Буря из одной ноты

Ирина Севастьянова
23:20, 03 июня 2019798
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

О выступлении Теодора Курентзиса на фестивале современной музыки Acht Brücken в Кельне

Фото Jörg Hejkal

Фото Jörg Hejkal

Сочетание произведений в концертных программах Курентзиса редко когда не вызывает вопросов. На выступлении в Кельне с возглавляемым им
оркестром SWR Sinfonieorchester на фестивале Acht Brücken («Восемь мостов»)
выбор сочинений тоже не был очевидным. Теодор остановился на русских композиторах: Курляндском, Невском и Рахманинове. Никак не были представлены сочинения французского автора Жоржа Апергиса — хэдлайнера этого года, чьи работы исполнялись почти во всех концертах фестиваля.

Публика Кельнской филармонии на концерте Курентзиса другая,
нежели на московских выступлениях дирижера. И в Германии, и в России пустых
кресел почти нет; билеты раскупаются быстро. Но попасть на Теодора в Европе
гораздо реальнее, чем в Москве или Питере: ценовой диапазон на порядок ниже,
чем у нас в стране, да и есть возможность купить стоячий билет за 10 евро прямо
в день концерта. Если в России Курентзис популярен среди знаменитостей, которых в другой вечер не увидишь в консерватории или «Зарядье», то в зал Кельна пришли обычные слушатели, держатели абонементов — в основном пожилые пары. Никаких селфи, разбрызгивания парфюма, вереницы дорогих автомобилей на входе и шампанского. В антракте достопочтенные Damen und Herren выпивали небольшойстаканчик пива и иногда брали соленый брецель.

Курентзис здесь как будто не в своей тарелке: русских в зале почти нет, он строг, начинает концерт невыносимо рано по нашим меркам — с опозданием в пару минут. Скромно кланяется и сразу приступает к делу.

Первым исполнили сочинение Дмитрия Курляндского. На первый взгляд, The Riot of Spring совсем не подходит для начала концерта: на многих слушателей оно производит сильное эмоциональное впечатление и после сложно воспринимать что-либо другое. Дирижер, видимо, пришел к такому парадоксальному решению внезапно: перед концертом было объявлено о перемене порядка сочинений в программе, изначально первой стояла пьеса Сергея Невского.

Ход оказался удачным. Во время сочинения оркестранты по одному перемещались со сцены в зал, отдавали свои инструменты слушателям и помогали новичкам извлечь ноту ре — единственную ноту, тянущуюся на протяжении всего
произведения. В итоге публика оказалась в звучащем кольце, напряжение все
накалялось, резкий обрыв звука в конце был встречен ревом, как на футболе,
когда кто-то забивает гол. Публика в Кёльне очень доброжелательна, но такой
бурной реакции не встречалось ни на одном из концертов фестиваля. Зал был взят.
После исполнили довольно спокойные 18 эпизодов для оркестра Невского,
нейтрализуя тем самым эмоциональный взрыв.

Вторая симфония Рахманинова во втором отделении не выглядела чем-то совсем анахроничным, потому что на фестивальных концертах в филармонии Кёльна не все программы состояли из современных сочинений. Например, Концерт для аккордеона с оркестром (2015) Жоржа Апергиса поставили вместе с Шестой симфонией Брукнера. Видимо, постоянные слушатели не готовы воспринимать
исключительно новую музыку, она идет как полезный рыбий жир перед обедом.
Рахманинов в программе, конечно, не очень хорошо сочетался
с сочинениями из первого отделения. Однако объяснить, почему Курентзис поставил его в один концерт с совсем новой музыкой, можно: Вторая симфония — невероятно страстное сочинение, а воздействие на эмоциональном уровне — главное оружие дирижера. Отсюда его гипертрофированная жестикуляция, стремление к тому, чтобы оркестранты не сидели спокойно на стульях, а двигались вместе с ним; отсюда трактовки, с преувеличенными темповыми и динамическими контрастами.
Собственно, среди современных авторов Курентзиса интересуют композиторы, которые воздействуют на слушателей похожим образом. Например, Георг Фридрих Хаас, приехавший на Дягилевский фестиваль в этом году. На «Восьми мостах» композитору заказали два сочинения. Первое — im Schatten der Harfen для ансамбля — колористичное и мистериальное, казалось немного ретро: как если бы Дебюсси освоил спектральную технику.

Второе, equinoxдля кларнета, виолончели и фортепиано, и вовсе было написано в романтическом духе. Перед исполнением Хаас даже выступил с речью. Его рассказ сводился к разъяснению, что классические сочетания (аккорды, мажорные и минорные гармонические последовательности) не стоит рассматривать с точки зрения тональности — это некая абстракция. Банальные длинноты старательно сыграли солисты Klangforum Wien. Слова композитора не смогли спасти пьесу: исполнение было прекрасным, а само сочинение — скучным. Впрочем, это не помешало теплому приему произведения у публики. Воспитанные слушатели, прямо как у Чехова, сделали вид, что не заметили пятна на скатерти.

Приторная пьеса Хааса заметно проигрывала на фоне новых сочинений Ребекки Сондерс и Ин Ван. В технологичных и маскулинных произведениях музыкантам Klangforum было где разгуляться и показать возможности инструментов. Кстати, похожей драматургией развития и звукоизобразительностью отличалось и новое сочинение Альберто Посадаса, исполненное на другом концерте.

Хааса и Курентзиса, впрочем, очень любит публика, она голосует за них в евро. Если композитор в своем музыкальном языке становится все более традиционным, то дирижер, которого принято считать радикалом, часто выбирает самые известные классические сочинения. для репертуара SWR, например, он предложил Малера, Чайковского и Рахманинова. С другой стороны, новая музыка в большей степени связана с интеллектом, чем с чувственностью, возможно, Курентзиса назначили в этот оркестр потому, что он способен растормошить не только публику, но и исполнителей, для которых игра превратилась в рутинную работу.

Видео выстуления Курентзиса и SWR Sinfonieorchester во Фрайбурге

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки