Написать текст

Первобытный экстаз, природный хаос, или что такое сакральная оргия: перевод статьи украинского культуролога и поэта Ольги Мальченко

Igor Lukashenok 🔥2
+5

Ужас человеческого бытия заключается в сосуществовании
цивилизованного и животного начал, которые вынуждены
уживаться, но давление не может нарастать бесконечно,
поэтому рано или поздно наступает время освобождения — оргия.

П. Бугро

Слово «оргия» (др.-греч. ὄργια — мистерия), заимствованное латинским языком (orgia), считается чисто греческим и не имеет аналогов в других индоевропейских языках. Первоначальное значение этой лексемы — таинство перед очищением. Со временем слово поменяло свой смысл — в древнегреческой мифологии оргиями назывались празднества, посвящённые культам Диониса и Деметры, позднее оргиями стали называть любую чрезмерность — в еде, сексе и даже в убийствах. Но во времена Древней Греции слово «оргия» никогда не утрачивало своего изначального смысла — соединение с природой. Рим, унаследовавший греческие традиции, извратил восприятие и слова, и содержания эротической оргии. По моему мнению, именно отсюда берёт начало современное восприятие и практика оргий как беспричинного буйства, распущенности и безумства плоти.

Сразу замечу, что исследований по данному вопросу довольно мало — есть лишь единичные упоминания или отдельные разделы в научных трудах, которые реконструируют остатки знания про первобытные ритуальные совокупления. Интересно, что под оргией понимают не только групповое совокупление: в само понятие «ритуальная оргия» входят практики, которые посвящены определённым культам, предполагавшим массовость. Таким образом, это могла быть мастурбация (групповая или публичная), ритуальный половой акт или совокупление одного человека с определённым количеством партнёров и так далее (например, во времена Древней Греции были известны лесбийские оргии).

Впрочем, оргия не всегда являлась групповым половым актом. Скорее всего, это связано с дальнейшей подменой и символизацией акта — с его созерцанием, имитацией и так далее. Проявление оргийной свободы связано с уровнем цивилизационного развития отдельных обществ, где позднее все прямые оргаистические акты были ограничены, а потом заменены на символические. Но, несмотря на символизм, остатки оргаистических элементов несли в себе духовноочистительную функцию. Без этого оргия не может состояться. Даже если она осуществлена физически. Как и всякий ритуал, оргия должна сопровождаться катарсисом и инициацией в определённый вид опыта.

Из этого следует, что оргия является культурно-цивилизационным «изобретением», которое на самом деле лишь отображает полигамную природу человека. Во времена промискуитета, когда не существовало запрета на свободное совокупление, не существовало и оргий — они были не нужны, так как не происходило накопления такого количества психоэротической энергии. Первые оргии возникли в период перехода человека к аграрной системе — именно тогда зародился моногамный брак и все прочие элементы нашей цивилизации, которая не только стимулировала «окультуривание» индивида, но и вела к расколу естественного человека. Поэтому он бессознательно входил в так называемые животные состояния, чтобы восстановить связь с природой. Позже, установив причину, более развитые цивилизации с усложнёнными религиозными системами трансформировали оргии в священные ритуальные практики. Оргия как бы открывала иной мир, от которого человек должен был отказаться, и являлась попыткой «избежать того, что было ещё более небезопасным» (П. Бугро).

Кое-где ритуальные массовые оргии содержали элемент принуждения: как замечает Р. Каюа, отказаться от них было невозможно. Излишек подобных утех можно пояснить регламентированностью власти (жрецов), которая в определённые дни (и только в эти дни!) давала разрешение на всё (и даже на то, чего не хочешь). Хотя оргия и была чуть ли не единственным светлым хаосом древних людей, она, вместе с тем, имела чёткую цель и сценарий событий. Сами оргии не были частыми и беспричинными — только два-три раза в год. Как пишет М. Элиаде, оргаистическим действам предшествовал суровый пост — как в еде, так и в половых отношениях. С одной стороны, это усиливало действие самого праздника и его ожидание, а с другой — искусственно вызывало голод, половую жажду — как неконтролируемую энергию, без которой сакральное оргаистическое очищение не смогло бы осуществиться.

К тому же, оргия снимала все табу — например, запрет на инцест. Наделяя правом на любую свободу, это создавало бинарную психологическую оппозицию (двойную мораль) и помогало власти прививать сознанию такие моральные категории как «запрет-разрешение», от противоречий которой очень тяжело избавиться. Также это давало жрецам, которые воплощали механизм власти, возможность контролировать большинство естественных человеческих желаний.

Оргии тайных орденов и мистических сект (Средневековье) были иногда довольно кровавыми и экзальтированными. Это свидетельствует о том, что со временем для вхождения в «то» состояние человеку становится всё тяжелее освободиться — оно требует всё больше необязательных дополнительных элементов: чем выше уровень материально-культурных ценностей, тем тяжелее выйти за границы приобретённых социальных наслоений в природное.

С одной стороны, социум (культурное, позднее — государственное) забирает, запрещает то, что принадлежит человеческой природе, а с другой — бросает извращённые остатки жажды — как возможность удовлетворения угнетённого Эроса в самых низменных его проявлениях — то есть в излишке, пресыщенности. Именно аграрии (земледельческая культура) сделала оргию чем-то обязательным через привязанность к земле и культу женского плодородия — «подражания» природе. Но если человек сам является природой, нет и необходимости в подражании.

Оргия является противоположностью войны. Эти два энергетические состояния несут в себе первоначальный элемент Хаоса, благодаря которому человек пытается вновь возвратиться к своей забытой Природе. В наше время, навязывающее культа Танатоса, война, к сожалению, заменила оргию, так как современный человек вообще не понимает, что такое оргия — ему тяжело освободиться и войти в состояние любви ко всей Вселенной. Современная культура извратила идею свободного полового сношения — отсюда и невозможность забыться в чувственной страсти к какому бы то ни было человеку. Здесь оргия стаёт фейком и игрою, что ещё хуже, чем ритуальные действия. Она стаёт симулякром, а потому ещё больше связывает.

Стоит отметить, что оргии были во всех земледельческих культурах, в том числе и у наших пращуров-славян. На это указывают артефакты символико-оргаистических обрядов и празднеств — притула, комора, ночь на Купала и так далее. Однако произошло вытеснение (с усилением власти церкви) непосредственного полового акта и его замена на символический.

Нисколько не отрицая чистоту природной оргии, хочу пояснить эту первоначальную, доцивилизационную, доземледельческую сверхоргаистичность (обозначу как другое, то, что существовало до оргии — сверхоргия). Она не привязана к возможностям и времени разрешения или запрета, а является самой человеческой природой, которая ещё не извращена религией (властью). В стародавние времена человек жил в перманентном предоргаистическом состоянии, веря истинному Хаосу Природы, ожидая чуда. Конечно, для современного человека оргия является наиболее доступной возможностью освобождения. Хотя — оргия без избытка; свободная оргия проявления беспричинной Любви.

В настоящей свободе не от чего освобождаться, очищаться (так как все мы уже являемся чистыми и свободными) — а потому ритуальная оргия не нужна. Следовательно, человек постоянно пребывает в состоянии свободной любви и чувственности. И если, как замечает М. Элиаде, современному человеку необходимо возвратиться в этот надформенный Хаос (Хаос — как суть самой Природы и Космоса, который является совершенной средой обитания; не следует путать с хаосом нашей социальной системы, которые разрушает саму жизнь), то для первобытного человека это была свободная среда хаотично-природного существования. Это был экстаз бытия, в котором человек пребывал от рождения до последних дней жизни.

Очень хочется изменить сам смысл оргии, не сакрализируя (как это делали жрецы методом запрета-разрешения) и не принижая (как делает современный мир) первичного Экстаза бытия.

Если оргию, как страсть, как природный Хаос, воспринимать через Любовь, то именно тогда Свобода станет не просто словом, а действительным проявлением величия Жизни.

Возвратим мир к сверхоргаистичному природному совершенному Хаосу, где каждое чувство и движение уже является той светлой оргией вечной Любви и Силы.

Список литературы:

1. Алексеев В., Першиц. А. История первобытного общества: учеб. для вузов. — М.:Высш. шк. — 1990. — 351 с.

2. Бугро П. История оргий. — Крон-Пресс. — 1997. –160 с.

3. Касильда Ж., Кристофер Р. Секс на заре цивилизации. Эволюция человеческой сексуальности с доисторических времен до наших дней. — М.: Ориенталия. — 2015. — 99 с.

4. Каюа Р. Людина та сакральне. — К.: Валкер. — 2003. — 256 с.

5. Элиаде М. Избранные сочинения. Очерки сравнительного религиоведения. — М.: Ладомир, 1999. — 488 с. — с. 137-139

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+5

Автор

Igor Lukashenok
Igor Lukashenok
Подписаться