radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

О литературном псевдоискусстве: перевод эссе украинского культуролога и поэта Ольги Мальченко

Igor Lukashenok

Позорный лозунг «что продаётся, то и является искусством» подтверждает полную идейную деградацию современного литературного дискурса. Однако насколько же надо было перевернуть и зарекламировать мир человеческой индивидуальности, чтобы она променяла свободную жизнь на «силу бабла» и поддерживала эту узкую и ненадёжную «правду», лишая себя самого святого — мечты и независимости, заменив истинное его низкопробным эрзацем. Я считаю, что это равноценно узакониванию зла. Самое печальное, что на этот «художественный» проект, на эту дегенеративную культуру ведутся люди, которые могут почувствовать больше, которые в определённой степени приближены к художественному восприятию. Но через подмену ценностных ориентиров (иметь статус, а не быть собой) повторяют штампы сознания толпы — «куда все, туда и мы».

Распространилось нежелание и неумение понять, что является мейнстримом, а что contr- , что называется свободой, а что клеткой, что игрой, а что истиной… Некоторые объясняют это тем, что истина у каждого своя. Но нет… «Истина — это то, чего не существует» (Т. Адорно). То есть чистый иррациональный мир, вне материи, который так и остаётся недосказанным, доступным только носителю мечты…

Постмодернизм раскрутили как рекламный лейбл для уничтожения критического мышления и стимуляции потребления на всех уровнях. Шокирующее, то, на чём играет постмодернизм, на самом деле не является новым! Шокирование — это не мечта, и даже не удивление, это только шоу… А то, как использует этот приём современное искусство, вообще похоже на преступление: презентация самых низменных, безобразных состояний человеческого тела и сознания. Низость и унижение (дегуманизация) господствуют в этом перевёрнутом мире — только бы добыть с этого материальную или социальную выгоду.

И главное — это всё мотивируется мифом, что такое положение дел по нраву большинству: это читают, покупают. Но это всего лишь сказка для укрепления системы. Точно так же было и с соцреализмом. Я, как библиотекарь, могу утверждать — литературу такой низкой пробы никто читать не хочет, тем более — покупать! Почти вся «заказная книга» остаётся непроданной — ее присылают в библиотеки, или, как это делает «Союз писателей» — по образцу советских времён –насильно пополняют книжные полки библиотек. И обязательно в трёх экземплярах — чтоб было! Как будто количество способно заменить качество. Со временем это списывается. И никто не помнит ни автора, ни книги…

Сам художник, ставший псевдохудожником, уподобился обычному клоуну, которому необходимо знать, что хотят видеть (почитать, а затем — заказать) обычные люди, придерживаться неписанных законов рынка и продолжать делать массовую жвачку «для стада». Вообще роль художника в таком мире стирается, такой «культуре» художник не нужен — скорее менеджер, который неплохо изображает харизму, знает несколько эпатирующих приёмов и умеет договориться. Именно договориться… с заказчиком. Да, говорят, у него «свой» стиль «рекламы», который, кстати, основан на плагиате и заимствовании. Но ничего… он «свой», так как знает что делать (писать), то есть — полностью управляемый. Искусственно разрекламированные, такие псевдотворцы обречены на вырождение творческого начала.

Сейчас слишком много «талантливого» приспособленчества, но слишком мало критичных и свободных умов. И потому псевдоискусство продолжает утверждать мир торговли — его так называемых «истин» (хотя, на самом деле, высшую истину невозможно расщепить, не став при этом лицемером и предателем), подсознательно и прямо насаживая людям миф, что всё можно купить. Утверждение мира вещей и материальных ценностей осуществляется методом открытой пропаганды. Что самое печальное, они (псевдохудожники) всегда будут спекулировать человеческой духовностью, самыми важными смыслами жизни и даже смертью.

Само искусство (оно, конечно, никуда не исчезло — как и природу, его невозможно уничтожить) становится всё более герметичным, словно прячется от того ужаса, который творится от его имени. Поэтому оно становится доступным только узкому кругу маргиналов, которые ещё верят в мечту и в иной — истинный и одухотворённый — мир настоящего творчества.

А чего только стоит заказная литературная критика — низкопробный уровень произведений даёт то же самое — бездарную писанину, которая ставит своей целью закрепление потребительских маркеров в сознании читателя. Именно поэтому «стаёт невыгодным» быть настоящим профессионалом и говорить правду, так как это не приносит материального подтверждённого существования. А поскольку социальный статус и деньги становятся выше самого человека, его искренности и естественности, дискурс современной литературы (и вообще искусства) насквозь пронизан мерзостью — извращён теми, кто сознательно соглашается с таким положением вещей.

И труднее всего смириться с миром тех людей, которые живут схемами, наперёд определёнными, как они говорят — безопасными и прочными (ведь так все делают). Именно такими в большинстве своём являются главные потребители массового псевдоискусства эпохи макдональдса, где всем необходимо «расслабиться» и «отдохнуть». Все эти схемы, как правило, неотделимы от финансов — что дорого, то и хорошо. Сама стихия искусства (его природа) кажется слишком «бесплатной». Но на самом деле, это едва ли не единственный выход из абсурдного социального мира и способ возрождения умирающей духовности. Ведь речь идёт никак не об отдыхе, а о первоначальном свободном состоянии души — Искусстве.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author