Написать текст
Точка беспокойства

Лопату каждому дадут.

Иван Кудряшов 🔥
+11

От киношных хэппи-эндов уже тошнит. Как тошнит от фильмов для подростков, предлагающих ущербный суррогат философии, из оптимизма и наивной веры в самореализацию. Причем, подобное кино давно снимают не только Noname-режиссеры всяких «дивергентов», но и, например, Тим Бертон с его «Алисой» или Шьямалан в «После нашей эры».

И раздражают не пластиковые улыбки или бездарные сюжеты, а сама тема — тема о раскрытии талантов. Сюжет однообразный до зубовного скрежета повторяется на самых разных сценах. Всегда одна и та же история про то, что, преодолев смехотворные препятствия, молодой талант обнаруживает себя в мире, который нуждается в одаренных и творческих людях. Это, пожалуй, один из самых циничных видов вранья. Потому как вранье с историей, вранье, впитавшееся в современную культуру.

Мир вообще не нуждается. Ни в тебе, ни в твоем таланте, ни в чем ином.

Вспомним рассказ о том, как нехорошо зарывать дарование в землю — библейскую притчу о талантах. Сплошь и рядом приходится сталкиваться с непониманием этой истории. Мораль сей басни отнюдь не в том, что бог — настойчивый фанат и проповедник этики самореализации. Традиционное религиозное толкование притчи состоит в том, что господин вернется («второе пришествие») и с каждого спросит («страшный суд»), все остальное — лирика и сценический картон. Фактически же раб зарывает свой талант, убоявшись господина, а не по глупости или лени, поэтому вообще неясно откуда в культуре возникла эта идея — всегда выбирать талант, даже если нужно идти против течения. Скорей всего от тех, кто просто-напросто хотел идти против течения, и тем самым делал вклад в культуру.

Я совсем не против этой идеи, но с одним лишь существенным дополнением: мир в твоем таланте не нуждается. Мир вообще не нуждается. Ни в тебе, ни в твоем таланте, ни в чем ином. У мира нет намерений в твой адрес. Поэтому, когда история о том, как человек выбрал развивать свой талант, дополняется хэппи-эндом с привкусом морали «все правильно сделал», то я чувствую откровенный и бесстыдный обман (точнее, другое, нецензурное слово). Удача для талантливого человека — это случай, а не закон Вселенной. И без этой трезвой мысли любая самореализация — лишь метафизическое попрошайничество.

Современное общество, которое стремиться построить себя на самореализующихся индивидах — это фикция. Дело в том, что по большому счету люди никогда не ценили таланты. Вопрос даже так не стоит — «найти талант», а потому и для подавляющего числа людей он невидим. Расспросите окружающих, что они думают о талантах — это почти всегда какие-то общие слова со сказочной подоплекой (мистика рождения, выигрыш в экзистенциальную лотерею и проч.). Никакого реализма и конкретики — и откуда спрашивается люди начнут их замечать, видеть и ценить?

Ситуация в бизнесе или любой другой сфере — точно такая же. И даже в науке с искусством в наши дни ищут «хорошего ремесленника», что совсем удручает. Например, авторы, нашумевшей книги «Война за таланты» признают, что даже для подавляющего большинства крупных и успешных фирм до сих пор не характерна ставка на таланты, их поиск и развитие. И это в конторах, где все рассчитывается и планируется. В американском и японском бизнесе, где советский лозунг «кадры решают все» давно стал центральной максимой управления. А самое смешное в том, что управленцы, вдохновившиеся этой книгой, все равно будут только снимать сливки — отыскивать тех, кому уже повезло (частично реализовать и главное продемонстрировать свой талант).

Конечно, сейчас полным ходом запущены техники мотивации, все эти бесконечные мастер-классы и зомби-семинары, призывающие самореализоваться. Но с какой стати считать талантом общечеловеческий навык, подвергшийся тренировке и некоторому развитию? Все эти радостные от самораскрытия яппи редко представляют из себя человека, выбравшего развитие своего таланта, они больше напоминают надрессированного улыбчивого электроника.

И мне кажется, в этом обывательском отношении к таланту есть доля истины, как минимум доля иронии. В Евангелие от Луки эта притча рассказывает не о серебряных талантах, а о минах, т.е. мелких медных деньгах. Талант очень часто для своего развития требует огромных усилий воли, внимания, а порой и незаменимых внешних условий. Не у каждого человека есть такие возможности, и в силу этого многие таланты оканчиваются незначительным результатом, а чаще жизненным крахом. Поэтому житейская мудрость не дорожит мелочью, полагая, что большие дивиденды с нее маловероятны.

задача человека часто состоит в другом: сделать из «мне пришлось» — «Я это сделал».

По большому счету я считаю, что порой таланты нужно зарывать. И вот почему.

Каждый талант требует времени, а их иногда и не один и не два. А помимо талантов всегда имеется еще с десяток навыков, которые придется подтянуть, чтобы худо-бедно экзистировать в быту и социуме. Просто потому, что не бывает ни идеального воспитания, ни во всех отношениях замечательного детства. И все это время, которого и много (потому что часто не к чему приложить), и мало (потому что жизнь всегда спрашивает уже сегодня, а не когда будешь готов). Детство и юность, хоть и значительно пролонгированы у человеческого существа, все–таки слишком коротки для того, чтобы стать всем. Грустно, когда человек вообще отказался выбирать себя — таких людей, чей мир словно густо унавоженная талантами почва, на которой уже ничего не прорастет, предостаточно. Но человек, который стремится быть всем, или везунчик, который не принужден чем-либо жертвовать — это не менее унылые типажи.

Я еще в юности неясно почувствовал странность притчи о талантах: в ней раб принуждается к самостоятельности, но ему не дано права решать, что правильно. У притчи о талантах есть и еще один выход: «кому много дано, с того и много будет спрошено». В целом с мыслью согласен, вот только хотелось бы более подробно остановиться на этом «дано». Это ведь не просто задачка по математике. Как дано, в каком качестве? — вот весьма важные вопросы. Воспринимать любую данность как безусловное благо — высшая степень неадекватности, даже для верующего. Ведь некоторые вещи даны нам не только как дар, нуждающийся в огранке, но и как искушение, как испытание, как недосягаемый ориентир.

Мне вообще не нравится представление о таланте как о целиком положительной сущности, кем-то в нас вложенной — будто это внутренняя пружина или росток, которые должны раскрыться. Паскаль, например, своей фортуной считал слабое здоровье. Вот только остается вопросом: почему для Паскаля это верно, а для болвана, играющегося в софистику — нет? Сильный талант — это неровная зияющая дыра, которая просто-напросто тащит активность человека в определенную сторону. Именно поэтому потеря, провал иногда могут стать большой удачей.

Инсталляция Banksy в Dismaland

Инсталляция Banksy в Dismaland

Совет зарывать таланты отнюдь не ирония с моей стороны. Реалии жизни таковы, что рано или поздно практически каждому приходится чем-то жертвовать — зарывать свой талант (серебряная монета) или свою мину (мелкая медная монета). Поэтому задача человека часто состоит в другом: сделать из «мне пришлось» — «Я это сделал».

Я, например, бросил не одно занятие, которым жил по нескольку лет. Наибольшая ложь — продолжать, делая вид, что ничего не случилось. Я же выбираю продолжать работать и участвовать именно так, как будто я уже потерпел поражение. Наверняка, это не «лучший выбор», но сейчас только он представляется мне субъективно верным.

Поэтому я склоняюсь к мысли о необходимости переосмыслить отношение к субъекту в ключе минимизации. Говоря о минимизации, я не имею в виду простую логику вычитания, дескать, во мне много всего — могу дарить, могу отбрасывать, забывать. Это скорее логика усложнения собственного уравнения за счет включения отрицательных и мнимых чисел. Субъект как нечто сугубо положительное — это идеологическая конструкция, ассоциируясь с которой вы и становитесь субъектом, в смысле «подданного», подвластного и контролируемого. Без всяких иллюзий нужно признать, что этот шаг неминуем. Но всегда можно сделать следующий шаг. Он как раз и может заключаться в минимизации себя. Это означает, во-первых, признать работу всех автоматизмов, предшествующих субъекту. И, во-вторых, мне кажется, что, принимая как свои составляющие — поражения, нехватки, неудачи, расставания и т.д. (все то, от чего мы обычно бежим), человек может достичь другой формы позитивности — идущей не от содержания, а от действительности. Это нечто, определяющееся своей негативирующей мощью, подобно черной дыре. Эта сила отрицания, пусть даже в чем-то нигилистическая, необходима для того, чтобы просто быть кем-то. Каждый из нас есть прежде всего набор фактов: того, что случилось, имело место, сделано с нами. Однако если мы целиком схвачены этой данностью, то нет никакой возможности меняться, жить. На деле, нашему сознанию не дано ни целиком слиться с наличным, ни оторваться на сколько-нибудь приличное расстояние. А так хочется. Просто преодолеть гравитацию своей биографии, чтобы побыть кем-то еще, по-настоящему удивить себя самого. И это гораздо ценнее, чем какой-либо талант.

В конечном счете лишь для единиц их талант становится вызовом — себе, обществу, миру. Но чтобы вызов реализовался в значимое событие, требуется нечто большее, чем просто позыв к нему. Это и есть талант. Все остальное — пахота. Так что бросайте мелочь в землю. Все так делают.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+11

Автор

Иван Кудряшов
Иван Кудряшов
Подписаться