Create post

Легендарный пенсионер Валерий Георгиевич: «И аромат шавермы пусть реет над страной!..»

Знаменитый пенсионер, достопримечательность городской культуры Валерий Георгиевич, cпас от утилизации вывеску старейшей питерской шавермы, встав живым щитом на ее оборону. Теперь историческая консоль хранится в коммуналке за площадью Восстания, где живет В.Г. Петров. Мы связались с героем через его страничку в Facebook. Орфография разговора полностью сохранена.

Валерий Георгиевич Петров. Фото — Дмитрий Пряхин, 2014 год
Валерий Георгиевич Петров. Фото — Дмитрий Пряхин, 2014 год

— Валерий Георгиевич, здравствуйте! Не умолкают разговоры о вашем подвиге. Правда, что вы смотрите вывеску «Шаверма» вместо телевизора?

— Да, смотрю. Обычно это происходит в утренние часы. Просыпаюсь, допустим, в часов 8-9 и ровно до 11 у меня просмотр, потом выхожу по делам.

— Как сложилась судьба вывески?

— Ей было тяжело. Ее хотели усыпить на старости лет. Я взял ее практически исдыханную, в последние секунды ее жизни на фасаде дома, что на углу Невского и Литейного. Принеся к себе началась интенсивная терапия: обновление лампочек, замена проводки, покраска отцветших букв. Соседка-ветеранка Зинаида Семеновна, принялась отпаивать вывеску кипяченым молоком и отварами полевых трав. Я воспринимал вывеску как болезное дитя. Оставалось надеяться лишь на чудо.

— И оно произошло?

— Мы все прониклись духовной глубиной церемонии, все стали добрее. Страдания вывески преобразили нас, купировали равнодушие. Да, хули там говорить? Вон, даже сам участковый Казан Муртазылович стал человечнее (хоть и милиционер). Утверждает, что никого не задерживал в эти дни. При чем был лоялен даже относительно наиболее опасных нарушителей (хотя вообще-то он и раньше ни хуя никого не задерживал): проституток, согласных на МБР — минет без резины, и пенсионеров, занимающихся торговлей у метро. На седьмые сутки возникло воскрешение вывески. Оно произошло, когда вся земля спала. Я проснулся от какого-то треска, переливалась нить Вольфрама. Я вскочил с кровати, спрашиваю: «Вывеска, это ты, епту?» А она мне: «Я, епту!» Я говорю, мол, погоди, сейчас свет в комнатухе врублю, а то ни хуя не видно. А она мне и говорит: «На хуя врубать свет, если я — вывеска?» И потом как вымолвит: «Я — И ЕСТЬ СВЕТ! Я — Вывеска Валерьевна Нуит! Спас ты меня от погибели, о, Великий Направляющий, Петров Валерий Георгиевич, бля, буду, на хуй!» И как замигает всеми лампочками, я охуел. Слеза, понимаешь, у меня покатилась. И, хуяк! Говорит, что может выполнить любые желания. Ну, тут я вообще опиздинел. Спрашиваю: «Абсолютно любое?» А она мне лампочкой подмигивает. Ну, я обрадовался, говорю: «Литру “Кодрянки. Красные цветы”, епту! Свежайшей!»

— Как сейчас себя чувстувует вывеска?

— Нормально. Я уже как-то говорил, что знакомый кассирмахер из гастронома «Семья» заходил. Говорил, что у них в магазине вывеска хуевая — цифра 7 и буква Я. Предложил скрестить их вывеску с нашей богоподобной Нуит Валерьевной. Но я его за такие жлобские предложения моментом на хуй послал.

— Интерес к вывеске большой?

— Трижды обращались из каких-то фото-студий. Сделать кадры им понадобилось каких-то красных девиц на фоне вывески. Я объяснил, что вывеска живет своей обособленной жизнью. Публичность ей ни к чему. Еще какой-то дибиленыш возник из паблик-раздела для зоотехников. Страница с примерным названием «Мясо — это еда настоящих мужиков». Говорит, мол ему надо для своего раздела создавать некое подобие музея, как у Володи Якубовича в «Поле чудес». Ну, я ему сказал, что мне название его раздела представляется каким-то пэтэушным, хотя и пиздел с ним сдержанно и тактично, на хуй даже не посылал (хотя и следовало бы).

— Валерий Георгиевич, каким вы видете будущее вывески?

— Что бы там не было вдали, с нами вывеска, с нами лаваш, с нами плавленый сырок «Дружба», с нами «Кодрянка. Красные цветы», с нами «Русская. Ржаная», с нами "72-ой портвейн"! С нами литература и музыка, сопровождавшая с детства! И аромат шавермы пусть реет на страной!…



Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About