radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Science

Чарующая амбивалентность темных стекол.

Иван Кудряшов 🔥
+3

Наши повседневные вещи полны диалектики (хотя порой это псевдодиалектика). Будучи воплощением наши желаний, они становятся понятными, если только помещены в поле противоречивых намерений и функций. Одной из таких амбивалентных вещей являются темные очки. Выступая своеобразной маской, темные очки выполняют несколько разных функций: они и защита, и форма агрессии, и то, что скрывает и одновременно то, что делает видимым/заметным. И, конечно же, разные виды темных очков — это способ дополнить свою идентификацию материальным удостоверителем (который, впрочем, выступает в роли означающего, а потому остается таким же зыбким, как и любые другие означающие).

Мы редко обращаем внимание на гибкость означающих и вещей, служащих таковыми. Сегодня темные очки — это целая серия легко опознаваемых образов (стильная фам фаталь, светская модница, загорелые пляжники а-ля 80-е и т.д., и т.п.). Однако в пору моего детства темные очки означали слепого (черные и круглые) или старика (массивные, в роговой оправе с толстыми линзами и каким-то затемняющим покрытием). Затем в начальной школе была мода на цветные очки (дешевые, из штампованной пластмассы, режущей уши, с пластиковыми стеклами). Ничего интересного, кроме возможности видеть мир в разных цветах, в них не было — это были очень неудобные и недолговечные игрушки. В подростковую пору стильные солнцезащитные очки уже могли стать причиной повальной любви противоположного пола к их носителю, причем главным источником стиля выступали герои боевиков, увиденных в видеосалонах на затертых VHS-кассетах. Впрочем, в ту же пору, в силу понятных причин, темные очки стали еще и атрибутом наркомана. Сегодня темные очки — самая обычная повседневная вещь, и обязательный аксессуар для того, хоть немного следит за модой.

И все же темные солнцезащитные очки — вещь особая, это не просто приспособление для защиты глаз от яркого солнца, но скорее, неотъемлемая часть в создании имиджа, в изображении того, кто ты есть. Кино и модная фотография долго приучали нас к культовым образам, созданным с помощью солнцезащитных очков: начиная от образов Одри Хепберн в моде 50х и заканчивая героями «Матрицы».

То, что касается наших неявных желаний и чаяний, воспринимается отнюдь не как простые вещи, а скорее, как магические объекты. Как же воспринимаются темные очки на этом уровне психологического фетишизма?


Не нужно быть большим гением, чтобы догадаться, что темные очки работают как маска. И как у всякой маски, у очков есть несколько функций, которые по одной или в совокупности востребованы тем, кто их носит. Их первая функция — скрывать глаза, но всякое сокрытие может оказаться весьма красноречивым. Схожим образом в обе стороны работает и функция защиты. Оберегая глаза от лишнего света, а также создавая психологический эффект дистанции, очки, как кажется, выступают лишь в роли послушного инструмента. Однако эти эффекты имеют свои последствия, в т.ч. и те, что происходят с другим: с тем, для кого темные стекла визави — это слишком тревожащая (своим избытком) вещь. Ну и наконец, в любой своей функции очки создают образ, и эта эстетическая, а также идентификационная нагрузка всегда остается двусмысленной для носителя. Ведь в конце концов сложно однозначно сказать конструирует ли он сам свой образ или воленс-ноленс формируем извне.

Скрывать/показывать.

Очки скрывают не глаза, а взгляд. Другой человек возникает во взгляде (гораздо реже в касании и голосе) — когда глаза напротив реагируют, проявляют самостоятельность. Поэтому если справедливо замечание, что «глаза — это зеркало души», то лицо в солнцезащитных очках — это лик самой вещи. Возможно в ряде случае другим людям даже удобно, когда вы не слишком давите на них своим живым присутствием — например, своим пытливым или наоборот безразличным взглядом. С точки зрения некоторых исследователей подобная мазохистская позиция свойственна женщинам. Для женщины симуляция привлекательного образа — это часто основная стратегия. Именно поэтому отказ от себя, от своей субъективности — поведение, которое облегчает другим проецировать на женщину свои фантазии.

Зловещий лик вещи (из фильма «Город грехов»)

Зловещий лик вещи (из фильма «Город грехов»)

Естественно, что подобный комплекс обычно не осознается носителем, и имеет свою оборотную сторону. За темными очками человек может также сокрыть свой излишне заинтересованный взгляд. Вспомним литературные и кино-образы сыщиков и любителей, наблюдающих за кем-то, ревнивцев и неверных жен, разного рода сомнительных персонажей. Так что очки могут выступать и как средство сохранения своей субъективности от оценивающего другого (например, от ревнивого партнера). Субъект таким образом сохраняет свою субъективность и нормальность — одним из условий которых является то, что Жижек назвал «Другой не должен знать всё». Иными словами, темные очки могут выступать в роли условности, с помощью которой носитель убеждает себя в незнании другого или Другого. Причем во втором случае, с большим Другим очень часто сокрытие лишь конвенционально: то, что скрывается (в т.ч. темными очками) оказывается секретом Полишинеля, о котором не говорят именно потому что знают или догадываются. Часто в этих случаях затемненные очки выступают в роли самой обычной маски (а не психологической личины), дабы спрятать синяки и мешки под глазами. Люди обычно скрывают детали личной жизни, негативные последствия отдыха, но все–таки сложно отрицать в этих примерах присутствие жеста афиширования определенного образа жизни (выпивка, бурные выходные, домашние скандалы и т.п.). Эта вера в одураченного Другого чем-то сродни шутке о том, что «даже самые темные очки не спасут от запаха перегара».

Нападать/защищаться.

Даже культурная привычка не способна сделать наше восприятие людей в очках совершенно нейтральным. И здесь нужно обратить внимание на позицию того, на кого направлен «взгляд» темных стекол. Лицо в непрозрачных очках, повернутое к вам, воспринимается как неотвязный наблюдающий за вами (воображаемый) взгляд, и гораздо реже как безличный объект. Здесь можно отметить ту же диалектику взгляда и глаза, что и в ситуации, когда на человека направлен фотообъектив. Нормальный человек будет искать за этими стеклами другого, непонятное желание, обращенное на него. Напротив, полное отрицание взгляда за очками соседствует пограничным феноменам (и видимо характерно для депрессивных и параноических оттенков опыта). Впрочем, в повседневности много других вещей приучает нас к расколотому восприятию, в котором обе эти перспективы сливаются в одно тревожное переживание: смесь вины, тревоги, раздражения и аутизма.

Темные очки часто соседствуют с сигаретой — еще одним объектом смутных желаний

Темные очки часто соседствуют с сигаретой — еще одним объектом смутных желаний

Те, кто носят темные очки, порой знают об этом элементе агрессии в адрес других. И все–таки большинство в гораздо большей степени зациклены на своем образе и своих переживаниях, в которых очки выступают как род защиты. Причем, феноменологически это представляется как создание дистанции. Во-первых, это дистанция в ощущениях. Нетрудно заметить характерное изменение выражения лица (надменность, общение «через губу», сжатая челюсть, более сдержанная мимика) у многих людей, когда они надевают темные очки. Особенно большие черные очки создают эффект отстранения, что иногда участвует в поддержке образа неприступности, загадочности. Последнее в большей мере следует понимать не как построение своеобразной романтической идентификации (эдакой роковой женщины), а скорее, как симуляция сокрытия, создание привлекательной упаковки. Во-вторых, возникает дистанция и в коммуникации. Если верить психологам, то жест снятия/надевания очков при общении означает выбор более близкой или далекой позиции. В этом смысле, темные очки (которые не являются для человека необходимостью, как, например, очки с диоптриями для того, кто плохо видит) — это явно усиленная психологическая дистанция. И в этом дистанцировании можно увидеть отказ от понимания других или неспособность к такому пониманию.

Если же говорить о реальной защите, в которой темные очки выступают в роли фильтра, то здесь интересно обратить внимание на то, насколько часто они используются. Когда вы отдыхаете на пляже или работаете в солнечных условиях (напр., при вождении авто) солнцезащитные очки — хороший помощник. Любопытно, что происходит в тот момент, когда надетые очки уже не нужны: вот в этой точке один их снимет (как нечто излишнее), а другой оставит (ощущая себя едва ли не голым без них). Поэтому повседневное ношение, везде и всюду — скорее род манифестации своих мировоззренческих представлений. Современный горожанин уже не воспринимает что-либо природное как естественный фон: для самых простых реалий (солнце, вода, воздух) ему необходимы соответствующие посредники (очки, защитные крема, очистители, кондиционеры, ионизаторы и т.п.). В конце концов при определенном образе жизни темные очки нужны постоянно. Если для кого-то именно ночь и искусственное освещение представляется как нормальный фон жизни, то они необходимы для защиты от «ненормального» солнечного дня (а ночью также востребованы — от яркого неона, стробоскопов ночных заведений и т.д.). По мнению ряда биологов, солнечный свет — не просто источник энергии и тепла, необходимый всем живым существам, плюс к этому важна еще и солнечная радиация — естественный мутаген, движущий эволюционное развитие, обогащение генома всякого вида новыми признаками (которые могут пригодиться однажды — в виду резко изменившихся условий обитания). Однако, похоже, человечество настолько уверено в том, что является «вершиной развития», что до некоторой степени стремится остановить собственную эволюцию.

По большому счету кино, театр и выставка — это еще один способ сбежать от взгляда. Но некоторые предпочитают более прямые пути.

По большому счету кино, театр и выставка — это еще один способ сбежать от взгляда. Но некоторые предпочитают более прямые пути.

Конструировать/быть конструируемым.

Самые очевидные элементы, с помощью который пытается скорректировать свой образ современный человек — это, конечно, те вещи, мимо коих ни в коем случае не пройдут модный глянец и журнал о здоровье.

Неудивительно, что любой глянец с непререкаемым и безапелляционным тоном заявит вам, что темные очки — это необходимый аксессуар. Или что-нибудь в таком духе: «Очки в большой цветной оправе — абсолютный must-have». К тому же очки являются выгодным местом демонстрации того или иного бренда (чаще всего логотип размещается прямо на стеклах или дужках). Однако если очки выступают как аксессуар для украшения лица, то это позволяет сделать ряд выводов. Это весомый показатель фетишизации понятия привлекательности: она не может быть просто естественным свойством глаз, лица — теперь ее воплощают модные (и дорогие) вещи, украшения и т.п. Естественной сопутствующей тенденцией этому является также неизбывная неуверенность в своей внешности. В самом деле, кто в ясном уме посчитает темные стекла более привлекательным объектом, чем свои глаза, свое неповторимое лицо? Очки, занимая место глаз, в значительной степени корректируют и восприятие всего лица. Разная форма и дизайн могут придать восприятию другого человека эффект удивленного или напротив решительного лица. И я бы даже сказал, что некоторые люди, часто рассматривающие себя в зеркалах и фотографиях, вырабатывают своего рода мимическую чувствительность к очкам — их воображаемый образ при надевании очередного аксессуара буквальное трансформирует и все лицо.

Поэтому стоит отметить такой частный момент, как зеркальность некоторых солнцезащитные очков. Современный человек не может жить без этого зеркала — ему все время нужно удостоверяться в наличии своего зеркального образа (теперь с этой ролью блестяще справляются черные экраны и камеры смартфонов/планшетов). А очки как зеркало есть объект, не только отражающий чужие взгляды, но и возвращающий своему носителю его собственный. Зеркало само по себе — предмет крайне двойственный, и эта смысловая двойственность проецируется на очки по причине явной схожести этих двух вещей. Зеркала как художники, они делают наш образ лучше, скрывают мелочи, щадят наше самолюбие (или наоборот, бывают безжалостны и будто бы гротескно увеличивают все наши изъяны). Точно также и очки — демонстрируют неуверенность в себе, отчаянный поиск себя более лучшего в «образе в очках».

Глянцевый журнал ко всему прочему еще и строго подчеркивает гендерные различия в отношении к темным очкам. Мужские журналы не много внимания уделяют очкам: они должны подчеркивать маскулинность, особый стиль (чаще всего они самый простой и эффектный способ подражания своему герою, кумиру — реальному или вымышленному). Например, все мы можем вспомнить, что герои популярных фильмов («Матрица», «Кобра», «Терминатор», «Блэйд», «Люди в черном» и т.п.), имеют свой узнаваемый стиль очков. Последнее порой обыгрывается на уровне сюжета, особенно в различных сиквелах. И, похоже, что глаза — символически не самая сильная часть у мужчин. Иное дело — женщины. В символическом конструкторе под названием «Женщина» глаза имеют первостепенную важность. И это вдвойне любопытно: зачем их скрывать?

Темные очки — несомненно, выступают как атрибут соблазна. Подобно ажурному чулку, который, скрывая, более рельефно являет женские ноги, очки вносят мотив прелюдии — перед реальной встречей глаз. Акцент на очках также позволяет подчеркнуть мотив изящества и хрупкости в собственном имидже (стекло — мотив хрупкости, тонкая оправа — мотив изящества, элегантности). Вообще образ современного человека в солнцезащитные стеклах, нередко педалирует один и тот же прием, делает акцент на узком наборе черт. Затемненные очки — взгляд бесстрастный, но сексуальный. Отсюда вытекает довольно четкое представление о модели современных отношений: никаких сентиментов и привязанностей, чистая стратегия власти и получения удовольствия (или, как сказали бы некоторые современные философы, производство знаков обладания, власти и удовольствия). Обратим внимание, что неспроста в фильмах довольно часто темные очки скрывают лица «героев-вершителей суда» и «героев-соблазнителей». Подобное соседство сексуальности, соблазна и власти, насилия вряд ли назовешь случайным.

Кажется, что солнцезащитные очки в обыденном представлении делают мужчину более мужественным (ассоциация с героем, обладателем власти и силы), а женщину — более женственной. Деловые прозрачные очки могут сделать образ женщины более активным и агрессивным, но затемненные — всегда подчеркивают род пассивности. По сути, лик женщины в очках — это воплощенный мужской фантазм о женщине как не-субъекте, т.е. максимально удобном партнере (который лишен всякого избытка, всякой тревоги, а потом подобен лику без взгляда, с пустыми стеклянными глазами куклы).

Отмечу еще одну необычную закономерность: одни люди обычно при общении снимают очки и убирают их (иногда на затылок), а другие — всегда оставляют на виду (поднимают их, в качестве ободка на волосы, вешают на грудь, держат в руках). Причем, еще лет десять назад я бы сказал, что среди первых замечаю больше мужчин, а среди вторых — в основном женщин. Сейчас это уже не так: стал ли я более наблюдателен и непредвзят или попросту изменились времена и манеры? Пожалуй, и то, и другое. Неубранные очки становятся объектом различных тревожно-соблазняющих манипуляций — например, поигрывание или покусывание дужки очков. С одной стороны, сам жест, когда снимаются очки и еще какое-то время обыгрываются, по своей тональности есть род стриптиза, доступный в общественном месте элемент соблазнения. Женщина, как отмечает психоанализ, будучи в культуре, не может быть «голой», она либо «одета», либо «раздета». Очки в этом смысле — еще один элемент «одежды», который в определенном ракурсе ценен только тем, «как его можно снять». С другой стороны, есть что-то навязчивое в той настойчивости, с которой очки предъявляются, даже когда сняты. В каком-то смысле, они выступают фетиш, т.е. род объекта, гарантирующего привлекательность, удовольствие. Отсюда можно объяснить различие мужского и женского отношения к темным очкам. Для мужчины темные очки — метонимический знак, отсылка к собственному (воображаемому) мужеству. Поэтому, вступившему в активный диалог, их предъявлять уже незачем, личная активность и агрессия говорят сами за себя. Для женщины напротив, темные очки — скорее метафора, уже не отсылка, а символический заменитель фаллоса. И поэтому они должны предъявляться все время, быть на виду — успокаивая тревогу носителя и создавая желаемый нарциссический образ (суть нарциссизма психоанализ определяет как лишенность фаллоса, т.е. символическую кастрацию, которая не признается субъектом).

Однако мазохистская позиция отказа от себя под солнцезащитными очками — внутренне двойственна и противоречива (как всякий мазохизм). Позиция мазохиста, если ее очистить от моральной ретуши, представляется ничуть не менее странной, чем любой другой опыт бытия субъектом. Скрывая свою личность за темными очками, каждый может воочию увидеть что за объект он в глазах другого. Последнее может быть неприятным и непринятым знанием, но оно точно также может подвести к переходу от «субъективной лишенности» к принятию скрытых элементов своей личины. Если очки, в том числе и темные, это какая-то форма защиты, то отсюда еще нельзя сделать однозначного вывода. Быть может эта вещь и более востребована у неуверенных в себе людей, но и любой другой человек в той или иной степени нуждается в защите. В конечном счете, как гласит фраза, предписываемая Фройду: «сигара — иногда это просто сигара».


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+3

Author