radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

ЯЗЫЧЕСКОЕ ЛЕТО: рассказ о мире в состоянии любви

Igor Lukashenok 🔥

1.

Однажды ты приедешь в свою деревню, заросшую кустами и травой, и поймёшь, что она хороша и нет на земле места лучше. Перед самым рассветом ты возьмёшь косу и топор, выкосишь траву, вырубишь кусты и упадёшь всей своей счастливой усталостью на поверженную зелень. Лёжа так, словно на душистой молодой женщине, ты станешь вспоминать детство, реку, загар, ссадины на ногах, соседа Ивана Андреевича, воровство гороха с колхозного поля… Тогда тебе казалось, что всё вокруг тебя большое. А сам ты был очень маленький и необычайно податливый. Много чего в ту пору тебя озадачивало и пугало. Ты придумывал истории про каждое дерево, стоявшее возле дома, про старый пруд, про деда Павла, умевшего подражать крику ворона. Как ты всего боялся! Как ты любил всю эту странность и дикость!

На твою щёку заползёт муравей и оставит на ней жгучий след. Ты осторожно смахнёшь его и улыбнёшься во весь рот тому, что природа говорит с тобой, тянется к тебе, хочет тебя. Солнце начнёт подниматься всё выше и выше, в кронах тополей устроят перекличку беспокойные иволги. Грудь твоя будет медленно подниматься и опускаться, но сердце забьётся в радостном предчувствии грядущего дня….

2.

На завтрак ты заваришь себе не кофе, а крепкий чай со смородиновым листом. Отхлёбывая из чашки растительную бодрость, ты вдруг поймёшь, что у тебе впереди целый летний день, что спешить абсолютно некуда, что можно делать всякое-разное и оставаться при этом самим собой. Ты с удивлением обнаружишь своё родство с окружающим тебя пространством. Самый высокий тополь, самая большая туча, самый порывистый ветер будут казаться тебе ровней и другом. Со временем ты станешь понимать язык птиц и угадывать погоду на завтра по заходу солнца. Но сегодня, в этот безоблачный сельский день, ты будешь слушать мир вокруг и тайно получать от него задания. Ты заметишь, что забор накренился, тёрн разросся, кровля прохудилась сразу в нескольких местах. За исправлением и реставрацией ты встретишь свой первый вечер в деревне.

На следующий день тебе придёт в голову мысль посмотреть на женщин из районного центра и купить душистого живого пива. Ты быстро соберёшься и отправишься в Берестеево …

3.

Любой мужчина, хоть раз проезжавший Берестеево, знает необычную красу и лукавые повадки здешних девушек и женщин. А если какому мужчине посчастливится попасть в Берестеево жарким летом, то он вдоволь насмотрится на длинные волосы, высоко оголённые ноги, открытые налитые груди и смелые взгляды местных уроженок. Никакая власть, никакие политические и социальные испытания не смогли выбить из этих дикарок природное свободолюбие и охоту до мужчин. Нельзя точно утверждать, что в Берестеево всякий мужчина добудет себе хорошую жену, но благодарная любовница ждёт здесь всякого, кто не робок и не скуп на подарки.

Такси привезёт тебя на главную площадь села, к затерявшемуся в липах и акациях памятнику Ильича, не единожды обстрелянному из самого разного оружия — от пистолета Макарова до хулиганской рогатки. Ты засунешь руки в широкие карманы льняных брюк и пойдёшь по обочине центральной улицы, разглядывая машины и женщин, что будут двигаться тебе навстречу. Ты станешь изучать смешные вывески магазинов, покупать мороженное и пирожки, щуриться от полуденного солнца и подслушивать разговоры пьяниц и стариков, прячущихся в тени деревьев. Тебе обязательно захочется подстричься, чтобы узнать у какой-нибудь Веры Михайловны или Любови Семёновны последние сельские новости. Стричь тебя будут долго, будут расспрашивать о городе, работе и семейном положении. Половину ответов ты придумаешь, другую половину перемешаешь с правдой. Тебе всё сойдёт с рук за шутки, молодость и принадлежность к мужскому роду. День перевалит через середину, и ты отправишься в летнее кафе на кружку холодного пива.

Проходя мимо хозяйственного магазина, ты заметишь через открытую дверь трепетные губы и блестящие глаза, которые поглядят на тебя весело и приветно. И ты, конечно, зайдёшь в этом магазин и завяжешь с его приветливой нимфой разговор о какой-нибудь хозяйской безделушке.

— А есть ли у вас энергосберегающие лампочки?

— Да, конечно… Пройдите… Вот сюда, вот сюда…

И она пойдёт вглубь магазина, и ты последуешь за ней …

— Вот тут они у нас, внизу…

Она наклонится к полке с товарами легко и естественно, без стеснения показав тебе свой сочный зад, обтянутый тонкими летними джинсовыми шортами. Ты захочешь тронуть этот чарующий зад рукой, едва удержишься, и встретишь её хитрую лучистую улыбку.

— Это всё, что есть… Смотрите, выбирайте, — скажет она с лёгким придыханием и закатит блестящие глаза к потолку. Ты ответишь ей остроумной шуткой, которую она не поймёт, но всё же улыбнётся и чуть прищурится, став ещё желаннее и краше.

— Обязательно загляну к вам ещё.

— Заходите, пожалуйста. Мы всегда рады…

— А как вас зовут?

— Анна …

— Я запомню.

Она не ответит, но снова улыбнётся так непосредственно и, вместе с тем, соблазнительно, что ты захочешь взять её с собой в деревню на день, на неделю, на всю оставшуюся жизнь…

На речном пляже, в тени ив ты откроешь бутылку газированного кваса и будешь лениво наблюдать за купающимися подростками. Худые и угловатые тела мальчишек будут почти невинно играть с округлыми и опасно обнажёнными девичьими телами. Вдалеке, за спинами этих юных прожигателей жизни, промчится на высоких подводных крыльях «Метеор-218». От него к берегу подойдёт мутная волна и выбросит на пляж ракушки, мелкие сучки и черепки бутылок. За ивовыми кустами послышится громкий разговор и раскатистый смех. Ты поднимешь голову и увидишь компанию женщин и мужчин, которые незамедлительно разденутся и все вместе пойдут к реке, побросав одежду прямо на песок. Потом, мокрые и весёлые, они разведут костёр, станут печь на нём сардельки и запивать их красным вином.

Тебе захочется в воду. Повесив одежду на ветви согнутой ивы, ты медленно пойдёшь к реке. Женщины у костра и девочки-подростки будут с интересом наблюдать за тобой, оценивать твою фигуру и немного фантазировать на твой счёт. Сначала вода покажется тебе холодной, потом ласковой, и настанет миг, когда ты отдашься ей всем своим существом, войдёшь в её тёмное лоно всей своей здоровой и сильной плотью. Проплыв с десяток метров, ты полностью окажешься в её колеблющейся власти, под присмотром солнца и женских глаз.

4.

В свою деревню ты вернёшься к вечеру с тремя литрами пива и жаркими мыслями о нимфе из хозяйственного магазина. Теперь она будет всюду тебе чудиться. Посмотришь на яблоню и вспомнишь о её волосах. Упадёшь на мягкую копну сена и представишь её высокие груди. Возьмёшь в рот соломинку и замечтаешь о её малиновых губах. «Хороша, хороша, хороша», — застучит в твоей хмельной от пива и вечернего воздуха голове. С этими мыслями ты и твой деревянный дом, построенный в середине прошлого века, провалитесь в тихую бездну июльской ночи.

Тебе приснятся женщины из райцентра — молодые, опытные, с детьми, пьяные, полуголые, улыбчивые, манящие, дерзко виляющие тугими грудьми и задами. Словно Дионис к менадам, ты будешь подходить к этим женщинам с разных сторон, трогать их, гладить и целовать всюду, куда упадёт твой алчущий плоти взгляд. Ни одна из них не оттолкнёт тебя и не побрезгует твоими ласками. Ты будешь ходить среди этих податливых женщин, словно бык среди пёстрого стада. Они позволят тебе задирать подолы своих летних нарядов, дадут покусать прохладные ягодицы, согласятся на проникновение твоих пальцев в узкие трусики. Ты станешь вдыхать аромат их выбритых и основательно заросших лон, дурея от нарастающего желания…

Совершенно случайно ты отыщешь среди разнообразия податливых женских тел знакомую фигуру нимфы из хозяйственного магазина. Она, всё такая же улыбчивая и раскрепощённая, первая подойдёт к тебе и поцелует так искренне и страстно, что твои чресла мигом нальются кровью и желанием. Затем она возьмёт твою вздыбленную плоть в свою сильную, но нежную руку и так поведёт тебя прямо в ближайший сквер… Проснёшься ты с улыбкой на лице и ещё долго будешь лежать счастливый, наблюдая в окне медовые пятна восхода на листьях и стволах деревьев.

Когда-нибудь ты непременно наносишь с пруда воды и жарко натопишь баню. Для тебя, жителя глухой деревни, баня станет вторым домом. В бане мужская твоя сущность потянется к мечтаниям и сладким грёзам. Ты полюбишь баню, как женщину — жаркую, влажную, колдовскую — в которую с трепетом входишь, а выходишь лёгким и сильным, словно заново родился. Банный жар с веником из берёзы и водой из реки унесёт тебя в дальние дали, к предкам, к началу, к Яриле и Макош.

Тебе повезло начать мыться в бане с шести лет. Впрочем, признайся, что полюбил ты её не сразу. Слишком жаркой казалась она тебе в детстве, чересчур влажной. Приучала тебя к ней мама, а после неё старший брат, который отслужил своё в армии и любил поддать парку. Годам к четырнадцати, когда в твои сны стали наведываться женщины разных возрастов и социальных положений, ты смог по-настоящему оценить и прелесть русской бани. До неё, как до женщины, необходимо дозреть. И тогда вся она раскроется, приветит, отдастся…

Много уже сказано и ещё будет сказано об исцеляющей природе русской бани. В ней живёт особый дух, призванный изгонять из человеческого существа расстройства и недуги. Ты заходил в баню с головной болью, с простудой, с неврозом и всегда получал облегчение. Лучше всего ходить в баню с молодой женщиной, которая особенно близка её целительному духу. В бане красота молодого женского тела становится ещё очевиднее. Но этого уже нельзя описать. Можно только пережить эти парные минуты, эти миги духовного и телесного блаженства.

В бане тебе пригрезится она — прекраснозадая нимфа из хозяйственного магазина. Она выйдет к тебе из–за печи в одежде Евы и с улыбкой Мерлин Монро на розовом от жара лице. Ты сразу же протянешь руку к её налитой груди и сожмёшь пальцы под вишнёвым соском, а свободной рукой станешь гладить наспех выбритое лоно. Ваши губы мгновенно встретятся, ноги задрожат от наслаждения, запахи тел сольются в аромат любви. Довольно скоро она застонет от твоих ласк и повернёт навстречу твоей алой от желания плоти свой изумительный зад….

Вот что привидится тебе в банном жару. Рука твоя от таких видений заёрзает по вздыбленному окончанию, губы разомкнуться, а глаза уйдут к потолку. И так, и эдак будешь ты вертеть в своём воображении нимфу из хозяйственного, а потом вдруг почувствуешь, что снизу (из самых, быть может, глубин матушки-земли) по твоим ногам стремительно поднимается волна благодати. И это будет означать твоё близкое, радостное и бурное разрешение семенем жизни.

5.

А какие чудесные открытия ждут тебя в летней деревне! Ты узнаешь, что полудни и вечера бывают здесь пустынно тихи. Настолько тихи, что возможно различить слова, произнесённые в другом конце деревни. Ты откроешь для себя чудо рассветов с иволгами и закатов с перепелами. Ты научишься носить воду с колодца и растоплять глинобитную русскую печь. Руки твои станут жилистыми и ловкими, покроются защитными мозолями и загаром. Ты станешь рано ложиться и также рано вставать, переполненный энергией новых идей.

Однажды вечером в доме напротив зажжётся свет и не погаснет до глубокой ночи. А на следующий день у колодца тебя встретит рыжеволосая женщина с неумелыми городскими руками. Ты поможешь ей достать воды и разузнаешь, как занесло её в это блаженное захолустье. Она скептически улыбнётся, поправит рыжие волосы, закурит и расскажет тебе историю о своей работе на телевидении, о мечте написать роман, о поиске и покупке дома вдали от столичного шума. Ты будешь слушать её и понимающе кивать головой. Конечно, ты сразу же пригласишь её к себе в гости, а она и не подумает отказаться, только посмотрит на тебя подёрнутыми туманом глазами и пойдёт впереди, зная, что ты будешь мысленно обнажать её стройные и такие правильные в движениях ноги.

Вы до ночи проболтаете за чаем и коньяком, одновременно замёрзнете, затопите печь и, не сговариваясь, начнёте раздеваться… Тебе понравится брать её сзади, слегка придерживая за вьющиеся рыжие волосы. Ей захочется скользить по твоей вздыбленной плоти и по-змеиному раскачиваться над тобой, умоляя от том, чтобы ты подольше сдерживал семя, говоря о ней вслух всё самое низменное и грубое. Постепенно страсть и полная раскрепощённость этой женщины станут для тебя столь же необходимы, как утренний клич петуха, скрип половиц под ногами и обжигающий холодом глоток колодезной воды.

Вскоре она окончательно переберётся под крышу твоей избы и станет владелицей отдельной комнатки с видом на просёлочную дорогу. Ей понравится писать и мечтать в этой полутёмной келье с крашеными половицами и ковром на стене. Здесь ты не раз будешь отвлекать её от компьютера, целовать, раздевать… Ты прочтёшь ей свои лучшие стихи, а она сочинит длинное эссе о бесстыдной любви к тебе. Вы привыкнете ходить по дому голыми и уступать желанию во всех его уголках. В саду поспеют ягоды, которыми вы станете кормить друг друга в знойные полдни, скрываясь от посторонних глаз в густых зарослях тёрна и хмеля. Услышав с утра стрёкот сороки, вы будете готовиться к вестям или приезду гостей. Настойчивый крик совы предупредит вас о трагических переменах.

В конце июля вы сложите из земли и речных камней алтарь, посвятив его всем духам природы. Вы польёте алтарь вином и обсыплете ягодами, станете вокруг него танцевать, надев венки из хмеля, и петь гимны собственного сочинения. С каждым днём вы будете всё больше узнавать друг о друге, высказывать друг другу самые потаённые свои мысли и желания. Роман твоей нимфы с рыжими волосами будет становится всё толще, а твоя страсть к ней всё изощрённее и зрелее. Ты с нетерпением будешь ждать каждой новой главы, предвкушая неожиданные скачки сюжета, похожесть одного из мужских персонажей на тебя и эротику на грани фола.

6.

В августе твоя рыжеволосая подруга (назовём её Мария) уедет на несколько дней в город, а вернётся в компании другой женщины, которая представится Кристиной. Эта молодая брюнетка с блестящими глазами довольно скоро примет условия вашей игры. Начнётся другая, наполненная свежей страстью, подозрениями и открытиями, часть твоей летней жизни в деревне.

Жить с двумя, тремя и более женщинами — это значит взять на себя роль арбитра в их непрестанных интригах и поединках за место примы. Цена любовного разнообразия, даже в сугубо добровольном союзе — душевная бдительность и героическая борьба за хрупкий мир. Только так можно удержать в единстве людей с разными судьбами и темпераментами. Не стальной волей, но медовым обаянием ты будешь склонять своих женщин к совместному бытию.

Днём вы будете всецело отдаваться любимым и необходимым занятиям. Мария продолжит писать роман, в котором к твоему большому удовольствию появится новый женский персонаж. Живой прообраз этого персонажа будет прибирать дом, готовить экзотические блюда из огородных культур и соблазнять мужское население деревни своей выдающейся и редко скрываемой бюстгальтером грудью. Ты, в свою очередь, займёшься пополнением бюджета вашего тройственного союза и всей грубой мужской работой, связанной с обустройством жилого пространства. Но вечера и ночи вы будете проводить в предельной близости…

Вы полюбите читать, заранее распределив роли, пьесы афинского триумвирата, елизаветинцев и экзистенциалистов. Постепенно ты начнёшь режиссировать эти спонтанные читки, помогая своим актрисам ярко проявить то, что любезно одолжила им природа. Они будут живо и непосредственно откликаться на твои художественные предложения, страстно входить в роли, выражая голосом рефлексию, борьбу и победу над вымышленными обстоятельствами.

С каждым днём в тебе всё прочнее будет утверждаться мысль о том, что мужчины и женщины должны дарить любовь не кому-то одному, но многим — целому миру, вожделеющему самого себя. Твоя чувственность за это, пусть и скоротечное, лето разовьётся и созреет настолько, что ты всерьёз задумаешься о большом письменном труде на тему влечения всех ко всем.

7.

По вечерам, в саду, при полной луне вы будете устраивать настоящие мистерии, призывая к соучастию дух самого августа. Ваши голые тела станут мелькать среди деревьев и кататься по влажной траве, то сливаясь в одно любовное существо, то весело преследуя друг друга в прохладном сумраке. Одна из таких мистерий закончится исчезновением Кристины. Она словно растворится в траве, листьях и наступающей ночи. Так вы с Марией поймёте, что лето готовится к исходу в область легенд.

Пройдёт ещё много солнечных дней. Вас также сильно будет тянуть друг к другу. Ни сумасшедшие новости, ни пресловутая скука сельской жизни, ни внутренние страхи, ни внешние угрозы не смогут вывести вас из счастливого равновесия. Вы наконец-то познаете радость жизни без тревог и огорчений. Мысли о творческой неудаче и возможной разлуке, о болезни и смерти больше не отнимут у вас жизненных сил. Вы, вдруг, поймёте, что больше никуда не опаздываете и ничего не упускаете. Вам откроется настоящая полнота мига — одна и та же полнота в любой точке земного шара. Это важное открытие, которое вы сделаете в перерывах между любовными играми и чтением пьес, станет пожизненной тайной вашего союза.

Однажды на закате, в один из последних дней августа, Мария позовёт тебя в большую комнату и скажет, что её роман дописан и она хотела бы читать тебе его всю ночь. Вы усядетесь прямо на пол, откроете бутылку вина и распахнёте створки одного из окон, чтобы луна, звёзды, притихшие берёзы и прочие жители ночи могли слышать каждое слово…

— Тебе грустно без нашей Кристины?

— Грустно? Нет. Я наполнен воспоминаниями о ней.

— В моём романе она должна была умереть.

— Я это почувствовал, когда прочёл девятую главу.

— Но я передумала.

— Почему?

— Я боялась, что сделаю ей больно.

— Она бы всё поняла…

— Мы этого никогда не узнаем. Наша Кристина…

— Давай за неё выпьем!

— Давай.

Смочив губы испанским вином, Мария приступит к чтению романа. Ты будешь слушать её и думать о своём, подливать в бокалы Tempranillo и наблюдать за движением луны. Из распахнутого окна время от времени будут доноситься таинственные звуки ночи. Лицо Марии в свете лампы с фиолетовым абажуром покажется тебе особенно выразительным и пластичным. Ты потянешься к ней с поцелуями, вновь очарованный её вьющимися рыжими прядями, восточными бровями, пухлыми и всегда чуть обветренными губами. Она станет шутливо отбивать твои эротические атаки, кропя вином старый ковёр и путаясь в строчках. Ближе к рассвету вы заснёте в объятиях друг друга, так и не дочитав рукопись до конца…

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author