Написать текст

Мир после гуманизма, или общество информобионтов

Igor Lukashenok

Чем дольше живёшь среди людей, чем больше наблюдаешь за сменой веяний и настроений, чем глубже проникаешь в актуальную действительность, тем сильнее хочется обобщать, делать выводы, делиться своими мыслями с другими. Так и это эссе возникает на моих глазах из опыта жизни в размышлениях. Я хочу говорить в нём о тех проблемах, которые заботят сегодня всякого представителя человеческого рода, если он действительно считает себя человеком и желает собратьям мира и процветания.

Сегодня многие интеллектуалы говорят, что гуманистический проект закончился и на мировой сцене появился какой-то другой проект, лик и характер которого нам ещё предстоит рассмотреть и постигнуть. Но, быть может, мы и сегодня способны уже предугадать в какую сторону подует ветер. Очевидно, что наше общество стаёт всё более расчётливым и прагматичным. Многие считают такое положение дел замечательным и связывают его с прогрессом в области медицины, развитием высоких технологий и оптимизацией рыночных отношений. Конечно, сложно что-либо противопоставить таким кричаще позитивным явлениям нашего времени как увеличение продолжительности жизни, качественное улучшение коммуникации, рост числа доступных товаров и услуг. Если не задавать себе лишних вопросов и принять всё происходящее в наше время с восторгом, то отпадает необходимость писать эссе критического характера. А я вот пишу. Но для чего?

Для того, в первую очередь, чтобы поделиться своими опасениями. Мир без гуманизма, сделавший ставку на комфорт и техническое совершенство, кажется мне предельно уязвимым. Только подумайте, какая беда может произойти с людьми, которые захотят исключить из своей жизни всё, что с их точки зрения является обременительным и ненужным. Они постараются уничтожить стыд, ибо он мешает осуществлению запретных желаний. Они перестанут размышлять, ибо размышление отнимает драгоценное время и заставляет сомневаться. Они позабудут искусство написания и чтения поэзии, ибо оно уводит в метафизику, но совершенно бесполезно с материальной точки зрения. Что же станет в итоге с этими беспечными людьми? А станет то, что они превратятся в очень простой, движимый только насущными желаниями и лишённый воображения вид млекопитающего, который будет агрессивно и безжалостно бороться с себе подобными за место под солнцем. Разве не это мы наблюдаем уже теперь в среде подрастающего поколения, оценивающего человека по одёжке и ни во что не ставящего наличие у него собственных мыслей.

И всего прискорбней то, что в мире после гуманизма становится нормой насмехаться и всячески издеваться над теми представителями человечества, которые занимаются науками о духе. Их важную и не всегда заметную работу считают чем-то лишним, ненужным, банальным. У этих людей сокращают заработную плату и отбирают рабочие места. Делается всё, чтобы свести до минимума их влияние на общество. Конечно, этому варварскому поведению есть простое объяснение. В мире после гуманизма, где господствуют материальные ценности, не предусмотрено вакансий для тех, кто может подняться над материальным и показать человеку его истинную величину. Гуманитариев презирают, от них отрекаются как от зачумлённых, называют лузерами и безумцами. Утилитарно-прагматическое мышление наших современников не может осознать той значительной роли, которую играют в обществе эти, выражаясь в терминах соцреализма, инженеры человеческих душ. Легко и, одновременно, страшно представить себе общество победившего прагматизма. Перед глазами сразу встают кадры из фильма Жана-Люка Годара «Альфавиль», где показана мрачная жизнь людей в городе, управляемом компьютерной системой.

Да, уже теперь человек из сложноорганизованного индивида с пугающей скоростью превращается в информобионта, то есть в существо, которое в первую очередь беспокоится о физическом комфорте и доступе к информационному потоку. По-настоящему такого человека заботят лишь телесные ощущения и виртуальные новости, которые составляют единственный смысл его примитивной, лишённой гуманистического объёма, жизни. Такой человек не только легко управляем алчными мира сего, использующими его невежество и страх физического дискомфорта в корыстных целях, но и лишён внятной жизненной перспективы. Не способный заглянуть дальше компьютерного монитора и дисплея гаджета, информобионт живёт по диктовку мгновения, оценивая действительность крайне предвзято и субъективно. Эта его потребительская узость может вылиться во что угодно: в бытовой цинизм, в социальную апатию, в самоубийство, в приказ о пуске ракеты с ядерной боеголовкой. Именно поэтому мир после гуманизма — это предельно хрупкий мир.

Человек нашего времени, перерождающийся в информобионта, почти утратил осмысленное представление о своём месте в истории и природе. Ему кажется, что всё окружающее предназначено для удовлетворения его мелочных запросов. Простая мысль о взаимосвязанности человеческих поступков с многослойной тканью бытия не часто посещает его перегруженную низкосортной информацией голову. Отсюда берёт начало его безответственность и моральный релятивизм, ничего общего не имеющий с трезвой оценкой людей и положений. Информобионту абсолютно плевать, что скажут о нём потомки. Не уважая человеческое достоинство в себе, он и ни в ком не станет его уважать. Намеренно расплывчатые отношения информобионта с насущной реальности являются для него хорошей защитой от всякого рода принципиальности. Он не стремится делать окончательного выбора, всячески оттягивает момент социального взросления и не хочет ни за что отвечать.

В мире после гуманизма бытует мнение, что можно достичь благополучия в одиночку, стать абсолютно независимым и свободным. Однако жизнь, как показывает наблюдение и опыт, бросает людям коллективные вызовы. Тем самым она даёт нам понять безусловное преимущество эпического пути развития над эгоистическим. Удивительным образом сегодня, когда сообщение между людьми достигло мыслимого предела, исчезла радость и полнота этого сообщения. Имея возможность разговаривать и списываться со всеми, современный человек ни с кем по-настоящему не дружит, ибо не умеет ощутить важность беседы, не придаёт значения тем смыслам, которые заключает в себе конкретная коммуникативная ситуация.

Относительно общества информобионтов у меня нет больших оснований для оптимизма. Но у меня есть вера в разумные силы мира, в тех немногих людей, которые сопротивляются массовому опрощению и вынашивают идею духовной революции. Эти люди живут во всех уголках нашей планеты и прямо сейчас готовят себя к решительной битве за новый мир. Я желаю встречи с ними и готов предложить им посильную помощь. Только объединённые усилия гуманистов и людей доброй воли разных стран и национальностей способны, на мой взгляд, разорвать тот информационно-денежно-развлекательный круг, в котором оказался замкнут творческий потенциал нашей эпохи.

_________

Цивилизация может погибнуть от природной катастрофы, а может уничтожить себя сама. В мире после гуманизма, где человеческая жизнь ужасно обесценилась, где смерть человека превратилась из печального события в повод для изощрённой насмешки, где каждому есть дело только до себя, где давно исчезло доверие и сострадание, апокалипсис наступает каждый день. И совсем не важно каким способом будет уничтожен образ постгуманистического мира. Важно, что его уничтожение проложит путь чему-то принципиально иному и, надеюсь, более гуманному. Над пепелищем взойдёт новое солнце и мир снова наполнится любовью.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Igor Lukashenok
Igor Lukashenok
Подписаться