Роман Курочкин и Алена Мельникова. О новых направлениях в Sound Studies

Институт свободных искусств и наук ММУ
17:01, 23 апреля 2019669
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В Институте свободных искусств и наук ММУ открывается первая целостная программа по исследованиям звука, предусматривающая наличие грантового места. Мы поговорили с кураторами этой программы — Романом Курочкиным и Аленой Мельниковой о том, как и зачем изучают звук сегодня.

Расскажите, в каком соотношении находятся «музыка» и «звук»?

Р.К.: Можно сказать, что все, что является практической музыкой, является звуком, но не наоборот. Это во многом зависит от той точки зрения, которую мы выбираем. Мне, например, нравится искать музыку вокруг, так можно добраться до интересных аспектов звучания среды, чтобы составить композицию внутри сознания, выбрав на что обращать внимание, а что скроется от него.

А.М.: Мне кажется, это очень соотносится с поэтической функцией языка — так и у звука есть некая эстетическая форма, которую мы называем музыкой.

Р.К.: Недавно мы обсуждали, что человечество уже давно развивает музыку как отдельное направление творческой мысли, и от результатов этого развития сложно отказаться. Теория музыкальной организации звуков эволюционирует уже много лет, она видоизменялась в зависимости от эпохи.

Но теперь, когда у нас появилась возможность звукозаписи, мы можем более направленно исследовать звук, выделять время и на процесс записи, и на процесс анализа, это значит, что ты исследуешь что-то досконально, выделяя на это свой ресурс. Несколько веков назад было сложно исследовать звук с большой точностью.

Кто для вас ключевые фигуры, изменившие подход к звуку и музыке?

А.М.: Я думаю Джон Кейдж дал действительно мощный толчок. Нельзя забывать, за его популярностью стоит очень большой вклад в понимание предмета нашего разговора: занимаясь музыкой, он изучал природу восприятия звука. И, что самое важное, создал для других людей благодатное поле для эксперимента. Думаю, эти обстоятельства позволили музыке и творческому высказыванию оказаться сегодня там, где они есть, и это не самое плохое место.

Хочется также вспомнить Арсения Авраамова и «Общество им. Леонардо да Винчи», их творческий подход, склонность к развитию новых технологий, все это действительно впечатляет. Тут опять-таки можно говорить не о человеке или сообществе в отдельности, но о тенденции, которую они в 20-е годы успешно развивали.

Следующей в моем списке — Сьюзан Филипс, то как она работает с эмоциями и воспоминаниями. «Lowlands Away» для меня пример очень хорошей работы с пространством. Художница разместила динамики, из которых звучал ее голос, поющий песню, под мостом в Глазго. Меня увлекает простота и красота этого произведения, такая работа с окружающей средой, которая действительно кажется дополнением к реальности, поэзией открывающей новое измерение.

Р.К.: Для меня важные имена — это Джо Мик, инженер, благодаря которому звукозапись стала такой, какая она сейчас. Это человек, который всю жизнь положил на то, чтобы расширять возможности звукозаписи, чтобы получались интересные вещи. Здесь же можно назвать Роберта Муга, который стал одним из родоначальников электронной музыки. Пьер Шеффер — исследователь звука, один из пионеров конкретной музыки. Шафер (Рэймонд Мюррей) — основоположник акустической экологии. Этих людей объединяет страсть в подходе к звуку, благодаря их вкладу мы можем идти дальше. Все они поучаствовали в нашем «сегодня», за что им огромное спасибо. И в любой стране есть имена таких увлеченных людей, про которых тоже не нужно забывать. Я думаю, что сейчас среди нас живет много тех, кто будет двигать мир звука и музыки дальше.

Иллюстрации к "Симфонии гудков" Арсения Авраамова

Иллюстрации к "Симфонии гудков" Арсения Авраамова

Расскажите, пожалуйста, когда начался новый виток интереса к исследованию звука и с чем он связан?

Р.К.: Новая волна исследования звука началась в начале 21-го века, когда стало очевидно, что все существующие дисциплины, взаимодействующие со звуком, необходимо исследовать как единую глобальную базу. Можно сказать, что в это время окончательно сформировалась актуальная концепция Sound Studies. Стало появляться множество публикаций, посвященных звуку, его философии, эстетике и социальной значимости*.

У звука есть некая эстетическая форма, которую мы называем музыкой

А.М.: Также стоит сказать, что мощная волна исследования звука возникла после появления электричества и связанных с ним изобретений. Технологии позволили развиваться новым дисциплинам, например, психоакустике. Это наука, изучающая то, как человек воспринимает звук. Открытия, совершенные в области психоакустики, привели к значительным изменениям в жизни людей — в том числе в культурной сфере. А с появлением звукозаписи появилась возможность исследовать новые измерения звука как такового, его характеристики, его влияние на живых существ, его роль в социальной коммуникации. Это протяженный и давно развивающийся процесс, и в его продолжении, в освоении звука исследователями и художниками, еще кроются сюрпризы и открытия.

Какие существуют подходы к исследованию звука? Как исследуется звук сейчас?

Р.К.: Очень важен комплекс изучаемых дисциплин, и здесь для получения интересных результатов важно задавать правильные вопросы. Мир звука обширен, он постоянно присутствует с нами, это среда, в которой мы все существуем. Соответственно, чтобы изучить ее, недостаточно одной дисциплины, здесь нужен комплексный подход.

А.М.: Для меня одним из удивительных открытий стала археоакустика — исследование, позволяющее представить, как что-то звучало сотни, тысячи лет назад. Интереснейшее сочетание археологии, социологии и различных областей акустики. Прибавить к этому особенности восприятия человека того времени, и мы получаем повод для огромного количества гипотез, как научного, так и творческого порядка. Такой подход к звуку довольно сильно романтизирован, и тем приятней работать с этой субстанцией в творческом ключе.

Р.К.: Есть еще одно интересное направление — архитектурная акустика. Это дисциплина, которая изучает принципы поведения звука внутри замкнутого или частично замкнутого пространства. В последнее время в связи с появлением мощной вычислительной техники, программного обеспечения, и новых материалов в строительстве, современных инженеров-акустиков практически можно назвать скульпторами звуковых пространств.

А.М.: Еще хочется упомянуть такую интереснейшую дисциплину как акустическая экология, изучающую отношения человека со звуковой средой, в которой он живет. Особенно интересно затронуть эту тему проживая в Москве, городе, который занимает одно из лидирующих мест по уровню шумового загрязнения в мире.

С одной стороны, это повод насторожиться, а с другой стороны, это повод расслышать все это невероятное богатство; мы имеем возможность слышать огромный спектр звуков — от птиц в парке по утрам до ремонта дорог, с которыми уже стала ассоциироваться весна в Москве.

Р.К.: Да, существуют даже приложения для смартфонов, которые позволяют составить подробную карту шумового загрязнения двора, улицы, города.

Итак, в основном исследования звука проходят дискретно: кто-то занимается архитектурной акустикой, находит там интерес своей жизни, кто-то занимается музыковедением или психоакустикой, кто-то выбирает саунд-дизайн или звукорежиссуру. Все это отдельные направления исследования звука, и только сделав так, чтобы они взаимодействовали между собой, можно полноправно говорить о глобальном исследовании звука.

Расскажите в общих чертах о магистерской программе? На чем она строится, каковы ее основные принципы?

А.М.: В первую очередь нас интересует, как можно такую, казалось бы, практическую вещь, как работа со звуком, интегрировать в различные сферы — будь то психология, философия, культурология, история, и так далее. Эта программа — возможность поговорить о звуке и делать практические вещи, связанные с ним, в среде, где можно посмотреть на эти явления с различных сторон, то есть включить звук в общую систему смыслов и явлений, рассмотреть звук во всей его полноте и целостности. Исследование звука в первую очередь позволяет расширить границы понимания звука вообще, того, как он влияет на нашу жизнь, того, как с ним можно работать.

Р.К.: И как можно исследовать звук в целях изучения других явлений: использовать его в искусстве, в науке, чтобы сделать нашу ежедневную жизнь интереснее. Мы будем экспериментировать с разнообразными форматами. К тому же, мы будем не только учить, мы будем направлять, помогать человеку учиться самостоятельно, потому что мы живем в том мире, где при желании человек может сам научиться чему угодно, но какие-то вещи лучше подсказать, показать оптимальный путь, чтобы освоить желаемое в кратчайшие сроки.

А.М.: Так как среда будет организована так, что можно будет задать свои вопросы разным преподавателям, то это будет интересный опыт коллективного анализа.

Как будет выглядеть практика? Какие виды практики будут в программе обучения?

А.М.: Практики будет много. Например, такая вещь, как полевые исследования, связана, с одной стороны, с документальным наблюдением за реальностью вокруг, а с другой стороны, она связана с концепцией deep listening, которую мы бы хотели раскрыть и развить. Эта концепция связана со слушанием как неким медитативным процессом, чем-то, чему можно научиться, и что пробуждает творческое начало в человеке. Практику deep listening придумала Полин Оливерос. Она заключается в концентрации на звуке, погружении в акустическое пространство, интеграции собственного звучания в это пространство.

Мы хотим попробовать различные практики: звуковые прогулки, deep listening, походы на лекции и экспозиции, которые могут заинтересовать нас со стороны звука, дать нам основу для дальнейшего обсуждения в команде. Даже простые находки с улицы могут быть интересным материалом для исследования, который можно впоследствии включить в свой проект. На курсе будут различные воркшопы, где мы будем работать со звуковым синтезом. Мы будем подключать преподавателей с других курсов и обсуждать процессы, происходящие в современной арт-среде, с точки зрения звука. Здесь мы говорим не только о критическом анализе, но и о плодотворном наблюдении. Наблюдении за тем, что происходит не только в Москве, но и во всей России и в мире. В планы магистратуры входит сделать как минимум один большой совместный проект, наряду с персональными проектами участников.

Этот проект будет чем-то, что формируется в процессе появления взаимопонимания и ощущения того, кто мы, и как мы действуем. Мне кажется, что групповая работа — очень важный процесс. Мы настроены сформировать сообщество людей, увлеченных звуком, контактирующее с другими сообществами. Это одна из самых амбициозных задач этой программы.

Р.К.: Еще на практических занятиях мы будем посещать музеи и смотреть работы современных авторов, которые работают в области звукового искусства, а также анализировать звуковое поле экспозиций, которые, возможно, изначально не должны были нести звуковой информации. Мы будем выезжать за границы города, чтобы исследовать природные звуковые ландшафты. Много интересного в плане практических исследований будет появляться по ходу процесса, потому что я уверен, что появятся такие вопросы, которые будет интересно попробовать на прочность.

В каких областях современной жизни выпускник вашей программы сможет применять полученные навыки? Где он сможет работать?

А.М.: Эта магистратура очень универсальна, и что самое важное, это открытая и гибкая система. После обучения можно выбрать различные направления: ты можешь стать критиком, куратором, художником, менеджером. Это зависит от того, что из программы найдет в тебе максимальный отклик. У наших выпускников будет широкий диапазон того, чем можно заняться. И у них будет хорошая база, чтобы понимать устройство звуковой среды, и начать работать со звуком в самых разных его проявлениях.

Не могли бы вы рассказать о грантовом конкурсе на программу?

Р.К. Желающим принять участие в грантовом конкурсе необходимо выполнить проект исследования звуковой среды городского пространства на ваш собственный выбор (исследование нужно отправить по адресу ilas@mmu.ru, срок приема писем — до 1 июня).

Проект должен включать в себя:

Пояснительную записку. В этой части проекта вы можете решать проблему, наблюдать, анализировать явление с точки зрения психоакустики, культурологии, феноменологии, и исследовать акустические характеристики пространства. Мы бы хотели увидеть ответы на вопросы: Почему вам кажется важным обратить внимание на это пространство? Какими социальными и культурными особенностями это пространство обладает? Как этот звуковой ландшафт влияет на состояние человека и его восприятие окружающего мира? Объем пояснительной записки от 1 до 5 страниц.

И звуковое эссе на тему выбранного пространства. Звуковое эссе должно быть оформлено в виде звукового стерео-файла формата .wav или .mp3, оно может иметь как художественную, так и информационно-аналитическую направленность. Продолжительность звукового эссе от 2 до 5 минут.

Примечания

* Список статей и книг, которые посвящены исследованию музыки и звука и которые кураторы программы рекомендуют к прочтению абитуриентам и всем интересующимся, можно найти на сайте ИСИН ММУ.

О магистерской программе по исследованию звука читайте на сайте ИСИН ММУ.

О других программах магистратуры ИСИН ММУ смотрите здесь.


Добавить в закладки

Автор

File