Create post

Поиск призрака в доспехах или проблема кинематографических ремейков

Natalie Stelmashchuk

Голливудское стремление к повторениям добралось и до аниме. Вслед за Призраком, скоро стоит ждать «Death Note» от Netflix, а в ближайшем будущем и ремейк «Акиры». Хотя последний может и не состояться, если Призрак так и не докажет свою финансовую прелесть. Правда, если это не случится, то у фильма есть оправдание, связанное с тем, что Paramount рекламировала больше спецэффекты, чем сам фильм, и что совсем странно, не использовала для продвижения главную звезду — Скарлетт Йоханссон. Сама Скарлетт хоть и смотрится в фильме несколько тяжеловесно для идеально сконструированного андроида, но вносит свой вклад хорошей актерской игрой.

С актёрской игрой связано теоретическое отличие фильма от аниме, ведь в последнем её попросту нет — ответственность за визуальное поведение героев лежит на художниках-аниматорах. И за этого, фильм концентрируется на человеческих историях, а аниме использует аудиовизуальную атмосферу и философскую тематику. Но, несмотря на сюжетные отличия, произведения все равно слишком похожи, и в этом главная проблема.

Фильм повторяет ключевые образы предельно точно, даже создается эффект дежавю. Как мы помним, в «Матрице» говорили, что дежавю это ошибка системы. В реальной жизни дежавю это фикция, не бывает двух предельно подобных ситуации, мы просто воспринимаем их такими, сами приравниваем их в своей голове. Тоже происходит и в случае с ремейком вроде он и отличается по своей структуре, но все равно слишком сильно ассоциируется с оригиналом. В фильме все слишком выверено, и можно даже сказать стерильно, а, кроме того, и просто. Аниме же более запутанно, оно полно сюжетными и визуальными пробелами, которые и создают особую атмосферу. Если аниме можно сравнить со сном, то фильм, с попыткой его воссоздать в жизни.

В своё время Вальтер Беньямин критиковал кинофильмы, за отсутствие ауры физического оригинала. В случае с Призраком речь идет о потере не физической, а виртуальной ауры, что, в свою очередь, отсылает к симулякрам Жана Бодрийяра, копиям копий — того, что сложно определить. В этом плане, сюжет фильма является хорошей метафорой самого себя — главная героиня ищет в своем идеальном теле призрака, как и ремейк ищет свою особенность. Как мы помним, призрак проявляется через глюки, их в фильме как раз и не хватает. Не хватает ошибок, экспериментов, разрывающих связь с оригиналом. Не хватает творческого риска. Ясно, что если бы создатели фильма отказались от копирования, то скорей всего попал под критику ярых фанатов оригинала. Но все же попытка копирования, в свою очередь, более бессмысленна, как и попытка оживить былую любовь — не стоит пытаться вернуться туда, где ты был счастлив.

Интересно, но не странно, что именно в американском варианте вставили любовную тему. Голливудские фильмы всегда были пронизаны романтикой, как главным качеством инфантильного мировоззрения. Японцы тоже вполне могли это сделать ещё в оригинале, ведь когда в Японию попала книга «Ромео и Джульетта» она имела значительный успех, который даже выразился в переносе теории на практику — подобно персонажам Шекспира, несчастные японские влюблённые массово совершали самоубийства. Но все же в аниме была не романтика, а философский вопрос о том, кого можно считать личностью. Это тема есть и в фильме, там она строится на проблеме памяти.

Все мы зависим от памяти и развиваемся на её основе. И из–за памяти мы, хотим того или нет, становимся чем-то похожи на своих родителей, иногда совершаем те же ошибки что и они. Именно благодаря памяти формируется дружба, которая зависит не столько от качеств отдельных людей, а, сколько от совместно прожитых историй. Память сохраняет в нашей голове обиды, неудачи, страдания и, наконец, радостные моменты, делая нас, тем самым эмоционально и индивидуально особенными. Как было сказано героини фильма, найди свою слабость, и ты поймёшь, кто ты есть. И она находит себя благодаря воспоминаниям, причём как реальным, так и фиктивным, в конце решая балансировать на гране между ними.

В аниме проблема личности связана с проблемой искусственного интеллекта. Главный антагонист, Кукловод, осознав своё существование, хочет обрести истинную жизнь, а она для него заключается в развитии. Как сам он говорит, жизнь увековечивает себя через разнообразие, включая процесс жертвование собой, если это необходимо. И от главной героини он хочет вовсе не любви, а простого акта размножения, или если умными словами — взаимной эволюции. Кукловод способен на копирование, но этого для него мало, ведь копия — это всего лишь идентичный образ, он не ведёт к появлению оригинальности. Копия, для него, это статичная система, а значит и не жизни способная.

Хотелось, чтоб инициаторы и создатели бесчисленных ремейков поняли и приняли для себя эту мысль, ведь именно тогда в их произведениях будет не только финансовая, но и художественная суть. А если нет, то, главное, чтоб их количество не затрудняло знакомство с особой эстетической и культурной аурой оригинальных призраков.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
Natalie Stelmashchuk

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About