radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Менциус Молдбаг. Почему атеисты верят в религию?

Igor Stavrovsky 🔥3
+7

Пост из блога Менциуса Молбага от 25.04.2007

Не все в наши дни верят в бога, но практически все верят в религию.

Под «верят в религию» я подразумеваю признание важного категориального разделения между «религиозными» феноменами и теми, которые «нерелигиозные» или «светские».

Например, концепции «свободы вероисповедания» и «отделения церкви от государства» зависят от концепции «религии». Но если «религия» является неинформативной, несущественной или сбивающей с толку категорией, то эти концепции тоже являются неинформативными, несущественными или сбивающими с толку.

Поскольку атеисты, агностики и т.д. признают первую поправку [1] довольно важной, мы можем предположить, что они «верят в религию».

Мой вопрос: почему? Это полезная вера? Оно помогает понять мир? Или она дезинформирует или сбивает нас с толку? Наша команда отборных философов снова в деле.

Давайте исключим возможность того, что «религия» неинформативна. Мы можем определить «религию» как утверждение существования антропоморфных паранормальных сущностей. Это определение имеет свои кривые углы, особенно некоторые виды буддизма, но оно короткое и на данный момент вполне сойдет.

Мы остались с вопросом: «религия» — это важная и информативная категория? Или она не является важной и лишь все запутывает?

Если вы верите в бога, то, очевидно, вы должны также верить в религию. Религия — это важная категория, ведь ваша религия истинна, а все другие религии ложные. (Как выразился Сэм Харрис, «все являются атеистами по отношению к Зевсу».)

Для атеистов всех мастей — включая меня — остается вопрос. Почему мы верим в «религию»?

Очевидный ответ в том, что мы делим планету с множеством религиозных людей. Если вы атеист, то от этого никуда не денешься: религия, согласно Докинзу, является заблуждением. А заблуждающиеся люди делают безумные вещи и часто опасны. Нам нужна категория для обозначения этих людей, точно такая же, какую мы имеем для обозначения «больших хищников-людоедов». Разумеется, религиозное насилие уничтожило за последнее время гораздо больше людей, чем львы, тигры или медведи.

Этот аргумент звучит убедительно, но он таит в себе ошибку.

Ошибка в том, что разделение между «религией» и прочими видами заблуждений должно быть проясняющим и важным. Если даже есть аргументы в пользу этого утверждения, то нам они пока не попадались.

Действия людей имеют значение. Но и убеждения людей имеют значение, ведь они направляют действия.

Но действия в реальном мире должны направляться убеждениями о реальном мире. Заблуждения о паранормальном мире имеют значение — по крайней мере, для нас, атеистов — лишь тогда, когда они являются причиной заблуждений о реальном мире.

Итак, как атеистам, зачем нам думать о былом? Почему бы не забыть о деталях метафизической доктрины, которая относится к неземной плоскости, которая не существует, и сконцентрироваться на убеждениях, которые относятся к реальности?

Если вы верите, что нужно сбросить девять еврейских девственниц в жерло Фудзиямы, то, по моему мнению, вы заблуждаетесь. Верите ли вы в это потому, что получаете секретные послания от Аматэрасу Омиками или потому, что это расплата за грязные делишки сионийских мудрецов — это не имеет никакого значения ни для меня, ни для девственниц.

Если вы верите, что «аборт на поздних стадиях» является неправильным потому, что это противоречит «закону господню» или же считаете, что это просто неэтично, в обоих случаях ваш голос будет одинаков.

Если вы относитесь к другим толерантно и уважительно потому, что Аллах хочет, чтобы вы были толерантны и учтивы к другим, то как у меня вообще могут быть проблемы с этим? Если вы режете людей на улице потому, что неверно поняли Ницше и решили, что мораль не для вас, то разве это уменьшает проблему?

Множество людей имеют заблуждения о реальном мире. Люди верят во все виды безумных вещей по всем типам безумных причин. Некоторые даже верят в здравые вещи по безумным причинам. Зачем нам создавать особую категорию для заблуждений, причиной которых стали антропоморфные паранормальные силы?

Разумный ответ: почему бы и нет?

Конечно, религия — это важная сила в современном мире. Конечно, по крайней мере, некоторые формы религии — «фундаменталисты», возможно скажет кто-то — реально опасны. На самом деле никто не режет людей на улице из–за Ницше. Про Аллаха нельзя сказать то же самое.

Как это может запутать или отвлечь нас от обнаружения и защиты себя от этого важного класса заблуждений?

Чтобы обнаружить ответ, нужно преодолеть закон Годвина [2].

Предположим, что Гитлер заявлял, что он не просто какой-то парень из Линца, но пророк Тора на земле. (Некоторые люди, несомненно, были бы в восторге от этого.) Предположим, что каждый поступок нацистов совершался во имя Тора. Иными словами, предположим, что нацизм относил к категории «религия».

Это отнюдь не новая идея. Многие писатели, включая Эрика Вогелина, Эрика Хоффера, Виктора Кемперера, Майкла Берли и т.д., и т.п., описали сходства между нацизмом и религиями. Но нацизм не укладывается в наше определение религии как учении о чем-то наверху — никаких паранормальных сущностей. Это определение, которое использует большая часть людей, так что большая часть людей не считает нацизм религией.

Союзники вторглись в нацистскую Германию и полностью подавили нацизм. Вплоть до наших дней в Германии запрещено преподавать национал-социализм. Думаю, что большая часть американцев и большая часть немцев согласятся, что это хорошо.

Но если мы совершаем эту банальную подмену, превращая нацизм в торизм, и делаем его «религией», что, как мы видели, никак не меняет масштабов и деталей нацистских преступлений, то действия сил союзников являются вопиющим актом религиозной нетерпимости.

Разве мы не должны уважать чужую веру? Разве мы не должны хотя бы ограничить свое недружелюбное внимание к «фундаменталистскому нацизму» и способствовать появлению более «умеренной» версии кредо? Предположим, что мы также поступим с Талибаном? В чем именно разница между политикой Эйзенхауэра и Политикой Энн Колтэр?

Но это еще не самое худшее. Еще одной из «политических религий» Вогелина, которая по нашему определению не является религией (никаких антропоморфных паранормальных сущностей), — это марксизм. Давайте немного подправим марксизм и скажем, что Маркс был боговдохновен, оставляя все прочее в истории коммунизма без изменений.

Марксизм, в отличие от нацизма, все еще очень популярен в современном мире. Значительная часть преподавателей в западных университетах являются либо марксистами, либо находятся под сильным влиянием марксисткой мысли. И нельзя сказать, что это пассивные верования — многие активно преподаваемые и довольно популярные области, вроде постколониальных исследований, похоже, очень сильно или полностью являются марксизмом по содержанию.

Это, конечно, не относится к нацизму. Это также не относится к христианству или любой иной «религии». Многие профессора христиане, причем истинные, а некоторые даже фундаменталисты. Но американская система образования очень болезненно реагирует на возможность внушения молодежи принципов христианского фундаментализма. «Научный креационизм», к примеру, не преподается ни в одном из ведущих университетов и не похоже, что он когда-либо получит такую возможность.

Если марксизм — это религия, то марксистская экономическая теория находится довольно близко к точному эквиваленту «разумного замысла». Но, опять же, марксизм как религия и марксизм как не-религия содержит в себе одни и те же заблуждения о реальном мире. (Разумеется, что для марксистов — это не заблуждения.)

Должны ли не-марксистские атеисты вроде меня быть заинтересованы в отделении марксизма от системы образования, поддерживаемой государством, точно также как в случае с христианством? Если марксизм — это религия, или если разница между реальным марксизмом и той версией, где Маркс был пророком незначительна, то наша «разделительная стена» является разорванным сетчатым забором.

Но был период, когда американцы пытались искоренить марксизм точно так же, как они борются с «разумным замыслом» в наши дни. Это называли маккартизмом. И люди, верящие в гражданские свободы, были полностью по другую сторону баррикад.

Как не-марксистские атеисты, не желаем ли мы Маккарти 2.0? Должны ли быть принесены клятвы верности в этом году? Нужно ли запланировать новые слушанья?

Вот почему концепт «религии» является пагубным. Если тривиальные изменения гипотетической истории превращают разумные политические решения в чудовищную несправедливость и наоборот, то ваше восприятие реальности не может быть верным. Вы были заражены токсичным мемом.

Если мемы аналогичны паразитическим организмам, то верить в «религию» — это как принимать антибиотик узкого спектра по нерегулярному графику. Лечение, предлагаемое Докинзом, — наша последняя версия того, что обычно называют антиклерикализмом — уничтожает колонию восприимчивых бактерий, которые за долгое время научились разумно, если не совершенно, сосуществовать с носителем. А это расчищает пространство для совершенно иного типа вируса, который невосприимчив к антирелигиозной терапии. Чей рост, по сути, он даже ускоряет.

За последние два века «политические религии» вызвали гораздо, гораздо больше болезней, чем «религиозные религии». А мы продолжаем вместе с Докинзом, Харисом и Дэннетом принимать пенициллин. Хм. Заставляет задуматься, не так ли?

_________________________________________________________________________

[1] Первая поправка к Конституции США, в числе всего прочего, гарантирует, что государство не будет посягать на свободу вероисповедания.

[2] Закон Годвина гласит, что по мере развития дискуссии в Интернете, вероятность сравнения кого-либо или чего-либо с нацизмом или Гитлером равна 100%.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+7

Author