Актуализация интолерантности к неопределённости в условиях пандемии

Юлия Макарова
11:31, 28 марта 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В связи со вспышкой коронавируса и вынужденными мерами самоизоляции все люди — от школьников и студентов до политиков и глав государств — оказались в подвешенном состоянии. Отношение к предпринятым мерам по предотвращению распространения коронавируса — это интересно, но немаловажен также вопрос о том, кто и как справляется со сложившейся в мире нестабильной обстановкой на личностном уровне.

Image

Текущая ситуация обнажила всеобщую так называемую интолерантность к неопределенности. Она выражается в отношении человека к ситуации неопределённости, а конкретно — в неспособности эффективно действовать в быстро изменяющихся обстоятельствах, как-то с ними справляться, принимать происходящие изменения и учиться жить в соответствии с ними.

Среди основных признаков интолерантности к неопределённости выделяются следующие [1]: а) потребность в категоризации; б) потребность в определённости; в) неспособность допустить сосуществование положительных и отрицательных качеств в одном и том же объекте; г) принятие «чёрно-белого» взгляда на жизнь; д) предпочтение знакомого незнакомому; е) отвержение иного и необычного; ж) сопротивление изменению неустойчивых факторов; з) поспешное принятие и дальнейшее поддержание одного варианта решения в неоднозначной ситуации; и) преждевременные выводы.

Ко второстепенным признакам относят: а) авторитарность; б) догматичность; в) ригидность; г) консервативность; д) этническая предвзятость; е) отсутствие креативности; ж) тревожность; з) экстернальный локус контроля; и) агрессивность.

Какой бы позиции человек ни придерживался — «за» применение средств индивидуальной защиты или «против» — его интолерантность к неопределённости будет проявляться, к примеру, через ригидность: аффективное поведение, демонстративность, эгоизм. В зависимости от выбранного «лагеря», это будет либо человек, например, носящий маску и призывающий к ответу всех, кто этого не делает, либо тот, кто отказывается от ношения маски и с опаской или презрением относится к тем, кто продолжает их использовать, и даже проявляет в отношении этих людей агрессию. К настоящему моменту наверняка многие сталкивались с ситуацией, когда человека без маски отказываются обслуживать в магазине, но покупатель остаётся глух к просьбам персонала и устраивает скандал.

Очевидным проявлением интолерантности к неопределённости является стремление человека как можно скорее прояснить для себя ситуацию, при этом зачастую пренебрегая интересами других людей. Простым примером могут служить люди, которые с самого начала решили, что никакого вируса не существует, а предпринятые меры по предотвращению его распространения — это всемирный заговор. Такие люди отказываются от применения средств индивидуальной защиты, невзирая на то, что могут таким образом подвергнуть опасности окружающих.

Image

С толерантностью к неопределённости тесно связано такое понятие (и процесс) как копинг-стратегия (от англ. coping strategy — стратегия преодоления). Основная цель копинг-стратегий — это адаптация человека в условиях быстро меняющихся обстоятельств. В целом, копинг-стратегии направлены на овладение контролем над ситуацией и снижение воздействия стресса на человека.

Существует несколько классификаций копинг-стратегий, но мы остановимся на наиболее наглядной. Так, выделяются проблемно-ориентированные и эмоционально-ориентированные копинг-стратегии [2, 3]. Проблемно-ориентированные копинг-стратегии направлены на то, чтобы переоценить сложившуюся ситуацию, найти в ней положительные стороны и спланировать свои дальнейшие действия. Т.е. в целом это работа с ситуацией, которую человек в силах исправить. Если же ситуация оценивается человеком как не поддающаяся изменению, то применяются эмоционально-ориентированные копинг-стратегии. Они направлены в основном на улучшение психического и психологического состояния, стабилизацию эмоций, снижение влияния стресса и общее улучшение эмоционального состояния.

Особенностью ситуации неопределённости является то, что в ней ранее использовавшиеся клишированные варианты решения проблемы перестают работать. С возрастанием неопределённости снижается прогнозируемость ситуации, а вместе с ней и контроль над самой ситуацией. В таких случаях проблемно-ориентированные копинг-стратегии малоприменимы, и в дело вступают эмоционально-ориентированные копинги. Они могут быть разными: избегание или отрицание сложившейся ситуации, дистанцирование от неё, юмор, эмоциональное переживание или же подавление чувств, сохранение самообладания, самобичевание или перекладывание ответственности на другое лицо (на психолога, например), фатализм.

Важно отметить, что каждый человек всегда использует целый комплекс копинг-стратегий в той или иной ситуации. Так, несмотря на малую эффективность проблемно-ориентированных копинг-стратегий в ситуациях неопределённости, можно попытаться использовать такие из них как поиск информации по теме и планирование будущих действий. Это поможет, во-первых, прояснить ситуацию для себя за счёт получения новых знаний, а во-вторых, рассмотреть максимально возможное количество вариантов дальнейшего развития событий и спланировать свои действия в соответствии с каждым из них. В комплексе с применением эмоционально-ориентированных копингов это поспособствует чувству частичного или полного возврата контроля над ситуацией.

Принятие неопределённости — это сложная, а для некоторых людей совершенно невыполнимая задача. Значимость принятия заключается в том, что именно от него зависит дальнейшая эффективность или неэффективность действий человека в сложившейся ситуации. Важным фактором для принятия является положительная переоценка. Поиск преимуществ в ситуации неопределённости может привести к неожиданным выводам: например, вдруг находится время для осуществления тех идей, которые в условиях стабильности постоянно откладывались в дальний ящик. Вместо того чтобы концентрироваться на собственной неспособности контролировать ситуацию, лучше будет сфокусироваться как раз на том, что можно контролировать. Если человек не знает, потеряет ли работу из–за вспышки коронавируса, но никак не может на это повлиять, то рациональнее будет уделить больше внимания, к примеру, своим хобби, попытаться стать лучше в этом и спланировать, как заставить своё хобби приносить доход.

Стоит здесь упомянуть и о взаимосвязи толерантности к неопределённости с такими личностными характеристиками как экстраверсия/интроверсия и нейротизм, складывающимися, по Айзенку, в темперамент. Исследование доказало наличие прямой связи толерантности к неопределённости с экстраверсией и обратной — с нейротизмом [4]. Таким образом, сложнее всего ситуацию неопределённости переживают интроверты с высоким уровнем нейротизма (меланхолики), а легче всего преодоление подобных сложностей даётся экстравертам с низким уровнем нейротизма (сангвиникам). Из этого можно предположить, что в ситуации неопределённости меланхолики будут вероятнее всего склонны к выбору неадаптивных копинг-стратегий, тогда как сангвиники — наоборот.

Image

Нужно здесь вспомнить и об упоминаемых Э. Фроммом людях, склонных к «некрофилии» как к любви к смерти вообще, и других, склонных к «биофилии» как к любви к жизни [5]. О первых Фромм пишет так: это люди, «чье внимание особенно привлекают похороны, смерть, заболевания, чья любимая тема разговора — история их болезней». В целом этих людей интересует лишь распад, деструкция.

Если говорить коротко, то люди, склонные к «некрофилии», — это люди, использующие неадаптивные копинг-стратегии (фатализм, отрицание, избегание, самобичевание и др.), а другие, склонные к «биофилии», — это те, кто использует адаптивные копинги (сохранение самообладания, планирование, поиск информации и др.). С обыденной точки зрения мы бы назвали первых пессимистами, а вторых — оптимистами (или же реалистами).

Деструктивные личности проявляют себя вне зависимости от того, какой позиции в условиях пандемии они придерживаются: за соблюдение мер индивидуальной защиты или против. Это как раз те люди, которые, находясь в общественном месте, либо демонстративно отказываются от использования медицинской маски, либо используют её и проявляют крайнюю нетерпимость к тем, кто этого не делает. Это также те, кто всегда выбирает крайности: либо нарушает установленный местными властями режим самоизоляции, либо продолжает строго его соблюдать даже после того, как карантинные меры ослаблены или уже сняты. В любом случае, это не те, кто в сложившейся ситуации увидит шанс для приобретения нового опыта, навыков или знаний.

Основным потенциалом преодоления этой склонности к деструкции Фромм считает интерес — к окружающему миру и другим людям. Но для начала интерес нужно пробудить. Пробуждение интереса происходит за счёт отзывчивости — опять-таки, к миру и к людям. Отзывчивость и интерес помогут по-настоящему связать себя с миром, сделать себя его частью. И именно через это присоединение придёт и любовь к жизни, любовь ко всему конструктивному.

Таким образом, в условиях пандемии актуализировался вопрос исследования толерантности к неопределённости как личностной характеристики, раскрывающей человеческий потенциал к развитию. Более углубленные исследования в этом направлении имеют целью не только сделать срез состояния общества здесь и сейчас, но также в дальнейшем применить полученные данные для повышения толерантности к неопределённости среди населения. Массово наблюдаемая интолерантность к неопределённости является маркером, наглядно показывающим превалирующий способ реагирования людей на сложившуюся эпидемиологическую обстановку. Безусловно, наряду с людьми, выбирающими неадаптивные копинги, есть также и те, кто применяет более эффективные стратегии, в результате чего быстрее и с большим успехом адаптируется к новым обстоятельствам, однако на данный момент эта группа удручающе немногочисленна.

Литература:

1) Bochner, S. Defining intolerance of ambiguity // The Psychological Record. 1965. No. 15. Pp. 393–400.

2) Folkman, S., Lazarus, R.S. Coping and emotion // Monat A. and Richard S. Lazarus. Stress and Coping. N.-Y. 1991. Pp. 207–227

3) Lazarus, R.S., Folkman, S. The concept of coping // Monat A. and Richard S. Lazarus. Stress and Coping. N.-Y. 1991. Pp. 189–206

4) Wolfradt, U., Pretz, J.E. Individual differences in creativity: Personality, story writing, and hobbies // European Journal of Personality. 2001. No. 15(4). Pp. 297–310.

5) Фромм, Э. Психологические проблемы старения.

Автор текста: Макарова Юлия.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки