Написать текст

турчанка

Irina Konopatskaia
Как же жалко того таксиста старичка, который конец своей жизни провел заключенным в ужасном тюрьме, умершим от сердечного приступа через пару тройку лет.

Как же жалко того таксиста старичка, который конец своей жизни провел заключенным в ужасном тюрьме, умершим от сердечного приступа через пару тройку лет.

В 1991 году молодая пара географов окончивших Санкт-Петербургский Государственный университет, решили отправиться в путешествие в Турцию. Олег и Наташа полюбили друг друга еще на первом курсе. Теперь, получивший каждый по красной корочки, они, окунулись в полноценную взрослую жизнь, в довольно приличном социальном слое, но не слишком вычерном, чтобы иметь какие-либо проблемы после распада Советского Союза, в недалеком, на то время, будущем.

Когда они сели в самолет Ленинград-Стамбул, они и не подозревали, что вернуться в Санкт-Петербург, что потеряют, и что обретут.

Это была не совсем туристическая поездка, Олегу удалось получить хорошую должность при российском посольстве, Наташа же, с тех пор стала домохозяйкой, что вполне устраивало обоих.

Турция приняла их с трудом, славянские лица очень выделялись из массы, но, темные глаза Олега, в сочетании с его белой кожей, иногда заставляли верить, что он один из них и принимать за своего.

Климат Стамбула пленил обоих, хотя, по началу, жизнь и работа у прилива Босфор пугала Наташу. Его скорость и мощь была устрашающая, на улицах, хоть и в центре города не было безопасно. Иногда, гуляя по городу, двое мужчин могли начать избивать друг друга до полусмерти, разжигая горячую кровь окружающих, это вызывало массовые драки.

Босфор разделяет две части города, на одной стороне, где работал Олег, была европейской частью, образованные горожане, дорогие отели и магазины, большой поток иностранцев, а на другой, вой большой мечети и доносившиеся сила настоящей турецкой религиозной страны, а не подделанной игрушки.

Настоящая восточная страна. Где свои правила, обычаи, казавшиеся, диким для любого христианина, и носящую постоянную угрозу в тоже время. Но, это, как ни странно притягивало молодую домохозяйку Наташу. И так, как с каждым месяцем ей становилось все скучнее быть в роли домохозяйки но, при этом, не желая приниматься за какой-либо труд, она, искала, где бы испытать эмоции. Наташа стала замечать, что ее все больше тянуло туда, на восточную часть берега, но осмелиться поехать одна, не решалась, и рассказать мужу об этой странной тяге, тоже.

Через полгода, постоянного проживания, на территории, когда-то бывшей Византии, Наташа забеременела. С этих пор, все ее мысли об адреналиновых всплесках утихли глубоко внутри, и она с головой погрузилась в подготовки к материнству, но не угасли на совсем, лишь отошли на дальний план.

Советский Союз распался, но должность Олег не потерял, хотя его под сократили, что заставило напрячься из–за появление будущих детей. Ведь Наташа ожидала появление близняшек.

У него встал вопрос: возвращаться ли на родину, отправить Наташу или остаться в теплой полной улицами деревьев инжира стране? Где бедность шла в одну ногу с богатством, отпугивала и опасала. Но, Олег, уже привык и потихоньку забывал, на каком контрасте выглядит Турция с Россией.

В итоге, он все–таки решил уехать обратно домой. Но, из–за неразберихи с бумагами, связью с Петербургом, революции, и внутренних неприятностей из–за гражданских междоусобиц, все перелеты Стамбул-Санкт-Петербург были не возможны на некоторое время, поэтому, Наташа и Олег понимали, что их девочки родятся не на родине.

И в день, когда рожала Наташа, случилось то самое ужасное, что никто из них не мог предполагать, и та утихшая когда-то буря в Наташе, материализовалась в жизни.

После этого рокового дня, она поняла, что это была вовсе не тяга, а предчувствие.

Пока Олег был на работе, Наталья поняла, сейчас она родит. До мужа, было, не дозвонится, телефон не работал, она вышла в жаркий августовский день в поисках такси. Кое–как Наташа объяснила, куда ехать старому таксисту, но, тот, увы, не точно разобрав на кусочке бумаги адрес роддома, на криво-написанном турецком, повез ее, в совсем другую часть города. Настолько обрадовавшись, далекой поездки, золотой рыбке, а значит хорошим деньгам, из почти отсутствовавшего слуха, и почти впавшего маразм, дедуля не понимал, что дама рожает позади него, т.к за всю свою жизнь никто из женщин не согласился родить ему ребенка.

Наташа не могла ничего сделать, и в итоге, старый полу-скелет турка отвез ее, на восточную часть города, как какому-то жилому дому. У дома ходила женщина в полностью закрытой одежде, а за такси, играла пару подростков. Окружающие услышали крики, и, не медля открыли дверцу такси.

Таксист так и не получил всей суммы, и вскоре оказался осужденном и упрятан в тюрьму. В этот день Наташа родила двоих девочек, но одной она лишилось, ибо ее похитили, и украл один из мальчиков подростков. Как, она особо не поняла, она помнит ножи, крики мальчиков, женщину, которая принимала роды, и которая гналась за мальчиками. Слезы, крики двух младенцев, крик одного у ее груди и второго уносившегося в даль.

Первая девочка, старшая осталось с мамой, а вторую, младшую, украли. И в этот день, Наташа обрела и потеряла одну из дочерей.

Как бы не пытались искать, ребенка это было не возможно. С трудом нашли Наташу. Совсем отчаявшись от поисков с уже пятимесячной дочкой, Олег и Наташа с горем и тяжбой на сердце, вернулись домой. Дочку они назвали Лизой, и решили о младшей никому не рассказывать, похоронив память о ней, но сохраняя веру в ее жизнь.

Это история, не о том, как вернется младшая домой к своим родителям, не о великом воссоединении семьи , а о том, какова бывает судьба с виду, двух одинаковых людей.

Когда семнадцатилетний мальчик украл девочку, зная, что ее хорошо можно продать, или вырастить, как рассказывали его друзья соседи, с кем он часто обкрадывал туристов на рынке. Или же жениться, ибо мать была красивая и очень понравилась Арслану, и он немедля украл младенца.

В доме отца его ждали наказания и террония, но родители понимали, что их сын подвергся влиянию какой-то шайки, и на кану, стоит судьба их семьи. Они строго наказали мальчишке молчать, и стали решать, воспитать ли ребенка самим или сдаться властям?

«Сдаться? Никогда.» — Подумал отец семейства. «Во имя Алаха, ребенок попал к нам неспроста», так он сказал своей старой жене Бельгин, «Видимо судьба ребенка была такова.»

Немного все обдумав, Айдын взглянув на свою полную старую жену, на что вызвало недовольство у Бельгин «Что это ты так уставился на меня старый?». На что последовала пощечина. У него возникла мысль, что его жена родила, а беременность они скрывали, боясь беды и мертвого младенца. К тому же, отец двенадцати сыновей, всегда мечтал о дочери, которой у него не было. И с того года шестидесятилетний полу бедный турок по имени Айдын, обрел дочку Лале.

Лале пошла в отца, темны глаза, бледно-белая кожа, но светлые волосы, которые вызвали восторг у местных. С каждым годом Лале становилась все красивее, и Айдын понимал, что дочери опасно среди своих соседей, которые то и дело, сватались уже к пятилетней Лале.

В один день Айдын понял, что если Лале не сослать, над его семействам кровавая месть, и ему и его сыновьям, хотя, часть были женаты, семьянина и учителя в школе, для Айдаыа не было защиты, угроза нарастала с каждым днем, и вот.

Пятилетнюю Лале отлучили от родителей, и отправили жить к старшему сыну Барышу, в его семью на воспитание в город. Все плакали, и Лале плакала, как же она будет скучать по ее любимому отцу, по любимой старой матери, по звукам родной мечети. Все плакали и Айдын плакал.

Но так было заведено Алахом, думала Айдын, пришло время разучиться Айдану с дочерью. И захоронилась правда об ее рождение между ним, его женой, и умершим сыном, которого зарезали за недолго, после всех этих событий. В ночь января, Арслан был зарезан у двери своего дома за воровство золотых часов у одного влиятельного господина.

Остальные сыновья свято верили, что это их сестра, и Лале верила в это. Итак, изначальная ложь, стала правдой для всего семейства, и правда больше не всплывала, Лале была турчанкой.

Но, к сожалению, судьба Айдына и его жены уже были решены, и разгневаешься семья, недовольный отказом Айдына пойти на выгодную сделку, зарезали его, его жену и весь скот, овец и кур, как когда-то был зарезан Арслан.

На следующий утро подруга Бельгин, подняла крик в деревне.

Через пару лет подобные распри строго карались и резни прекратились, но для Айдын и Бельгин это уже не имело никакого значения.

Лале была счастливым ребенком, родители уберегли ее от зла, подарили много любви, хоть и роскоши она никогда не видела, и знала что такое жёсткость.

Возможно из–за абсолютной разница характеров сестер, из–за драк между ними еще в утробе, ни одна ни другая никогда не чувствовала какой-то тоски внутри себя.

Олег и Наташа очень любили Лизу, но ее судьба не была наполнена страстями, она, не ощущала то тепло, что чувствовала Лале. У нее не было братьев, и детство Лизы было как и любого другого ребенка того времени.

Садик с еще оставшемся советским режимом, друзья по двору, игры в догонялки, служба в церкви в Рождество.

О Турции Олег и Наташа пытались не говорить, и постепенно, их жизнь покрылась серой пеленой обыденности и постоянства, вкус был утрачен, Олег почувствовал приход душевной старости, Наташа впала в депрессию.

К двенадцатилетнию Лизы, они превратились одну из тех пар, что играют брак на виду у общества, не испытывая каких либо чувств к друг другу, лишь обязанности и тень прошлого все еще сплочала их. Это было странно, ведь, горе должно было их сблизить, увы, в их случае, они только отдалились друг от друга, хотя оставались в хороших доверительных отношениях.

 — Где же наша любовь Олег? Все было так хорошо, мы были так счастливы, что же случилось? — спрашивала его Наташа

— Жизнь, порой бывает не справедливо, видимо мы это заслужили. Но мы же хорошие друзья?

— Конечно, лучшие.

— Как иногда, один лишь день из жизни может омрачить всю жизнь в будущем… Вот если бы ты не выбрал эту чертову страну.

— Тогда бы может они и не родились бы, пожалуй.

— Но мог бы ты выбрать Францию, Англию, Израиль наконец? На кой черт тебя идиота понесло в Турцию, чертову Турцию?

— Не Турция, так другая страна, ее могли бы и украсть в Париже.

Их брак стал открытым, он утратил какую-либо исключенность, любовь ушла, их связь стала не более интересной.

Это рассказ, не роман и не новелла, не ожидайте сто страниц.

Как ни странно, но Лиза вышла замуж раньше Лале. Видимо от отсутствия любовной ласки, Лиза вышла замуж на утяжеление в девятнадцать лет за своего сокурсника. А медовый месяц пара решила провести в Турции, из–за денежных напряжек, Олег и Наташ не показали ни чурочки удивления, даже холодно отреагировали на весь этот союз.

Тем временем, Лале училась в университете, в тайне от братьев ходила, на страх самой себе временами католическую церковь, сама не зная зачем. В шестнадцать лет, ее изнасиловал одноклассник, который по каким-то непонятным обстоятельством, был найден мертвым в канале недалеко от ее школы. В семнадцать она поступила в университет на историка, и вместе с сокурсниками к девятнадцати отправилась в Петербург по грантам на лето. Русская культура ее привлекала, но была дика. Она восхищалась русскими писателями и живописцами, но не более чем французскими и итальянскими.

Пока Лиза гуляла по Стамбулу с мужем, то дело, заводя скандалы и истерики, Лале изучала русскую культуру, радовалась и наслаждалась летом.

В один августовских день, Лиза и ее мужу сели на корабль и поплыли к островам вместе с одним из братьев Лале. Пока ее муж где-то шатался подальше от жены, брат не терял времени и стал клеится к милой голубоглазой русской, то и дело, флиртуя, Лизе это очень льстило, она полюбило Турцию, и даже тешилась, что здесь была бы счастливее, чем дома, что, конечно был лишь эфемерной иллюзией.

Лале же гуляла по Невскому проспекту, не зная русского, но благодаря образованию хорошо говорила по английский. Мимо нее проходил много людей, когда, наконец, их группа сделала остановку на ланч, Лале пошла, гулять сама по себе, и один юноша подошел к ней

— Извините, могу ли я с вами познакомиться? — спросил он ее

На что она ответила ему “What?” И тогда к разочарованию юноши, принявший ее за русскую, он выяснил, что она турчанка, очень разочаровавшись в ее происхождение, довольно грубо с ней объяснился и ушел.

Нет, судьба более не свела Лале с Наташей и Олегом, даже когда, она была проездом в Петербурге. Лишь однажды с Лизой, в аэропорту, когда Лиза входила в него, а Лале выходила, встречая восточную родину.

Их жизни были разные, их не объединяла ничего, кроме девятимесячного пребывания в одном утробе, их судьбы встретились лишь тогда, и им не было суждено, как обычно бывает, вырасти вместе, узнать друг друга.

Каждая пошла, свей дорогой, как когда-то пошли их родители, путь которой, привела их в то холодное августовское лето, к тому самому дому, к той турчанке и тем двум подросткам.

Они пошли своими дорогами еще до рождения, наперед зная сердцем направления ветра.

Как же жалко того таксиста старичка, который конец своей жизни провел заключенным в ужасном тюрьме, умершим от сердечного приступа через пару тройку лет.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Irina Konopatskaia
Irina Konopatskaia
Подписаться