Написать текст

Стихи Богдана-Игоря Антоныча

Igor Lukashenok

Богда́н-И́горь Васи́льевич Анто́ныч (укр. Богда́н-І́гор Васи́льович Анто́нич, польск. Bohdan Ihor Antonycz; 5 октября 1909, село Новица, Австро-Венгрия, ныне гмина Усце-Горлицке, Горлицкий повят, Малопольское воеводство, Польша — 6 июля 1937, Львов) — украинский поэт, прозаик, переводчик, литературовед.

За свою короткую жизнь издал три книги — «Приветствие жизни», «Три кольца» и «Книга льва». Сборники «Зелёное евангелие», «Ротации» и «Великая гармония» изданы после безвременной кончины поэта. В своей поэзии Антоныч — натурфилософ и мифограф, мастер метафоры, некоторыми мотивами сближающийся с Заболоцким того же периода. Много выступал как критик и теоретик литературы, переводил Рильке.




Первая глава Библии

Когда ещё пел камень и змеи ещё летали,

и Ева скрывала тело черёмуховой листвою,

тогда и ветра хмельные отчаянней завывали,

и море тянулось к звёздам серебряною волною.



Когда же яблоко лунное с ветки сорвала Ева,

львы подыграли бунтом страшной эдемской драме,

а племя сынов Адама в жизнь окунулось смело

и стало застраивать землю деревнями и городами.

Вишни

Когда-то был жуком Антоныч и жил на вишнях,

тех самых вишнях, что воспел Шевченко.

Моя страна псалмов, созвездий, злаков пышных,

цветущих вишен, песен соловейки.


Где вечера стоят библейские, где зори,

где небо солнцем избы в алый красит,

соцветья вишен сладким хмелем воли

нас всех пьянят, как было при Тарасе.


Две главы из литургии любви

I

В твоей улыбке тишь цветка,

и суть её для всех открыта:

цвети, пылай, стремись, пока

твоя душа с красою сжита.


Живи прекрасней, шире, выше!

О, больше света! Больше солнца!

Нет, жизнь ещё цветёт и пышет,

мы жизнь не выпили до донца.


Пусть только наших губ причастье,

но мир пустой наполнен маем.

Мы здесь найдём кусочек счастья,

а надо будет — отломаем.


Закат

Над полем стая туч кудрявых,

луна пасёт их, как овец.

Растут девчонки, словно травы,

для кавалеров и повес.


Волы бодают диск багряный,

испачкав головы в крови.

Краснеет трав ковёр духмяный –

то день кончается вдали.


Искренность барвинка

Люби меня легко и просто,

как все девчонки, смеха ради,

Когда идёшь ко мне по мосту

В заколке-звёздочке на прядях.


Так страстно могут целоваться

лишь губы юной украинки.

В словах, что с этих губ струятся,

лесная искренность барвинка.


Искусство поэзии

Восторженный ребёнок,

Пленённый красотою,

Её вассал с пелёнок,

Воспоенный росою.


Восторженный без меры,

Как алой розы недра.

Без денег — только с верой

И гуслями из кедра.


Хочу Ему играть я,

Водить рукой по гуслям.

Мне служат струны-братья,

Что кедр обвили густо.


Оставлю мир подлунный…

Тут Бог меня обнимет

И смолкнувшие струны

У мёртвого отнимет.


Сад

Дрожат слова, как пчёлы под дождём,

Беседа глохнет, не успев начаться,

Родится мысль, но уж горит живьём,

И взгляд готов, как бабочка, умчаться.


Нам комнату заменит сад в цвету,

Сплетёмся здесь, обнимемся листами…

Я словно корень в плоть твою врасту,

Прольюсь росой серебряной и снами.


Хмель

Девушка — хмель весенний,

Меня оплети собою!

Стукают дятлы сень нам,

Чащи шумят листвою.


Свадьбы весной игривы,

Ночи отравлены страстью,

Хмелем ладоней милых

И вечною тайной счастья.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Igor Lukashenok
Igor Lukashenok
Подписаться