Славянские надежды и латинские успехи

Igor Lukashenok
22:44, 10 декабря 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Финансовый успех вошёл в моду не только у людей, но и у целых стран. Теперь важно не кто ты есть там, под одеждой, а сколько ты зарабатываешь. Любые разговоры о геополитике сводятся к разговорам об экономике. Время конвертируется в деньги, поэтому нам его паталогически не хватает. А все войны, как нам твёрдо дали понять, являются битвами за ресурсы и ничем другим. Даже школьник знает, что преподаватель обязан дать ему знания, которые потом станут большими денежными единицами. Всё очень серьёзно, всё очень дорого… Люди по всему миру засыпают, мечтая о скидках и услугах без переплат. Но финансового успеха достигнут, увы, не все. Некоторым, как всегда, останется лишь надеяться на лучшее…

Image

Лучшее всегда впереди

Славянские государства никогда не были успешны в том смысле, в котором понимают успех немцы, норвежцы, британцы и прочие экономически подкованные нации. Особенно не везло на финансовую стабильность южным и восточным славянам, которые вечно латают свои ветхие бюджеты чем попало. Не умея жить стабильно в настоящем, славяне и близкие к ним народы в массе своей поручают себя будущему и повторяют, вздыхая, «поживём — увидим…».

Так повелось с древности… Попав на плодородные земли, предки славян решили, что качество их жизни всегда будет сводиться к соотношению урожайных и неурожайных лет. В отличие от них, северные европейцы и американцы, оказавшись в местах солнечного дефицита, сразу же приступили к составлению плана по выходу из кризисной ситуации. В результате, первые до сих пор надеются на урожайный год, а вторые, благодаря плану, больше не зависят от прихотей климата.

А что значит жить по плану? Во-первых, это означает введение правил, следование которым становится обязательным для каждого члена общества. Во-вторых, люди с планом чётко представляют, что может ждать их завтра, и, поэтому, уже сегодня готовятся быть во всеоружии. В-третьих, люди плана держат обещания, данные не только самим себе, но и другим людям, связанным с ними плановыми обязательствами.

Как вы уже догадались, славяне никаких планов не составляют, а если и составят какой-нибудь один, то будут потом его бесконечно переделывать в зависимости от смены настроения. А настроение, надо сказать, у славян меняется быстро и довольно часто. Получается, что никакой стабильности в их живущих наивными надеждами странах быть не может. Да они и сами это знают, а потому всё время сравнивают себя с латинским миром, где и богато, и безопасно, и чисто, и люди друг друга уважают… Ну как тут не расстроиться чуткому славянскому сердцу! Оно и расстраивается… минут на десять, не больше.

Image

Зато у нас есть душа

Когда славянин рассуждает о представителе латинского мира, то обязательно отмечает, что у этого представителя есть всё, кроме души. Есть крепкий дом, есть медицинская страховка, есть право голоса, есть достойная зарплата и пенсия, есть чистая вода в кране, а вот душевности бог не дал. Мы, славяне, носимся со своей душевностью как с последним аргументом в пользу нашей исконной общественной пассивности. Мы гордимся этими вечными «авось» и «будь как будет», не желая по-настоящему утруждаться построением долгосрочных стратегий в какой бы ни было сфере нашей расхлябанной жизни.

Если бы можно было поделить все народы мира по принципу психологического возраста, то картина могла бы получиться следующей. В западных землях живёт амбициозная молодёжь, на севере — состоявшиеся зрелые личности, на юге — беспечные дети, а на востоке — смирившиеся со своим положением старики. Славяне, как легко увидеть, занимают в этой картине мира пространство «детей и стариков», то есть относятся к наименее приспособленным для активной жизни слоям населения нашей планеты. Конечно, это всего лишь условная модель, составленная с большими оговорками, но даже она даёт много пищи для размышлений.

Пресловутая славянская душа — это, если подумать, не просто этническая экзотика, а ментальный концепт целого ряда народов, зажатых между европейскими ценностями и азиатскими традициями. Об этом концепте не так много говорят, но он, в итоге, решает всё — от состояния дорог в наших городах до силы нашего на голоса на мировой арене. Однако это совсем не значит, что мы лишние в мозаике евразийских племён. На самом деле, у нас есть миссия, сформулировать которую не так уж и сложно, если посмотреть на самих себя через увеличительное стекло философии натургуманизма.

Image

В чём наша сила?

Во многих смыслах промежуточное положение славян на материке Евразия — не простая случайность и не насмешка судьбы. Есть в этом положении и своё благословение, если оценить ситуацию трезво. Так, например, географическая серединность позволяет славянским народам понимать и западную устремлённость в будущее, и азиатскую опору на достижения предков. С одной стороны, эта позиция порождает раздвоенность сознания, но с другой — даёт возможность объёмного взгляда, которого зачастую не хватает слишком уверенным в своей ментальной парадигме народам.

Славяне особым образом понимают природу. Они никогда не хотели подчинить её себе до конца. Интуиция подсказывает им, что излишний контроль над естеством оборачивается разного рода катастрофами. Поэтому, их парки, скверы, сады и леса не отличаются особой упорядоченностью, а по улицам их городов свободно разгуливают бродячие животные. Кроме того, они верят в то, что природа обладает мудростью, которую человек постичь не в состоянии. Славяне прислушиваются к этой мудрости и, тем самым, выступают в роли спонтанных защитников природного разнообразия, считая себя его законной частью.

В массе своей славянские народы миролюбивы, устраивают войны с большой неохотой, ведут их неумело и заканчивают с большим для себя облегчением. Куда ближе им вольготная жизнь на своей земле с минимальными ограничениями, с возможностью уладить любое дело в дружеском разговоре, с недоверием к институту власти и с празднествами на широкую ногу.

У нас, славян, нельзя отнять и быстрый интуитивный ум, подсказывающий наилучшее решение в самых сложных ситуациях. Ум этот помогал славянским народам выстоять в тяжелейшие времена и не сбиться с пути даже в кромешной событийной тьме. Признавая свою техническую отсталость, славяне всегда понимали, что истинная их сила не в этом и что ни с какими другими народами не должны они мериться данной им от рождения силой.

Image

Сознательно отложенные успехи

Между латинскими успехами и славянскими надеждами трудно поставить знак равенства, что подтвердит любой сколь-нибудь разумный человек. Однако в метафизическом смысле уравнять эти разновекторные стратегии вполне возможно. Пусть мы, славяне, не умеем ловить момент и жить в настоящем, как англичане, немцы или французы, но зато мы способны заглядывать вдаль, за горизонт, где прямо сейчас зарождается будущее всей Евразии.

Почему важно не только ощущать твёрдую почву под ногами, но и плыть по течению? Да потому, наверное, что любое длительное почивание на лаврах приводит к постепенной деградации социальной системы. Чтобы этого избежать, необходимо время от времени выходить из самодовольного оцепенения, видеть свои слабые стороны и находить силы на рискованные эксперименты. Именно так поступают вечно недовольные собой славяне, увлекая в стихию социального творчества весь континент.

В то время как латинские народы неустанно совершенствуют технологии, а народы азиатских стран, за редкими исключениями, спекулируют на природных ресурсах, славяне продолжают мечтать, надеяться и творить образ лучшего будущего для всех людей. Их отложенные успехи — это необходимая жертва, без которой не может состояться всеевразийский социальный прогресс, а ещё это яркое свидетельство того, что единые поведенческие стандарты по-настоящему недостижимы даже в таком глобальном мире как наш.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File