Написать текст
Мастерская Старца

Я сегодня гедонист.

Ian Drunk

Ночью в Одессе есть чем заняться.
Мы с ребятами, твёрдо в этом уверенные, вышли на главные улицы города, усеянные забегаловками и барами, но нас интересовало только второе. В моём брюхе таится гречка с курицей и жменя овощей — неплохое подспорье для борьбы с алкоголем.

Первый попавшийся бар нас разочаровал — за приятным, инновационным интерьером футуризма нам открылись баснословные, нечеловечески завышенные цены на выпивку, качеством на порядок ниже ожидаемого за такие суммы.
Слишком радиоактивно. Даже для нас — детей урановых плит главной площади родного города.

Пиво на ярмарке разбавлено​ водой, но для начала сойдёт. Следом — шоты по четверть сотни; настолько ровные ребята, что если приложить «уровень», то он покажет ноль по всем трём осям; прокуренные проходы между столиками и барной стойкой.

Давно заглядывали в «Шкаф»? Посмотрите как-то, возможно, обнаружите там меня с друзьями. На самом деле фирменное пиво не так плохо, как мой иммунитет к спиртосодержащим и им подобным. Бокалы осушены, мочевой пузырь опустошен — время двигаться в следующий бар.

Когда и если ваша молодость уже прошла, но кутёж всё ещё продолжает щекотать вены изнутри — не проходите мимо «Молодости» в ответ.

Три собаки и Ягодка берут три собаки и смородиновый кисель.

— Вы за рулём? — официант отреагировал на выбивающийся из ряду желатинистый напиток.
— Нет.

Кажется, что из нас четверых только Ягодка прочно стоит, укоренившись за штурвалом своей жизни. Остальные же просто плывут по течению. Хотя бы сегодня. Хотя бы сейчас.

Но главное, что не тонем.

«Собака» — это сродни дерзкой алхимической смеси вод преисподней, отцовских укоров, и горечи потери любимых с капелькой экзистенциального траура. Приблизительно так ощущает этот шот. Ваша ротовая полость, объятая пламенем сожаления о потраченных 36-ти банкнотах, неистово хлещет воду, чтобы позже понять, что стало только хуже.

— Куда дальше?
— Ещё четыре бара открыты и работают до утра.
— О'Нейл?
— Ещё есть «Морган», всегда хотела там побывать.
— Так пошли, но сначала нужно заглянуть в…

«Стим Бар».

Прямо перед входом у торца спуска в полуподвал сидит девушка в классических штанах, — в таких отец пришел на ваш первый звонок в первом классе — угольно-чёрные в белую тонкую полоску — и кремовая блузка с кружевами, контрастирующая с чёрными потёками туши, обрамляющими глаза исполненные грусти. Ваши действия?

— Вам помочь?

— Нет, всё в порядке.

— Не хотите чего-то?

— Нет.

— За наш счёт, само-собой.

— Всё-таки нет, но спасибо.

— Хорошей ночи, не грустите.

Иногда улыбка стоит больше, чем три Хиросимы и один «Давайте-Поэксперементируем».

Кто-то подметил, что в этом заведении много иностранцев, а бармен похож на участника группы “Black Eyed Peace”. Здравствуй, Вильям.

— Вы не подскажите, что пьёт девушка вот там, — я жестом показал на соседний диван.

— «Зомбилэнд» и один кастомный коктейль от меня, — с американским акцентом ответил нам бармен.

Когда нам принесли счёт мы поняли, что денег на ещё три запланированных бара нам не хватит и придется чем-то жертвовать.

— Куда дальше?

— Как куда?

«Мик О'Нейл».

Атмосфера типичного ирландского паба, (насколько может судить человек, ни разу не посещавший питейные заведения изумрудного острова) за исключением одной немаловажной детали — он был пуст. Когда вокруг дебош и неразбериха совсем не жаль отдать почти сотню за пинту хмеля, но сидеть в одиночестве, тишине и трезвости — противоположный полюс от того, который мы искали.

— А ближе к полуночи у вас людей по-больше бывает?

— Само собой! Сейчас уже всё отсыпаться пошли, только вон те ребята, — официантка кивнула на двоих посетителей, повисших над столом и почти цепляя бокалы носом и тихо ворнякающих, — уже два часа никак собраться и уйти не могут.

Так у нас завязался разговор с приятной женщиной, чья харизма не отпускала нас от заведения ещё час. Я люблю разговаривать с незнакомцами. Каждая жизнь — своя история, наполненная невероятными событиями, а если человек радушен — слушать приятно вдвойне.

За это время мы успели узнать о жизни за границей, плюсах и минусах брачных союзов с одесситами, особенностях и различиях поведения финнов, англичан, грузинов и прочих в питейных домах, о том, как шлюхи держали марку, имели ценности и цены, соответствовавшие наличию у них принципов, и об опошлении самой древней профессии, как бы парадоксально не звучало. Уходить не хотелось, но хотелось спать. А сон итожит и заключает цикл, ведёт от полузабвения к бодрости. Как если бы из состояние предсмертного морфинового дрёма ты плавно перетекал в жизнь.

Доброго утра.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Ian Drunk
Ian Drunk
Подписаться