Моральная удача. Как случайность влияет на наши этические оценки?

Insolarance Cult
11:16, 06 апреля 2019🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Можем ли мы оценить моральность наших действий и предвидеть, как они будут восприняты? Стоит ли ориентироваться исключительно на благие намерения? Насколько сильно случайность влияет на мораль? Специально для Insolarance Алексей Кардаш рассказывает о моральной удаче — мощном концепте для эрозии этики вплоть до полного морального нигилизма и одновременно с этим практичной теории, позволяющей понять границы личной ответственности.

Image

Пожалуй, два наиболее распространённых взгляда на мораль сегодня звучат как:

1. «В современном обществе всё очень плохо и мораль испортилась, все вокруг двуличные и никто ничего не понимает».

2. «В современном обществе всё очень плохо, а морали нет, потому что все вокруг двуличные и никто ничего не понимает».

Есть ощущение, что в публичном поле доступны только две этические роли — пуританина и нигилиста.

Ничего особо удивительного в этом и нет. Во многом из–за стихийной природы самой морали. Она работает не как упавшая с небес каменная доска с заповедями, а как живая структура или даже ум, который рефлексирует над общественными отношениями. Конечно, нередко он приходит к тому, что неплохо было бы рассказать, как надо жить и как-то убедить всех в своей правоте. Тут уже под руку попадаются и рациональные, и метафизические, и вообще какие угодно обоснования, вплоть до насилия, как самого директивного.

Но сейчас не об этом, а о том, что этика, хоть этого и не афишировала, но почти всегда старалась обходить одну неприятную для неё категорию — случайность Думаю, что у большинства классиков моральной философии возникала та же симфония эмоций, что и у нас, когда в какой-то дискуссии оппонент начинал клониться в сторону: «всё случайно и зависит от везения». Случайность неудобна тем, что она в риторическом смысле отсылает к множеству возможных частных случаев (ни один из которых наш собеседник, конечно же, не назовет). Поэтому она кажется тем, чего стоит избегать, если только не хочешь намеренно разрушать всевозможные нравственные постулаты.

Задумываясь над тем, как же так получилось, что в полном случайностей мире полно противоречащих друг другу нравственных талмудов и повседневных интуиций, Бернард Уильямс вывел понятие моральной удачи, а Томас Нагель успешно подхватил эстафету рассуждений на эту тему.

Начать стоит с примера. Как ни странно, но многие классические кейсы моральной удачи так или иначе связаны с автомобилями. Садясь в нетрезвом состоянии за руль после вечеринки, есть несколько вариантов развития событий с полярной моральной окраской. Если такой водитель просто доберётся домой, то никого особо не будет волновать, в каком состоянии он ехал. Но если на дороге оказывается пешеход, а водитель не успевает среагировать и происходит авария, то ситуация кардинально изменятся. Такой случай очевидно порицаем, и сам водитель в значительно большей мере будет ощущать моральную вину.

В обеих ситуациях у человека точно такое же состояние, намерение и добровольное действие, но моральная окраска ситуации значительно изменяется от случайности — или, говоря с позиции субъекта, собственной удачливости.

Отсюда и начинается проблематика моральной удачи. Она указывает на то, что моральную ответственность нельзя приравнять к проявлению свободы воли. Вместе с тем, кажущаяся логичной и очевидной оценка этичности поступка по его результату тоже оказывает под ударом. Обстоятельства и неподконтрольные человеку факторы вносят значительную лепту в то, как будет выглядеть результат.

Возвращаясь, к примеру, с пьяным водителем, можно заметить, что степень моральной удачи проявляется ещё и в том, умрёт ли пешеход, отделается ли травмами или лёгким испугом.

Отдельно стоит упомянуть и про пример с исправностью тормозов. Теоретически водитель должен проверять их прежде чем ехать, но практически — делают это немногие. Если водитель этого не сделал и сбил человека по причине неисправности тормозов, то произойдёт моральная неудача. Этот пример указывает на важный аспект — иногда без вмешательства случая моральное измерение и не возникает. Очевидно, что у водителя не было намерения кого-то сбивать. Поездка с неисправными тормозами не являлась проявлением его свободы воли. Влияние случайности привело к такому результату, по отношению к которому уже и будут выноситься моральные оценки.

Ситуация двояка. Проверять реально все источники потенциальной моральной неудачи невозможно. Вплоть до того, что человеку, действительно озабоченным этим, могут поставить психиатрический диагноз. Вместе с тем, если уж что-то и случится, то с большой долей вероятности индивида дополнительно осудят за то, что он не предусмотрел «детонацию» источника моральной неудачи.

Первый вид: моральная удача последствий

Питер Брейгель Старший – Страна лентяев

Питер Брейгель Старший – Страна лентяев

Рассуждая о моральной удаче, Нагель оппонирует и отвечает Канту, считавшему, что удачи и неудачи не должны влиять на моральную оценку действий человека. Категорический императив предполагает безусловное главенство намерения как критерия нравственности. Нагель вполне справедливо замечает, что в действительности большинство моральных суждений выносится именно по результату, как по некоему очевидному факту, в то время как намерения абстрактны и их нельзя верифицировать.

В вышеописанных примерах мы познакомились с тем, что Нагель назвал моральной удачей последствий. Это первый из четырёх видов моральной удачи, и, пожалуй, самый животрепещущий, ведь он рассказывает про то, как внешний мир корректирует задуманный результат, тем самым влияя на характеристику моральной оценки или на её наличие в принципе.

Ведь это касается не только роковых случайностей, но и совсем обыденных ситуаций. Моральная удача может проявить себя в такой мелочи, как рассказанная шутка. Думаю, со многими читателями случалась ситуация, когда собеседник не понял юмор и оскорбился. И вполне вероятно, что небольшой промах в чувстве юмора или маленькая прореха в кругозоре собеседника обернется не суждением о том, что шутка была неудачной или непонятой, а суждением о взглядах и моральных качествах рассказавшего.

Томас Нагель говорит о моральной удаче не иначе, как о парадоксе, ведь невозможно определить точную границу между подконтрольным и неподконтрольным индивиду. Вскрывается «слепое пятно» морали, связанное с сочетанием двух интуитивных убеждений — о том, что человек ответственен только за совершенное им самим и о том, что каждое действие кем-то совершено. Всегда есть соблазн преувеличить волю и осознанность человека, расширять границы того, что он мог учесть и знать, прежде чем совершить действие. И наоборот, нетрудно выстроить цепочку причин, которые сведут всё к тому, что индивид никакого влияния на результат и не имел.

В случае с водителем, с одной стороны, можно утверждать, что он осознанно пошёл на преступление, ведь знал, что часто пьяное вождение приводит к происшествиям. С другой — можно заявить, что за руль он садился неосознанно, алкоголь принимал не по своей воле, да и вообще дело в наследственной тяге к спиртному, то есть природе, которой невозможно противостоять.

Возникает проблема с оценкой ответственности. На практике в силу тех или иных причин люди нередко манипулируют её степенью, стараясь представить более случайными негативные моральные результаты и наоборот. О схожем явлении говорит и фундаментальная ошибка атрибуции. В моральной удаче последствий Нагель указывает на то, что мы отлично знаем, что такое случайность как понятие, но не всегда может абсолютно точно определять её как явление.

Иными словами, убеждённость в том, что всё случайно или нет — это что-то вроде поэтики восприятия мира, которая при этом сильно влияет на моральные суждения.

Второй вид: моральная удача обстоятельств

Лоуренс Альма-Тадема – Выгодная позиция

Лоуренс Альма-Тадема – Выгодная позиция

Помимо ситуаций, когда человек ожидает какой-то наиболее вероятный результат своих действий, существуют и другие, в которых неизвестно к каким результатам приведёт принятие тех или иных решений. Такие ситуации Нагель по сути приравнивает к риску — когда какой-то итог ожидается, но при этом он зависим от многих случайностей.

Объявляя войну, правитель понимает, что в случае победы ему будут прощены многие моральные прегрешения, а в случае проигрыша — наоборот. Конечно, он намеревается выиграть, но может ли он быть уверен в таком масштабном и долгоиграющем решении, как война? История подсказывает, что сколь амбициозными ни были бы планы правителя, тем не менее, объявляя войну, он совершает действие, результат которого неизвестен, соответственно и моральная оценка непредсказуема. Только представьте, в каком незавидном положении оказался король Дании Иоанн Ольденбург, когда в 1500 году, возглавляя превосходящие войска Кальмарской Унии, разгромно проиграл крестьянской республике Дитмаршен?

Что уж и говорить о людях, которые втянуты в подобную ситуацию в силу принадлежности к определенной стране, а не по собственной воле. Моральная оценка и их действий также будет зависеть от этого неизвестного результата. Подобными примерами Нагель описывает моральную удачу обстоятельств — когда определяющую роль в моральной оценке действий индивида играет в первую очередь не результат, а обстоятельства, в которых он оказался:

«Если бы американская революция захлебнулась в крови и привела бы к еще большим репрессиям, Джефферсон, Франклин и Вашингтон и в этом случае предприняли бы благородную попытку и даже могли бы не сожалеть о ней, идя на эшафот, но все же им пришлось бы винить себя за те беды, которые обрушились на их соотечественников не без их помощи. (А вдруг мирные усилия на пути реформ увенчались бы успехом?)».

Помимо осознанных авантюр к этому же виду моральной удачи относятся и влияние моральности вовлеченных в ситуацию людей. В качестве примера сам Нагель приводит Чемберлена, чью репутацию в большей мере подмочил не факт мюнхенского соглашения, а результаты последующих действий Гитлера.

И в целом, обстоятельства — это очень тонкая вещь, ведь зачастую они не верифицируемы и попросту неизвестны. Заметьте, в примере с водителем мы уже сделали несколько выводов, но при этом не задались вопросом — а как же так оказалось, что ему понадобилось именно в тот момент ехать пьяным домой? Что любопытно, сам факт преступления автомобилиста исключает вопрос про обстоятельства того, как же на дороге оказался пешеход.

И если в рамках юриспруденции обстоятельства вполне себе могут учесться, то в моральных суждениях их крайне просто проигнорировать. Нередко кажется, будто бы ситуация сама по себе так ярко зияет моральным окрасом, что никаких нюансов и не нужно, чтобы вынести правильное решение. Подобная уверенность и формирует этический зазор, в котором существует моральная удача обстоятельств.

В конце концов, мы ещё и не очень хорошо понимаем, когда же начинается значимый результат и последствия. Не только политические, но и бытовые решения могут быть включены в ряд событий, которые заканчиваются далеко за пределами отдельных решений и сиюминутных результатов. В нашем примере моральная неудача обстоятельств может настигнуть хозяина вечеринки, который отпустил своего знакомого в пьяном виде за руль, а до этого ещё и пригласил туда.

Подытоживая, проблема в том, что есть действия и решения, относительно которых совершенно не очевидно, когда же начнется моральная оценка и от чего она будет зависеть.

Нужное место и время

Отдельным вариантом моральной удачи обстоятельств выступает нахождение в определенной культурной и этической парадигме, столкновение с конкретными взглядами отдельных людей или социальных групп.

Любая культура, идеология или религия всегда имеет соответствующие этические нормы и принципы. К примеру, законодательство можно назвать выражением этики государства, ведь законами по сути закрепляются нормы поведения и нравственности.

Но закон нельзя рассматривать как гарант моральных оценок. Нередки случаи, когда противозаконное (по-другому, аморальное в глазах государства) — не является аморальным в глазах граждан. К примеру, такое противоречие нередко лежит в истоках дискурса о легализации легких наркотиков, приём которых может быть распространённой, не осуждаемой и даже приемлемой практикой с точки зрения общества, но запрещенной (неприемлемой и осудительной) с позиции законодательства.

Нередко, помимо «официальных» этических воззрений, существуют и другие, с позволения сказать, «реальные». Нагель отмечает, что разрыв между ними как минимум приводит к гражданскому неповиновению — сигналу государству о том, что оно несколько отстало в своих воззрениях от реального положения дел. Нетрудно представить ситуацию столкновения с правоохранительными органами, когда моральная удача проявит себя в том, будет ли представитель закона оценивать ваши действия «официально» или «реально».

Различные этические системы существуют параллельно, в том числе и в рамках одного общества, в связи с чем возникает закономерный вопрос — а откуда они берутся и из чего исходят? Почему одни и те же культура, среда, государство и общество порождают различные воззрения?

Ответы на эти вопросы заслуживают отдельной статьи, но наиболее емко высказался Ричарда Рорти, заявив, что воззрения случайны. Помимо этической системы «сверху», есть и личный опыт, формирующий собственные взгляды, и просто культурный винегрет, смешавшийся в голове. Поэтому несмотря на все законы и «очевидную» общественную мораль, фактически нет никакого гаранта того, как именно будут выноситься моральные оценки.

Третий вид: моральная удача личных качеств

Питер Пауль Рубенс – Коронация Марии Медичи

Питер Пауль Рубенс – Коронация Марии Медичи

Помимо внешних обстоятельств есть ещё и внутренние. По-другому, личные качества морального агента. В целом, о них Нагель рассуждает в схожем ключе и комбинирует несколько вышеупомянутых проблем в вопрос: «Насколько человек ответственен за то, кем он является?».

И это ещё один способ наплодить кучу претензий к принципу контроля, согласно которому человек не может быть ответственен за то, что обусловлено независящими от него факторами. В этом плане, когда кого-то осуждают за трусость или восхваляют за смелость, то нередко существует пресуппозиция, словно быть трусом или смельчаком — это личный выбор. Иными словами, в ряде моральных оценок упускается момент того, что действия человека зависят от того, кем он является. Показательны бесконечные рассуждения о маньяках, которых представляют и как жертв среды, и как заложников собственной генетики, и как сумрачных гениев, которые всё-всё-всё просчитали.

Моральная удача личных качеств затрагивает всё те же общие вопросы, но при этом открывает новое пространство для рассмотрения ситуации. Личные качества обладают потенциалом моральной репрезентации. С большой долей вероятности отвага в критической ситуации будет верхом доблести, но не обязательно.

Всё это интересно разворачивается в рамках примера с водителем. С одной стороны, он может проявить храбрость и ответственность, помочь сбитому пешеходу и вызвать скорую. Это же с большой долей вероятности приведёт к тому, что он встретится со всем потенциалом морального осуждения. С другой же стороны, водитель может проявить трусость или циничный расчёт, и просто скрыться с места преступления. При этом, возникает вероятность того, что он вообще не окажется в моральном поле этой ситуации.

Возникает дилемма. Что лучше: проявить себя морально, но при этом получить моральное осуждение, или же проявить себя аморально, но избежать вообще каких-либо моральных суждений?

Четвёртый вид: моральная удача причин

Последним видом моральной удачи Нагель отсылает нас к проблеме свободы воли, указывая на то, что ряд выносимых моральных оценок — это ещё и серия суждений о наличии или отсутствии детерминизма. Собственно, как это и можно было заметить на примере моральной удачи последствий и обстоятельств.

Моральная удача причин упоминается по большому счёту только из–за того, что нередко именно свобода является условием возникновения моральной ответственности. Поэтому полезно пытаться выделить причины поступка, дабы понять, насколько свободен человек был в своём решении. Таким видом моральной удачи выступают все классические парадоксы свободы воли, как, допустим, фраза: «Я просто исполнял приказ», которая указывает на разницу в формальной и фактической свободе.

Этот вид моральной удачи по сути был выражен в абзаце про ответственность в начале текста. Как указывает ряд мыслителей из той же топики, Нагель придумал четвертый вид моральной удачи из большого желания поговорить о свободе воле, но не заметил, что уже сделал это в первых двух видах.

Практикуя парадоксы

«Увидеть ряд событий, которые, как мне казалось, я контролировал… увидеть, как это действительно происходило… я вдруг понял, что был всего лишь марионеткой в руках многих сил, о существовании которых лишь смутно догадывался»Джимм Моррисон.

Несмотря на то, что моральная удача для Нагеля — это парадокс, он сообщает об этом крайне спокойно. Да и действительно, должно ли хорошего специалиста по этике удивлять откровение о том, что моральные суждения строятся на допущениях? В том числе и на таких больших, как плавающие границы случайности, личной ответственности и внешних воздействий. Как формулирует философ:

«Человек может быть морально ответственным только за то, что он делает; но что он делает, в значительной мере определяется тем, чего он не делает».

На первый взгляд такое суждение выглядит, как подстрекательство к моральному нигилизму, но в действительности оно скорее служит призывом к более нюансному и гибкому рассмотрению решения о принятии этических оценок.

Моральная удача говорит о том, что ответственность представляет собой рассеивающиеся радиальные волны. Есть точка, из которой они исходят — мотивы, за которые человек ответственен полностью. Из неё образуются видимые волны, — прогнозируемые риски, ответственность за которые меньше, но их нужно предусмотреть. В конце концов, есть волны, рассеивающиеся в границах планирования — непредвиденные ситуации, которые не зависят от человека, но при этом они неотделимы от общей картины, которой и будут выносить морально оценку.

Практический вывод следующий. Не стоит ориентироваться исключительно на намерение, контекст или результат. Надо учитывать комплекс критериев, и хоть абсолютно верные моральные суждения нам недоступны, зато приемлемые и практичные вполне.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File