Только Джимми Картер получает примерно половину этой суммы, в основном потому, что он арендует гораздо менее дорогую недвижимость, чем его преемники. Эти суммы не включают в себя стоимость пожизненной защиты Секретной Службой, т. к. они предусматрены другим законом. В мае выяснилось, что курорт Мар-а-Лаго, принадлежащий Дональду Трампу, выставлял Секретной Службе счета за использование комнат на курорте, которое оно занимало для логистических целей, защищая бывшего президента.

Тогдашний кандидат в президенты Барак Обама стоит рядом с бывшим президентом США Биллом Клинтоном в офисе Клинтона в Гарл

Тогдашний кандидат в президенты Барак Обама стоит рядом с бывшим президентом США Биллом Клинтоном в офисе Клинтона в Гарлеме в 2008 году.

Сейчас экс-президенты зарабатывают миллионы долларов за счет продажи прав на публикацию книг, гонораров за выступления и других средств, с помощью которых они могут нажиться на своей славе. Поэтому в последние годы обоими партиями было внесено несколько законопроектов, направленных на сокращение льгот, предоставляемых FPA. В 2016 году один такой законопроект даже был принят обеими палатами Конгресса, но на него наложил вето президент Обама. С тех пор были внесены еще два законопроекта, но ни один из них не стал законом.

Сторонники подобных мер еще с 1980-х утверждают, что FPA был принята в значительной степени по причине того, что Гарри Трумэн покинул Белый дом с очень небольшим финансовым состоянием и без источника дохода, кроме своей армейской пенсии в размере 112,56 долларов в месяц. По их словам, Трумэн отказался использовать свой статус экс-президента для облегчения своих финансовых проблем, и в результате Конгресс принял FPA, чтобы гарантировать, что и он, и другие бывшие президенты в будущем не будут, как говорил один из авторов законопроекта, «писать книги и читать лекции, чтобы заработать себе на жизнь в свои последние дни». Целью законопроекта было обеспечить, чтобы бывшие президенты не занимались «бизнесом или другими занятиями, которые могло бы унизить занимаемую ими должность или наживаться на ней ненадлежащим образом».

Многочисленные критики отмечали, что, несмотря на щедрые льготы FPA, преемники Трумэна не последовали его достойному примеру. Например, в 2017 году выдающийся социолог Джером Карабель на страницах New York Times раскритиковал Барака Обаму за то, что он согласился произнести речь за гонорар в размере 40 тысяч долларов от фирмы с Уолл-стрит всего через несколько месяцев после ухода с должности. Обама, как отметил Карабель, пошел по стопам своих недавних предшественников, вроде Джеральда Форда, занимавшего место в советах директоров нескольких корпораций, и Рональда Рейгана, который взял 2 миллиона долларов за пару выступлений перед японской компанией вскоре после ухода с должности. Эта современная модель достигла своего апогея при Билле и Хиллари Клинтон, которые таким образом заработали в общей сложности 139 млн. долларов, в том числе 35 млн. за выступлениях перед финансовыми фирмами, строительными и страховыми компаниями.

Карабель показал разительный контраст между финансовой честностью Гарри Трумэна и этой оргией монетизации президентства, которая для него представляла собой «огромный сдвиг во взглядах» с 1950-х годов: «Когда финансово ограниченный г-н Трумэн отклонил щедрые предложения, он отказался без колебания, полагая, что это нарушит его чувство собственного достоинства, а также достоинство президентства», — писал Карабель. "Но такие нормативные ограничения отсутствуют в обществе, где прорывной предприниматель является культурным героем, государственный служащий не пользуется уважением, а неравенство достигло своего самого высокого уровня с 1920-х годов. То, что было неприлично в 1953 году, теперь считается уместным ".

И когда в этом году оказалось, что налогоплательщики будут вынуждены даровать миллионы долларов дважды подвергнутому импичменту плутократу с долгой историей финансовых злоупотреблений, многочисленные статьи, упоминающие FPA, так или иначе перекликались с тем, что говорил Карабель. В нынешней биографии Трумэна в Википедии длиной около 20 000 слов, даже сказано, что посколько его предыдущие деловые инвестиции провалились, Трумэн покинул Белый дом «без личных сбережений».

Но каждый аспект этого нарратива ложен. Мое исследование финансовых отчетов Трумэна, которые стали доступны после публикации личных документов его вдовы Бесс Трумэн, показывает следующее:

• Когда Трумэн покинул Белый дом, у него, согласно его собственной (слишком консервативной) оценке, чистая стоимость активов была бы эквивалентна 6,6 млн долларов с поправкой на инфляцию.

• По его собственным подсчетам, к моменту принятия FPA через 5,5 лет после ухода Трумэна с поста президента, его состояние увеличилось еще на 3,7 млн долларов по нынешнему курсу.

• Вопреки своим заявлениям, Трумэн заработал крупную сумму на своих мемуарах и других письменных и устных выступлениях сразу после того, как оставил пост президента.

• Неоднократные утверждения Трумэна о том, что только его наследство и последующая продажа семейной фермы спасли его от финансовых трудностей, ложны по нескольким причинам. Во-первых, Трумэн уже стал очень богатым человеком за несколько лет до того, как продал эту землю. Во-вторых, Трумэн на самом деле не унаследовал никакой земли: он купил ее, в значительной степени, на деньги, которые он незаконно присвоил у федерального правительства. Затем он продал его несколько лет спустя с огромной прибылью.

• Большая часть богатства, которое Трумэн накопил за годы своего пребывания в Белом доме, по всей видимости, поступила со счета на сумму более 2 млн долларов (по курсу 2021 года), который Конгресс создал за несколько дней до начала его полного президентского срока (первый срок Трумэна не был полным, т. к. он стал президентом после смерти своего предшественника Франклина Рузвельта в 1945 году — прим пер.) Трумэн, по-видимому, незаконно присвоил большую часть этих денег и подал фальшивые налоговые декларации, чтобы скрыть этот факт.

История о том, что Трумэн покинул Белый дом с очень небольшими деньгами, а затем отказался использовать свой статус бывшего президента для собственного обогащения, стала частью полуофициального канона во многом благодаря биографической книге Дэвида Маккалоу 1992 года Truman, за которую он получил Пулитцеровскую премию. Изложенная Маккалоу версия событий цитировалось снова и снова как последующими биографами Трумэна, так и в популярных средствах массовой информации.

Вот как Маккалоу описывает финансовое положение Трумэна, когда он покинул Белый дом в январе 1953 года:

Он вернулся домой без зарплаты и пенсии. У него не было никакого дохода или поддержки со стороны федерального правительства, кроме его армейской пенсии в размере 112,56 долларов в месяц. Государство не предоставило ему никаких средств для оплаты работы секретарей и аренды офисных помещений, ни копейки на расходы, и хотя он и Бесс смогли отложить часть своей годовой зарплаты в 100 000 долларов на посту президента во время его второго срока, в основном в виде государственных облигаций, по всей вероятности, это была небольшая сумма… Фактически, известно, что Трумэн был вынужден взять ссуду в Национальном банке в Вашингтоне в последние недели своего президентства, чтобы помочь ему, хотя сумма никогда не разглашалась.

Маккалоу продолжает описывать, как Трумэн со своим братом и сестрой приобрел несколько сотен акров земли, которые составляли семейную ферму Трумэнов, но утверждает, что у Трумэна, вероятно, было немного ликвидных активов, и что он и Бесс из–за финансовых трудностей переехали в старый дом ее матери, который, по всей видимости, находился в ветхом состоянии:

Конечно, при нынешних обстоятельствах не могло быть экстравагантной жизни. Фактически они были богаты только землей… Действительно, среди причин, по которым они вернулись в Индепенденс (город в штате Миссури — прим. пер.) и старый дом, было то, что в финансовом отношении у них не было другого выбора.

Тем не менее, несмотря на эти стесненные обстоятельства, утверждает Маккалоу, Трумэн отказывался брать легкие деньги, которые были доступны ему, если бы он решил нажиться на своей прошлой должности. Единственное намерение Трумэна «состояло в том, чтобы ни соглашаться на позицию, ни предоставлять свое имя ни одной организации или сделке, которая могла бы эксплуатировать или коммерциализировать престиж и достоинство должности президента».

В нарратив Маккалоу плохо вписывается неловкая деталь: через месяц после того, как он покинул Белый дом, Трумэн подписал договор на публикацию своих мемуаров за колоссальную на тот момент сумму в 600 000 долларов (более 6 млн по курсу 2021 года). Но Маккалоу объясняет этот факт, цитируя собственное заявление Трумэна Джону Маккормаку о том, что он получил лишь ничтожные 37 000 долларов после вычета налогов и расходов.

Трумэн со своими мемуарами в 1955 году.

Трумэн со своими мемуарами в 1955 году.

Но оказалось, что все это неправда или, как сказал бы нынешний хозяин Белого дома, полная чепуха (bunch of malarkey — фраза, которую любит произносить Джо Байден — прим. пер.). И хотя это правда, что у Маккалоу не было доступа к личным файлам Бесс Трумэн, когда он писал свою биографию 33-го президента, но он и другие историки, писавшие о жизни Трумэна, должны были признать этот факт просто на основании информации, доступной в то время.

Прежде всего стоит отметить, что за почти восемь лет своего пребывания на посту президента, Трумэн получал одну из самых высоких зарплат среди американцев того времени. Эта зарплата — 75 000 долларов в год, когда Трумэн стал президентом в апреле 1945 года после смерти Франклина Делано Рузвельта, а затем повышенная до 100 000 долларов в соответствии с законом, принятым Конгрессом всего за несколько дней до начала нового срока в январе 1949 года, — была сопоставима с компенсацией, получаемой в то время генеральными директорами крупнейших и наиболее прибыльных корпораций Америки. За шесть из восьми лет на посту президента Трумэн получал больше, чем любая звезда Высшей бейсбольной лиги. В течение двух из этих лет он был на одном уровне с Джо Ди Маджо, чья зарплата в размере 100 000 долларов в 1949 и 1950 годах оставалась рекордной, пока Уилли Мэйсу не стали платить на 5 000 долларов больше в 1963 году.

Таким образом, предположение Маккалоу о том, что Трумэн, вероятно, скопил мало денег на посту президента, не имело никакого смысла. И в данных обстоятельствах история Маккаллоу о том, что Трумэн взял кредит в банке, чтобы позволить себе вернуться в Миссури, мягко говоря, неправдоподобна.

Что касается утверждения Трумэна о том, что он получил только 37 000 долларов из своего контракта за книгу на 600 000 долларов, то оно также крайне маловероятно. В самом деле, в своем письме к Джону Маккормаку, в котором Трумэн делает это заявление, сами цифры, которые он приводит в поддержку этого утверждения, явно бессмысленны. В письме Трумэн сообщает, что в период с 1953 по 1956 год ему пришлось понести расходы в размере 153000 долларов, а с оставшейся суммы он уплатил эффективную налоговую ставку в размере 67%. Оставим пока в стороне, что эти числа не имели никакого отношения к реальности. Поразительно то, что, даже если бы мы приняли их за чистую монету, то у Трумэна осталось бы 147 000 долларов, а не 37 000 долларов чистой прибыль от написания мемуаров.

Маккалоу и его коллеги-историки также не оспаривали историю Трумэна о том, как наследование семейной фермы позволило ему избежать необходимости получать социальные пособия. Фактически же, как им было хорошо известно, Трумэн не унаследовал землю от своей матери, потому что в 1940 году его мать потеряла то, что к тому времени осталось от семейной фермы, из–за отчуждения заложенной недвижимости.

Однако подобные несоответствия в повествовании никак не повлияли ни на доверие Маккалоу, ни других историков, повторявших утверждения Трумэна без намека на скептицизм.

Всего этого должно было быть более чем достаточно, чтобы биографы Трумэна отнеслись с глубоким скептицизмом к его рассказам о серьезном финансовом бедствии по окончанию президентства. Но они этого не сделали, и личные документы Бесс Трумэн показывают, насколько ложными были эти истории.

Из этих документов действительно видно что когда Трумэн стал президентом, его собственный капитал был довольно незначительным. Трумэн зарабатывал очень мало денег, прежде чем стать сенатором в 1935 году в возрасте 50 лет. Предыдущие занятия Трумэна включали в себя управление семейной фермой с 20 до 30 лет, прежде чем он ушел в армию во время Первой мировой войны. Затем он управлял магазином мужской одежды в Канзас-Сити, но этот бизнес рухнул через три года, в результате чего Трумэн остался с долгами, которые он пытаясь выплатить на протяжении последующего десятилетия.

Трумэн (слева) в своем магазине в Канзас-Сити, около 1920 года.

Трумэн (слева) в своем магазине в Канзас-Сити, около 1920 года.

В течение 12 лет до своего избрания в Сенат Трумэн служил окружным административным судьей с зарплатой 3 500 долларов в год. Огромным преимуществом этого положения для Трумэна, все еще борющегося с долгами из–за неудавшегося бизнеса, было то, что его правительственную зарплату не могли прибрать к рукам кредиторы.

Трумэн действительно зарабатывал 10 000 долларов в год в качестве сенатора в свои 50 лет, что было очень большой зарплатой в то время, но в течение этих лет он также нес очень большие расходы. Он жил в дорогом районе Вашингтона; он продолжал содержать резиденцию в Миссури; он был единственной финансовой поддержкой для своей престарелой матери и незамужней сестры; он отправил свою дочь в дорогой частный колледж; и время от времени он помогал решать финансовые проблемы некоторых безденежных родственников своей жены.

В результате, когда Франклин Рузвельт рассматривал возможность замены Генри Уоллеса на посту своего вице-президента на Трумэна в 1944 году, весь собственный капитал Трумэна состоял примерно из 2 500 долларов на банковском счете и, вероятно, из 5 000 долларов в сберегательных облигациях, о которых он отчитался двумя годами ранее. Он не владел недвижимостью или, по-видимому, какими-либо акциями или другими инвестициями. Оглядываясь назад, Трумэн, 60-летний мужчина, единственным источником дохода которого в течение последних 20 лет был выборный пост, находился в некоторой опасности столкнуться с настоящим финансовым кризисом, если бы его политическая карьера внезапно оборвалась, что было вполне возможно, не выбери его Рузвельт. Трумэну предстояла бы сложная кампания по переизбранию в Сенат в 1946 году, тогда республиканцы смогли отнять у демократов 12 мест в Сенате, в том числе в Миссури, который раньше представлял Трумэн.

Ситуация радикально изменилась, когда Трумэн стал президентом. Это особенно видно на примере черновика завещания от 26 декабря 1953 года, обнаруженного в файлах Бесс Трумэн. Написанный собственноручно Трумэном, документ суммирует оценку его основных активов через несколько месяцев после окончания его президентства.

Они включали в себя 250 000 долларов в сберегательных облигациях Соединенных Штатов, 150 000 долларов наличными и, земли, стоимость которой он оценивал в 250 000 долларов, а также договор на написание книги, с ожидаемой прибылью в 100 000 долларов учетом налогов и расходов (как мы увидим обе оценки оказались слишком заниженными).

В целом, если не принимать во внимание контракт на книгу, который он подписал через месяц после ухода из Белого дома, по оценке Трумэна его собственный капитал на момент окончания президентства составлял приблизительно 650 000 долларов. С поправкой на инфляцию, эти 650 000 долларов эквивалентны сегодняшним 6,6 млн долларов. Но эта последняя цифра не отражает того факта, что Америка сейчас намного более богатая страна, чем была тогда. Примите во внимание, что в 1953 году средняя стоимость активов домохозяйств, входящих в 1% самых богатых, составляла приблизительно 125 000 долларов. Между тем, в 2020 году сопоставимая цифра составляла около 11,1 млн долларов. Другими словами, чтобы сегодня быть таким же богатым по сравнению с другими американцами, каким был Трумэн в 1953 году, человек должен иметь собственный капитал около 58 млн долларов.

К тому времени, когда он покинул пост президента, Трумэн был не просто частью того, что мы теперь называем «одним процентом», но фактически находился где-то в верхней части этой конкретной демографической группы. Хотя его богатство было несравнимо с богатством плутократов его времени, вроде Рокфеллеров, Фордов и им подобных, но он, несомненно, был очень богатым человеком.

И богатство Трумэна значительно выросло в течение следующих пяти лет, именно в тот самый период, когда он лоббировал Конгрессе и общественность принять закон о пенсиях для бывших президентов, утверждая, что жил бы впроголодь, если бы не унаследовал семейную ферму от своей матери.

Насколько он стал богаче, показывает другой документ в файлах Бесс Трумэн: подсчет активов, который Трумэн провел в январе 1959 года, через пять месяцев после принятия Former Presidents Act. Этот отчет включает подробное описание вкладов президента, которые к этому времени включали диверсифицированный портфель акций и даже долю владения франшизой футбольного клуба NFL Los Angeles Rams, совладельцем которой был его давний друг Эдвин Поли (став президентом, Трумэн пытался назначить Поли министром по делам флота, но тогда министр внутренних дел Гарольд Айкс подал в отставку, обвинив Поли в том, что тот, находясь на посту директора Национального комитета Демократической партии, предлагал Айксу взятку в размере 300 000 долларов, если тот откажется от спора с властями Калифорнии касательно владения богатыми нефтью морскими территориями — прим. пер.).

В целом Трумэн подсчитал, что его собственный капитал составляет 1 046 788,86 долларов. Через шесть лет после ухода с поста президента он стал миллионером — и в то время, когда этот термин еще сохранял свое доинфляционное величие. Человек в 2021 году должен был бы иметь собственный капитал примерно в 74 млн долларов, чтобы быть таким же богатым, как Трумэн в 1959 году, по сравнению с другими американцами его времени.

Трумэн в 1960 году.

Трумэн в 1960 году.

Откуда все эти деньги? Личные файлы Бесс Трумэн, которые, среди прочего, содержат почти все годовые налоговые декларации семьи после того, как Гарри был избран в Сенат в 1934 году, позволяют провести подробный учет финансов ее мужа и показывают нам, что:

• За восемь лет пребывания в Белом доме Трумэн получил около 335 000 долларов (3,8 млн по курсу 2021 года) после уплаты налогов.

• Согласно его налоговой декларации, Трумэн заработал почти 300 000 долларов (2,95 млн по курсу 2021 года) на своих мемуарах после вычета налогов и расходов, а вовсе не 37 000 долларов, как он писал членам Конгресса, когда лоббировал введение пенсии для бывших президентов.

• За время своего президентства Трумэн заплатил приблизительно 83 000 долларов (943 500 по курсу 2021 года), чтобы приобрести более 400 акров земли, которая раньше была семейной фермой. Он продал почти всю эту землю вместе с еще 20 акрами, приобретенными в 1955 году, после ухода из Белого дома, примерно за 566 633 доллара (5,66 млн по курсу 2021 года). Через несколько недель после окончания президентства, еще не успев заработать деньги где-то еще, Трумэн заплатил 18 750 долларов, чтобы купить дом своей покойной тещи в Индепенденсе.

• Телеканал CBS, похоже, заплатил Трумэну 25 000 долларов — сумму, в пять раз превышающую годовой доход типичной американской семьи — за участие в программе Эдварда Марроу, в ходе которой он жаловался на свои проблемы с финансами.

• В налоговых декларациях Трумэна утверждается, что он заплатил более 265 000 долларов (2,56 млн по курсу 2021 года), в качестве профессиональных расходов в течение первых восьми лет после того, как покинул Белый дом. (Профессиональные расходы Трумэна включали помощь в написании и редактировании его мемуаров, а также стоимость аренды офиса.) Эта сумма предполагает, что налоговые декларации Трумэна в ту эпоху не выдержали бы никакой проверки.

При анализе этих документов также возникает существенный вопрос. Как Трумэн, став президентом с весьма ничтожным финансовым состоянием, меньше чем через 8 лет покинул Белый дом, сэкономив и инвестировав в общей сложности 501 750 долларов: 250 000 долларов в облигациях, 150 000 долларов наличными и около 101 750 долларов при покупке земли?

Общий официальный доход Трумэна после уплаты налогов в годы его пребывания в Белом доме составлял 335 500 долларов. Хотя основная часть его расходов на проживание покрывалась государством, он и его семья понесли некоторые значительные личные расходы в течение этих лет, например, на обучение его дочери в колледже. Таким образом, если принять во внимание консервативную оценку личных расходов Трумэна, разрыв между официальным президентским доходом Трумэна после уплаты налогов в размере 335 500 долларов и 501 750 долларами, которые он накопил и инвестировал за эти годы, равнялась 200 000 долларов, если не выше.

Как Трумэн за годы своего пребывания в Белом доме смог заработать дополнительно 200 000 долларов? Всего за несколько дней до начала его нового президентского срокав январе 1949 года Конгресс повысил годовую зарплату президента с 75 000 до 100 000 долларов, а также создал счет президентских расходов в размере 50 000 долларов в год (566 000 по курсу 2021 года), который, согласно тексту закона, был предназначен для «помощи в покрытии расходов, связанных или возникших в результате исполнения должностных обязанностей [президента]».

Стоит отметить две особенности этого счета: он не подлежал налогообложению, а Трумэн, списывая с него средства, не был обязан предоставлять какую-либо документацию относительно того, какие именно расходы он покрывает.

Оглядываясь назад, можно сказать, что это создавало возможность для злоупотреблений. И не только в ретроспективе: дебаты в Конгрессе по поводу создания счета показывают, что несколько законодателей пытались максимально тактично создать механизм, препятствующий неправомерному использованию средств счета. Но ни разу во время дебатов Конгресса по законопроекту никто не высказал предположения о возможности того, что президент может просто присвоить себе эти деньги.

В 1951 году, всего через два года после создания счета, Конгресс внес поправки в закон, чтобы сделать счет налогооблагаемым, а это означало, что в будущем информация о всех деньгах, полученные с него президентом, должна сообщаться в Налоговую службу. Трумэн подписал этот законопроект.

Но в своих налоговых декларациях за 1951, 1952 или 1953 годы он не сообщал, что какие-либо средства с расходного счета были конвертированы в личный доход. Через несколько месяцев после ухода с должности Трумэн сообщил Бесс, где оказалась часть денег с этого расходного счета: в депозитарной ячейке в Columbia National Bank в Канзас-Сити.

«Деньги в ячейке в Колумбии для экстренного использования», — написал он в черновике завещания в декабре 1953 года завещании, в котором он суммировал свои активы на тот момент. «Я хранил их в маленьком сейфе в Белом доме, пока был там. Это деньги из расходного счета на сумму 50 000 долларов, который не подлежал уплате налогов. Их нужно перевести в облигации, за исключением того, что вам нужно для немедленного использования».

В том же черновике он подтверждает, откуда внезапно возник огромный капитал семьи: «Облигации, земля и наличные деньги — все это из сбережений с президентской зарплаты и счета для покрытия расходов. Они должны обеспечить тебе и Маргарет (дочери Гарри и Бесс Трумэн — прим. пер.) комфортную жизнь».

Наиболее очевидное объяснение финансового состояния Гарри Трумэна заключается в том, что он просто присвоил себе все или почти все 200 000 долларов, которые Конгресс выделил на его расходы в качестве президента. И, как мы видели, Трумэн не платил налогов с этих 200 000 долларов, хотя по закону он был обязан делать это со второй половины своего второго срока. Важный момент здесь заключается в том, что во время президентства Рузвельта предельная ставка дохода, превышающего 100 000 долларов, составляла 90%. Если бы он тайно и незаконно дополнил свою зарплату доходами с этого счета (которые не облагались налогами), то Трумэн фактически удвоил бы свою зарплату, которая была одной из самых высоких в стране.

Трумэн со своей женой Бесс на крыльце их дома в Индепенденсе, штат Миссури.

Трумэн со своей женой Бесс на крыльце их дома в Индепенденсе, штат Миссури.

История о том, как Гарри Трумэн использовал президентство для собственного обогащения, и вводил других в заблуждение относительно своего финансового положения, поднимает несколько вопросов.

Например, повлияло ли присвоение Трумэном средств со счета для президентских расходов на его решение не баллотироваться на новый срок в 1952 году (поскольку ратифицированная в 1951 году 22-я поправка к Конституции, ограничивающая президентство двумя сроками, не распространялась на действующего президента, Трумэн мог пойти на третий срок— прим. пер.)? Тот факт, что в 1951 году Конгресс решил облагать налогом средства, снятые со счета, и что Трумэн не декларировал и не указывал каких-либо из этих денег в своей налоговой декларации, наводит на мысль, что он, как минимум, мог опасаться крупного скандала, если история со счетом станет достоянием гласности в разгар очередной президентской кампании.

Кроме того, какие факторы заставили Трумэна, вероятно, незаконно присвоить эти деньги, а затем, в годы сразу после своего президентства, обманывать общественность и Конгресс касательно своего финансового положения, пытаясь получить от федерального правительства деньги, в которых он на самом деле не нуждался?

Последний вопрос вызывает особое недоумение, учитывая, что Трумэн, судя по всему, прожил довольно скромную с финансовой точки зрения жизнь в течение почти 20 лет после ухода с поста президента и до своей кончины в декабре 1972 года. Например, в описи своих активов в 1959 году, дом, который принадлежал матери его жены и который в 1953 году стал первым и единственным местом жительства, которое Трумэн когда-либо купил, составлял менее 3% его имущества. И действительно, Трумэн потратил так мало денег на собственность, что, когда Бесс Трумэн умерла через десять лет после ее мужа, их дом практически обрушился.

Возможно ли, что на каком-то эмоциональном уровне Трумэн, который большую часть своей взрослой жизни провел в финансовой нестабильности, был неспособен признать, что теперь он очень богат? Не грызло ли его какое-то чувство негодования, когда он так яростно лоббировал льготы, которые, какими бы щедрыми они ни казались в контексте доходов обычных американских налогоплательщиков, были по сути тривиальной суммой для человека, накопившего столь большое состояние?

Но даже если отбросить поступки Трумэна и его мотивы, почему его историю о финансовых трудностях после окончания президентства, которая был весьма сомнительной даже на основе общедоступной информации в то время, столь покорно повторяли многочисленные биографы на протяжении многих десятилетий? Этот вопрос особенно важен, учитывая, что историю Трумэна даже сегодня продолжают преподносить как главное оправдание того, почему американские налогоплательщики платить миллионы долларов в год очень богатым людям, которые занимали пост президента США.

Мне кажется, что стойкость этого нарратива даже перед лицом противоречащих ему фактов, хорошо иллюстрируют своебобразную политику ностальгии. Вскоре после своей смерти в 1972 году Трумэн стал частью более общей волны культурной памяти, захлестнувшей Америку в эпоху Уотергейта (речь о Уотергейтском скандале, который привел к отставке президента Ричарда Никсона — прим. пер). Бум «канонизации» Трумэна был отмечен публикацией в 1974 году его устной биографии Plain Speaking за авторством Мерла Миллера, музыкального хита Harry Truman рок-группы Chicago , а позже в том же году биографической пьесой и последующим фильмом Give ’em Hell, Harry! с Джеймсом Уитмором в главной роли. Поскольку Уотергейтский скандал и его последствия доминировали в заголовках газет, американцы, казалось, тосковали по идеализированной версии этого прямолинейного уроженца Среднего Запада.

Теперь, почти полвека спустя, Дональд Трамп будет взимать с налогоплательщиков сотни тысяч долларов в год за «аренду» помещения для его офиса бывшего президента в его собственном доме в Мар-а-Лаго. Это лишь последниее и наиболее вопиющее нарушение Former Presidents Act — закона, который выделяет миллионы долларов государственных денег людям, которые использовали свой пост-президентский статус для накопления или преумножения огромных финансовых состояний.

И этот закон существует только благодаря удивительно успешной кампании Гарри Трумэна по сокрытию того факта, что он сам использовал должность президента, чтобы стать очень богатым человеком. Развенчание этого мифа должно послужить идеальным поводом для прекращения субсидирования образа жизни наших богатых и знаменитых бывших президентов.

Оригинал: New York Magazine

Автор: Пол Кампос, профессор университета Колорадо.

Перевел: Ян Веселов

P.S. Подписывайтесь на наши каналы в Телеграме: One Big Union и Intellectual Dump Site, а также паблик Красин в ВК. Если Вы хотите поблагодарить и материально простимулировать авторов канала, можете перевести деньги на карту Сбербанка (5469600022985568), Яндекс кошелёк, либо подписаться на регулярные денежные переводы на Boosty.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File