Donate
Music and Sound

Безличностная музыка. Процесс.

Igor Yakovenko18/10/22 17:57655

C Аликом Христофориди мы познакомились и начали музицировать около четырех лет назад. Изначально мы играли спонтанные живые сеты, где я занимался мелодико-гармонической составляющей, а Алик — тембровой и шумовой. При этом нас никогда не интересовал формат “музыкант плюс диджей”, в котором есть электронная подложка, на которую импровизирует исполнитель. Мы почти сразу пришли к формату препарированных лупов. Я начинал играть спонтанно сочиненный материал, который Алик записывал в реальном времени, затем обрабатывал, иногда до неузнаваемости, и включал его параллельно моей игре. Я, в свою очередь, начинал реагировать на луп и добавлял ещё что-то или убирал, таким образом мы конструировали музыкальное полотно. Поэтому альбом мы назвали “Процесс”. Мы постепенно собираем произведение, не зная, что получим в итоге. Например второй трек на альбоме — это, как минимум, три попытки собрать композицию. Для нас было важно, что все звуки, которые мы используем, извлекаются мной. Даже если в произведении звучит барабанная бочка или низкий бас, это производные от многократно обработанных звуков фортепиано.

Музицируя, мы заметили две вещи: во-первых, очень велика аппаратная составляющая. Невозможно сыграть одну пьесу одинаково, поэтому элемент случайности очень высок. Изначально я предпринимал попытки сделать заготовки, и, к примеру, на десятой минуте исполнить заранее продуманный фрагмент. Но на практике на десятой минуте происходили такие вещи, что этот подготовленный фрагмент оказывался там неуместен.

Во-вторых, чем больше мы слушаем друг друга и чем меньше ставим себя на первый план, тем гармоничнее получается процесс сборки. Для нас было важно максимально не мешать естественному течению композиции. В альбоме мы стремимся к обезличиванию музыки. Мы не утверждаем свои идеи. Музыка позволяет композитору преодолеть свою личность, отодвинуть её на второй план, деперсонифицироваться, стать мембраной, улавливающей звуки, позволяя музыкальному материалу развиваться, развертываться во времени.

Мы попытались создать провалы, пропуски, чтобы слушатель мог погрузиться в них и стать соавтором произведения. Эти музыкальные провалы создают неопределенность, и каждый слушатель может по-своему её дифференцировать.

В “Процессе” отсутствует нарратив. Человеческое сознание обедняет музыку, превращая ее в схему. Вот от этих схем и клише мы и стараемся уйти. Как только композиция начинает складываться по предсказуемому пути, мы сразу с него сворачиваем. Поиск смысла, сюжета — это обывательский, поверхностный взгляд на музыку. Данный альбом состоит скорее из непоступков, чем из поступков, из того, что мы в какой-то момент подумали, но не сделали, а также из бессознательного. Вот это бессознательное здесь оказывается намного важнее, чем то, что мы сами себе объясняем. В композициях альбома нам хотелось показать движение эмоции, проследить развитие переживания. Человек в каждую последующую минуту другой, только в попытке расщепить сознание на мельчайшие впечатления, мы можем отследить эти изменения в себе.

Мир абсурден и иррационален, а человек не является его центром. Если гуманизм — это попытка измерить мир человеческими ценностями, то музыке альбома ближе позиция, в которой человек — не источник всех смыслов, а скорее — лишь часть неупорядоченного хаотического процесса. Но наш ум чаще всего отказывается это признавать и принимать тот факт, что в человеческой жизни нет никакого смысла. Вместо того, чтобы выделять себя, таким образом изымая себя из мира, имеет смысл физически ощутить себя телом. Подлинные впечатления рождаются, когда тело человека погружается в тело мира.

Творческое воображение имеет трансцендентный характер. И задача творческого человека — не ждать музу и пробуждать воображение, а позволить воображению овладеть человеком. Мир полон звуков и их взаимоотношением между собой. А музыкант может быть приемником этих звуковых сигналов и передатчиком их слушателю.

Непосредственные ощущения не могут повториться и подавляются интеллектом, так как мы не можем вернуться в переживание. Человек различает не вещи, а их функции. Наши ощущения — это система метаморфоз. В «Процессе» мы хотим погрузиться в непрекращающийся поток ощущений, показать динамику эмоций и проследить за музыкой, как за неосязаемым, незаметным движением.

Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About