Create post

Культурная революция Михаила Погарского

Иван Замятин 🔥comments1

«Книга художника [+]» Михаила Погарского уникальна по многим параметрам. Во-первых, она претендует на арт-идеологию, чего после концептуализма на более-менее серьёзном уровне, кажется, не наблюдалось. Но, и здесь ещё одна особенность этой книги, речь идёт не об идеологии какого-то нового направления или движения искусства наподобие футуризма, дадаизма, сюрреализма, леттризма. Речь идёт о всём разнообразии культуры и искусства! Добавление слова «культура», в данном случае обязательно, поскольку Погарский предлагает выделить Книгу художника в отдельное явление культуры, наряду с литературой, музыкой, архитектурой и визуальным искусством. По сути, в данном случае можно говорить не об идеологии, а скорее о гипотезе развития культуры. Погарский предсказывает тотальное торжество синтеза по всем направлениям культурной деятельности, и уж тут дело каждого художника, принимать эту гипотезу на веру, и, следуя ей, оказаться на переднем фронте искусства, или нет. Разумеется, разговоры о смерти постмодернизма идут уже более десяти лет и за это время многие философы предлагали различные теории, пытающиеся так или иначе проследить новые тенденции в искусстве и культуре: пост-постмодернизм, гипермодерн, цифромодернизм, псевдомодернизм, автомодернизм, альтермодернизм, метамодернизм, ремодернизм, реконструктивизм, обновизм, неоромантизм, новая искренность и т.д. и т.п. Но как верно заметили Тимофей Вермюлен и Робин ванн дер Аккер что «такое разнообразие стратегий выражает множественность структур ощущений. Однако, то общее, в чём они все сходятся — это типичное метамодернистское раскачивание, безуспешные переговоры между двумя противоположными полюсами. В перформатистской попытке бросить вызов космическим законам и силам природы, в попытке необратимое превратить в преходящее, а мимолётное — постоянным, оно драматически себя выражает. В попытке Романтического Концептуалиста преподнести обычное — загадочным, привычное — подобающим чуждым, оно показывает себя менее эффектным, как безуспешные переговоры между культурой и натурой. Но обе эти практики предназначены для исполнения миссии или задачи, которую они знают что не должны, не могут, и никогда не смогут завершить: объединение двух противоположных полюсов» (1). Погарский взамен раскачивания предлагает синтез, а вместо «безуспешных переговоров» продуктивный диалог. Совсем не обязательно объединять противоположные полюса, достаточно выстроить между ними платоновскую метаксию, напряжение, синергию взаимодействия.

Автор рассматривает соотношения трёх базовых культурных парадигм: классицизма, авангардизма и постмодернизма. «Казалось бы, чего уж проще: взять все плюсы от трёх основных мировых «арт-конфессий» и отказаться от их минусов?! Необъяснимо, почему это простое до гениальности решение до сих пор не поднято на щит современного искусства?!» (2) — вопрошает он в своей книге. Если принять классицизм за тезис, авангардизм за антитезис, то пришедший им на смену постмодернизм должен был бы осуществить синтез. Но этого не произошло, да и сам постмодернизм на это никоим образом не претендовал. Он был всего лишь промежуточной стадией, определённым «рассеиванием» сконцентрированного по своим арт-цехам искусства. Не смог взять на себя синтетические функции и интернет, который по своей идеологической природе максимально близок к принципам постмодернизма. И, следовательно, эпоха синтеза, которую предрекает Погарский, всё ещё ждёт своего часа. Подчеркнём, что речь идёт не об отрицании и тем более не о наследовании модернизма или постмодернизма, но об их преодолении и выстраивании новой вневременной концепции искусства.

Автор предлагает в качестве основного инструмента тотального синтеза Книгу художника, и это ещё одна немаловажная особенность новой идеологии. Идеи синтеза искусств были очень популярны в конце XIX начале ХХ века, но там всё время речь шла о некоем масштабном синтетическом произведении, требующем титанических усилий и подключения к его исполнению огромного количества людей. Например, для идеального исполнения «Мистерии» Скрябина необходимо было задействовать всё население Земли. Книгу художника искусствоведы традиционно относят к малому синтезу искусств. И вот эта «малость» неожиданно становится очень важным достоинством. Поскольку вслед за ней идёт доступность, простота, демократичность, интернациональность и «интержанровость». Книга художника не требует каких-то гигантских затрат и использовать её в качестве синтетического инструмента может практически каждый. Идеология тотального синтеза, предлагаемая Погарским, уходит от идеи соборности к массовой рассредоточенности. «Это новый способ организации целостности, допускающий на древовидной структуре ризомические образования и, наоборот, позволяющий вырастать из ризомы стройному дереву смыслов, низводя последнюю лишь к начальной точке» (3).

Сама «Книга художника [+]» может служить примером синтетического исследования. Погарский не столько анализирует Книгу художника (хотя и анализ безусловно присутствует (4), сколько прослеживает её связи в пространстве и времени искусства и выстраивает между ними художественные диалоги. Он и читателя постоянно зовёт к диалогу, размышлению, дискуссии. Это отнюдь не сухой академический учебник, но свободная, нарушающая многочисленные правила творческая работа, предполагающая активное соучастие читателей.

1. Timotheus Vermeulen and Robin van den Akker. Journal of Aesthetics & Culture, Vol. 2, 2010 DOI: 10.3402/jac.v1i0.5677 http://www.aestheticsandculture.net/index.php/jac/article/view/5677. Перевод на русский — Андрей Есипенко, 2015

2. Михаил Погарский. Книга художника [+], Москва, 2015, с. 31

http://www.pogarsky.ru/cgi-bin/foremanel.pl?mod=books&a=books&id=316

3. Там же. с. 70

4. Там же. Весьма характерно название одного из разделов книги «Анализ, как часть тотального синтеза», с. 49

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author